Главная » Статьи » Авторский дневник

Методички: откровенный - даже для свободы слова – рассказ об этих вузовских копроизданиях

© Денис Паничкин

 

На время написания статьи это моё мнение. Я допускаю, что существуют подобные мнения, но их боятся высказывать, тем более – так открыто, как это делаю я. Методички, точнее, заявленные в них требования, часто никакой научной ценности не имеют, но причиняют много страданий тем, кто пишет работы. Я и ранее немало написал про такие требования, но ранее как-то не задумывался, мне это подсказали: если «в каждом вузе свои требования», то почему стандарты, устанавливающие эти «свои» требования, называются «государственными»? Ведь вуз – не суверенное государство. А что это за требования, даже выбранное название (по аналогии с «копросборниками») и данные мной подзаголовки скажут много – и одновременно недостаточно!

 

Брр!

 

Гадать, как пишутся методички, я даже не собираюсь. Допускаю только, что пишутся они с сознательным намерением причинить страдания тому, кто будет писать работу. Потому что все эти требования по оформлению не только не повышают качество работы, а даже снижают его, поскольку делают текст трудночитаемым. Ещё больше страданий доставляют требования по проценту «оригинальности», как это издевательски продолжает называться. Преподаватели знают, что в настоящее время неизбежно понижение процента (темы и тексты остаются более или менее однородными, а программы проверки постоянно совершенствуются), но знают и делают – цинично требуют его повышения. И если раньше они действовали экстенсивно, то с 2016 года – интенсивно, стараясь снизить процент. Например, для этого используются «закрытые вузовские» программы, о чём в методичках, конечно же, не пишут. Или преподаватель, проверив работу на процент и получив полнотекстовый отчёт, требует вычеркнуть именно те страницы, которые программа считает «оригинальными». Даже если без них раскрыть тему нельзя, в этом случае этот копропрепод создаст себе сразу две возможности не принять работу: низкий процент и несоответствие теме, причём он даже слушать не будет, что и то, и другое – продукт его активной деятельности. А то и сам займётся рукосуйством, внося в работу самовольные «правки».

Понятно, что у профессионального исполнителя такие методички, и тем более – категорические требования «всё по методичке» (даже если это можно сделать только ценой потери соответствия теме) вызывают даже физиологическое отвращение.

Если, по мнению Юлии Латыниной:

 

... частенько самый законопослушный гражданин, у которого очередной гаишник нагло, не стесняясь, вымогает деньги, шепчет про себя: «Ублюдки. Выродки. Всех перестрелять»,

 

… то можно представить, что переживаю в такие моменты я, желанием которого было и сейчас остаётся насильственное изменение существующих порядков. Изменение возможно только насильственное, а существующие порядки мне настолько невыгодны, что естественным моим желанием становится найти готовое войско, которое сразу примет меня, как вождя, с личным составом из любых врагов действующих порядков. И после своей победы, по праву победившей стороны я заведу свои порядки, по умолчанию: если я не найду удовлетворительной замены порядкам «старого режима», они будут заменяться противоположностью. Нет, я никогда не мечтал быть не президентом, не Российской, не Федерации. Моя чёрная (как вариант – зелёная) мечта – стать диктатором унитарного государства на всей территории как минимум бывшего СССР, где будет запрещено писать и произносить в политическом значении слова «Россия» и «русский», и даже Президентский мост через Волгу будет переименован в Диктаторский. А в образовании – восстановить систему 1920-х годов, когда управленческие функции будут отобраны у преподавателей и переданы студенческим профсоюзам. Мало того, преподаватели будут прикреплены к рабочим местам, и уволиться смогут только с разрешения профсоюзов, чтобы труднее было уйти от расправы.

Вот в какое состояние ярости приводят меня требования методичек, которые я воспринимаю как помеху в работе. Причём придуманные преподавателями «правила» ничем не обоснованы.

 

 

Пример бессмысленных замечаний

 

Но пишутся они не так просто, а с конкретной целью: чтобы преподаватели могли законно и безнаказанно не читать работы, не отказавшись при этом от незаслуженных выплат за «научное руководство».

Один из таких преподавателей (который заодно, как видно из предоставленного мной доказательства, прислал методичку «после», то есть когда работа написана и имеет завершённый вид; в данном случае разрыв во времени составил почти два месяца!) проговаривается. Привожу дословно, что он написал:

 

Поясняю: много воды, а по пунктам расписано очень сжато, по одному предложению. Скину пример и методичку. ВВЕДЕНИЕ и ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Тут важно понимать, что введение и заключение - не предисловие и эпилог, а отдельные части работы. Они выполняют функцию презентации. Наша цель - чтобы человек, НЕ ЧИТАЯ САМОЙ РАБОТЫ, мог понять: ИЗ ВВЕДЕНИЯ: о чем работа. ИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЯ: какие итоги работы. Поэтому во введении мы четко, по плану описываем: вступительный абзац в свободном стиле: актуальность исследования; объект исследования; предмет исследования; цель исследования (она должна быть одна); задачи исследования (их несколько, я рекомендую формулировать их, глядя на оглавление работы. Каждый параграф = одна задача); теоретическая база исследования (фамилии основных авторов, на теоретические работы которых вы опираетесь) эмпирическая база исследования (какой материал и за какой период вы использовали в практической части работы); методы исследования; рабочая гипотеза (можно обойтись без нее в творческих работах); научная и практическая значимость; структура работы. В ЗАКЛЮЧЕНИИ нужно сформулировать конкретные выводы из работы - без всякой воды. Рекомендую опять же смотреть на каждый параграф работы и сделать из него один, а то и два-три вывода. Не страшно, если вы эти выводы уже сделали внутри работы, тут их можно повторить. В конце заключения можно себе позволить фристайл в виде одного абзаца о значении и перспективах дальнейшего исследования темы. Подробности - в методичке.

 

Основное в этом «шедевре» современного «научного руководства» (два месяца «нагрузки» этому преподавателю, несомненно, оплатили), конечно же, «не читая самой работы». Требования пишутся ради того, чтобы преподаватели не читали работы, но сохраняли при этом право оценивать их. Ради этого в Высшей школе корпоративного управления (входит в состав скандально известной Российской академии народного хозяйства и государственной службы, которую интересует «Дворник на российском престоле», впрочем, сейчас разве что престол заменили республиканским аналогом) даже целую презентацию разработали, а методичку с массой приложений и формой титульного листа создали с требованиями до формализма.

 

 

Ещё дальше пошёл Национальный исследовательский Московский государственный строительный университет. В дипломных работах преподаватели требуют больше рисунков безотносительно к тому, на какую тему работа. Конечно, чтобы работу можно не читать. Но всего за два дня до защиты узнаёшь, что рисунки разрешаются только выполненные средствами рисования Microsoft (и в дипломной работе в документе Word, и в прилагаемой к ней презентации PowerPoint). Выполнить их непросто, а ряд рисунков могут вовсе не вписываться в документы. И это нужно сделать срочно, преподаватель цинично не слушает, что вузовский шаблон презентации (новая мода, объявившаяся с весны 2017 года) он предоставил за те же два дня. И надо до формализма расписать всё в слайдах этими самыми средствами рисования. Попробуй впиши буквенным бисером длиннейшие формулировки глав и параграфов. Нельзя таблицы, нельзя текст, и это уже не методички, а сознательное издевательство со стороны преподавателей.

 

 

 

Выдержка из шаблона презентации

 

Студенты, запуганные и обманутые, не могут даже получить представление: если рассматривать образование как услугу, и если преподаватель дал ошибочные требования к конкретной работе, то он должен отвечать за это и принять работу по составленным им ошибочным требованиям.

Наконец, наиболее отвратительным памятником преподавательского цинизма является методичка по менеджменту Факультета дистанционного обучения Челябинского государственного университета, которая в практической части была полностью списана с методички по дисциплине «Социальный предприниматель», преподаваемой в Кубанском государственном университете. Понятно, что методички на Антиплагиат не проверяются, и числящийся автором-составителем С.В. Домрачев получил за свой плагиат гонорар, «не отходя от кассы». Поощрены были, несомненно, проректор по учебной части С.В.Бирюков, председатель Учёного совета Факультета дистанционного обучения Ш. Ш. Ягафаров, заведующий кафедрой менеджмента С.А. Головихин, начальник образовательной политики С.П. Еремеева (все они поименованы в МУ) и многие другие. О том, что представляет названное копроиздание, читатель может узнать из фрагмента моего письма.

 

Написал, скажем правду, то, что мне как автору не нравится…

Методичка рассчитана на новое ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ предприятие, аптека же по определению – скорее ТОРГОВАЯ, хоть и специализированная, организация.

Далее, методичка написана под конкурентоспособность ТОВАРА, а у аптек ассортимент более-менее один и тот же, поэтому работа сделана под конкурентоспособность ОРГАНИЗАЦИИ. Это самое существенное, почему аптека в МУ не вписывается иначе как с абсурдом.

К тому же методичка списана, в Интернете вы найдёте много её копий, задолго до 2017 года.

[www.trud22.ru/smi/izdaniya/met_rec/]

[www.sgpi.ru/userfiles/Предпринимательство%20и%20бизнес.doc]

И ещё много других.

 

Обратите внимание на первую ссылку. Это – информационный портал Алтайского края по труду (22 - код региона, для Кубани он был бы другой - 23). То есть бизнес-план для безработных, предназначенный для получения субсидии. Понятно, что не для всех – для «некоторых». И мне вспомнились два заказа, один из которых датирован 2009, а другой – 2011 годом. Первый был связан со службой занятости Красногвардейского района Санкт-Петербурга, второй – с Комитетом экономического развития, промышленной политики и торговли Правительства Санкт-Петербурга (КЭРППиТ). А в 2015 году выяснилось, что в основе – всего лишь методичка Политехнического университета! Ну, здесь хоть не на другом конце страны, а в своём регионе … Подробно об этом можно прочитать в моём журналистском расследовании «Политехнические распилы».

Понятно, что всё это вызывает то самое биологическое отвращение, когда твой достойный труд оплачивается меньше, чем чьё-то безделье или, хуже того – литературное воровство (самое решительное словарное определение понятия «плагиат»), и эти самые копропреподы - бездельники и плагиаторы – мало того – ещё оскорбляют и унижают твои работы и подстраивают так, что и студенты им пособничают в этом.

 

Чушь собачья

 

Немало глупостей в методичках я видел и раньше. И даже описывал их. Глупости были и по структуре работы, и по оформлению. Но в 2017 году копропреподы и их задопротирщики из вузовских нормоконтролей откровенно сорвались, ощутив безнаказанность.

Цинизм копропреподов выражается в избирательном внимании или невнимании. Они сознательно видят в работе «плохое», и уже не придумывают, а сами создают его, так же сознательно они не замечают хорошее. А его немало, хот бы потому, что написанные мной работы – хорошие по определению.

Все эти требования к оформлению – то же самое, что и продвижение марининых, шиловых и введенских. Оценка работ строится в современных вузах по аналогии: «Если печатает крупное издательство, значит Шилова этого стоит». Если работу приняли сразу, это хорошо, сдать и забыть. И не задумываются, как написано: часто – безграмотно, что современная массовая проза, что «оригинальный» бред в ВКР – выпускных квалификационных работах, как сейчас называют дипломные. Точно так же преподаватели кидаются, если вместо «организация» исполнитель написал «предприятие». И это не простое проявление агрессии, это результат пропаганды, направленной на осмеивание труда («чтобы трудились и стыдились»). «Организация» может означать что угодно, даже специально созданную структуру для хищения бюджетных средств, а и среди преподавателей немало таких «разворолей». То есть «организация» может вовсе не означать существование настоящей предпринимательской деятельности. Предприятие же всегда вызывает представление о работе, о производительном труде. Так что здесь подмена того же рода, что «образовательное учреждение» вместо «школы». Я нарочно в работах писал «школа» и «предприятие». Это не ошибки, а мои убеждения, которые, как нормальные, трудно продвигать в условиях притязания ненормальности в лице копропреподов и их задопротирщиков на привилегированное положение.

Именно эти притязания и порождают нынешние требования к структуре работ и к их оформлению. Под видом красивого оформления в кино и песнях продвигаются разрушающее, деструктивное, бессодержательное, зато есть «контент».

И этот «контент» я называю просто – чушь собачья.

Например, в Университете ИТМО при выполнении контрольных работ в буквальном смысле заставляют разгадывать кроссворды.

 

 

Это комический пример, а вот дальше пойдут трагические.

В Санкт-Петербургском государственном технологическом институте нормоконтроль сейчас управляет открыто – пострашнее, чем семь лет назад в Современной гуманитарной академии - до написания рецензий на работы и присвоения права решающего голоса о допуске работ к защите. То есть деньги получают гарантированно все – и копропреподы, и их прихлебатели и задопротирщики, а никакой ценности работы не имеют. Даже нарочно заставляют уродовать их, а потом не допускают к защите.

Методички в структуре требуют притягивать практику туда, где тема чисто теоретическая, и практическое её приложение в отношении студентов первого курса выглядит лицемерием. Как это можно сделать по такой теме - «Кривые безразличия и линия бюджетных ограничений»? Любое приложение названного выходит за рамки скудного курса экономической теории, и преподаватель поймёт, что перед ним несамостоятельно выполненная работа. А если она ещё и хорошо написана, преподаватель точно устроит скандал.

 

 

Вот такие противоречивые требования придумывают преподаватели

 

Особенно глупыми выглядят методички упоминавшегося выше Политехнического университета, на титульных листах которого красуется гордая надпись «имени Петра Великого». Но когда почитаешь методички и тем более – написанные в этом вузе работы (у меня немало было конфликтов только потому и именно потому, что я пишу хорошие работы, а в данном вузе методички специально написаны под предпочтение уродства) … Вспоминается сатирическое стихотворение С.Я. Маршака «Карл и карлик» - о возможной реакции императора Карла Великого на то, что его именем назвали премию мира и присудили её К. Аденауэру – во внешней политике идеологу немецкого реваншизма, что отдаёт лицемерием. Если следовать логике Маршака, то пусть лучше на титульных листах этих методичек пишут имя Петра III.

Но это не маразм, это цинизм. Ощущение преподавательской безнаказанности. И мои высказывания о насильственном изменении существующих порядков – это выражение намерений спасти образование. Иногда я вспоминаю конец «Голодных игр», когда после переворота новый президент Койн предлагает устроить последние «Голодные игры» в порядке мести – для детей свергнутой элиты. Больше чем согласен с этим – вопреки авторской позиции С. Коллинз в данном случае (как вариант – предлагал в одной из рецензий публично казнить 7500 детей капитолийцев – по 100 за каждый год их правления). Для меня расправа над побеждёнными представителями элиты «старого режима» и их детьми входит в мою политическую программу. И с преподавателями после отъёма у них управленческих функций, которые, как я указывал выше, будут переданы студенческим профсоюзам, посчитаться стоит. Раньше я предлагал жечь методички на их спинах. Сейчас считаю это помилованием. Преподавателям нужно устроить состязание: заставлять их оформлять работы по придуманным им методичкам, подгонять процент по антиплагиату без кодировки.

Мои взгляды пояснит мой короткий рассказ, который я впервые решился записать, хотя придумал его ещё в 1998 году.

 

Преступники поймали сотрудника полиции и бьют его в подвале, подвергая различным пыткам, но только тем и именно тем, которые – по сведениям правозащитников – применяет сама полиция. Сотрудник полиции плачет, преступники смеются и снимают его мучения на видео и прямо у него на глазах выкладывают в Интернет. А когда он начинает молить о пощаде, то мстители резко перестают смеяться и говорят ему:

- А ты забыл, как в отделении издевался над нами?

- Да я там был не один! – плачет он.

- Ничего, и до них доберёмся!

В это время двое новоприбывших мстителей втаскивают ещё одного сотрудника полиции, связанного колючей проволокой. Первый, узнав его, выдавливает из себя:

- Ну, Коля, меня они помучают, но отпустят! А тебе отсюда живым не уйти!

 

Если преподаватели и нормоконтроль присваивают себе функции власти, то как бы они выглядели, если у них эту власть отнять (после переворота можно легально и безнаказанно устанавливать любые порядки по праву победившей стороны, в том числе противоположные «старому режиму»). И это тоже входит в мою политическую программу: пусть на своих шкурах попробуют все эти издевательства!

 

Апофеоз идиотизма

 

Призыв к ответному унижению обидчиков обоснован: всё больше методичек пишется с расчётом под такие «методы управления», когда организаторы в лице преподавателей выколачивают «нужные показатели» и сами же мешают их получению. И это скорее цинизм, осознание собственной безнаказанности. Самое худшее унижение – заставлять человека выполнять одну и ту же бессмысленную работу. А названный «метод управления» ещё может оказаться и выгодным копропреподам: отъём чужих ресурсов и чужого труда. Жертва пойдёт на такие уступки, «лишь бы отстали». Поэтому копропреподы и создают внутривузовские «копроиздания». И возводят написанное в методичках на степень догмата, даже если написанное содержит грубые ошибки. Культ, который следует назвать апофеозом идиотизма.

Все эти методички учат только стремлению отчитаться во что бы то ни стало. И поэтому все они содержат роспись «ключевых компетентностей», которые следовало бы называть как раз наоборот – «ключевой некомпетентностью», в единственном числе, потому что всяких ПК-номер и ОК-номер много, а общая некомпетентность – и преподавательская, и воспроизводимая благодаря таким преподавателям некомпетентность массово штампуемых горе-специалистов – одна, но стоит всех ПК-номер и ОК-номер, вместе взятых!

Методички также свидетельствуют о тенденции шарафанизации образования. Шарафановщина распространяется, как чёрная зараза, и проникла в Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения. Методички этого вуза включают две обязательные таблицы (при любой теме работы!), выполненные в ГУСЭшном духе. В первой из них, озаглавленной «Динамика экономической деятельности», показатели намешаны все подряд (и ликвидность непонятно какая, и оборачиваемость непонятно чего), что даже по ГУСЭшному счёту выглядит бессмыслицей. Действительно, «смешались в кучу кони, люди». Но если посмотреть вторую таблицу, то здесь приходит на память «Тупой и ещё тупее». В ней должны быть основные недостатки деятельности любой организации, должны быть факторы, определяющие эти недостатки, и должны быть пути решения проблемы. Насколько в приводимом примере каждое следующее соответствует предыдущему, предлагаю читателям оценить самостоятельно. Мне же представляется, что всё буквально «за уши притянуто». И то же самое происходит при написании ВКР (настоящую дипломную работу, не суррогат, по такой методичке написать едва ли возможно, и даже если это сделаешь, ответной реакцией будет всё тот же скандал).

 

 

 

Скриншоты, подтверждающие написанное (они кликабельны)

 

Особенно оборзели «нормоконтрольщики» из колледжа при Университете технологии и дизайна. Подай им заголовки глав кегами 24, а параграфов – 20. И ещё 20 страниц таких же идиотских требований, со ссылкой на несуществующее приложение не несуществующей 21-й странице. Я помню основной вуз, когда в 2014 году они решили, что раз в методичке не сказано про руководителя и главного бухгалтера, то писать про них в курсовых нельзя. Но колледж при вузе переплюнул в апофеозе идиотизма сам вуз, при котором он находится.

И требования преподавателей в вышеупомянутом апофеозе идиотизма выходят даже за пределы написанного в копроизданиях! Преподаватели считают себя вправе не читать работу, если хотя бы в одном требовании есть расхождение с методичками (заголовки «не тем» шрифтом, нумерация проставлена «не там»), или же если каких-то десятых и (в моей практике встречалось) даже сотых долей процента не хватает до «нужной нормы» антиплагиатной «оригинальности». В действительности копропреподы изначально не хотят читать работу, а их задопротирщики из антиплагиатных подразделений и нормоконтроля выполняют свою работу формально. Студентов сейчас не учат ни оформлять работы, ни работать с программой Антиплагиат. Это не просто невыгодно, потому что обучать этому – сразу лишиться большей части возможности поиздеваться над студентами, продемонстрировать своё превосходство.

Наконец, сами работы становятся не просто не соответствующие темам – у них нет даже темы! Вот план основной части выпускной квалификационной работы из двух глав, которую мне довелось дорабатывать за другим исполнителем (введение, заключение и список литературы были, само собой разумеется).

 

Глава 1. Теоретические вопросы исследования маркетинговой деятельности оптового предприятия

1.1.Сущность и содержание маркетинговой деятельности

1.2.Особенности маркетинговой деятельности оптового предприятия

1.3. Анализ маркетинговой деятельности оптового предприятия на примере ООО …

 

Глава 2. Роль вербальных методов в обучении работников

2.1. Сущность, содержание и виды вербальных методов обучения

2.2. Возможности применения вербальных методов обучения работников ООО …

 

Любой грамотный, умеющий читать, и имеющий хотя бы примитивное представление о дипломных работах, или хотя бы их современных суррогатах под названием ВКР, воскликнет: да это же главы от разных работ, на разные темы, даже по разным дисциплинам! Работа составлена из частей различных документов! Да, это так, но на такие резонные заявления преподаватель никоим образом не реагировал и даже шантажировал студентку. Конечно, многие преподаватели осознают собственную неправоту, но осознают и то, что эта неправота им выгодна и удобна. И всё же в данном случае действия преподавателя отдают бесцельем. Или же у копропреподов как складывающегося подвида в условиях дегенерации как одного из эволюционных механизмов такое поведение уже начинает устанавливаться на уровне инстинкта.

Само массовое появление таких методичек означает необходимость немедленно объявить чрезвычайное положение во всём российском образовании, если, конечно, руководство страны не хочет повторения событий Франции 1968 и Греции 1973, и года, который даже при подавленных студенческих выступлениях (и в первом, и во втором случае) был отставлен правительствам этих государств, у России может и не оказаться.

 

Примечание: методички, упоминаемые в рассказе, на которые нет отдельных ссылок, можно скачать одним архивом.

Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (30.07.2017)
Просмотров: 101 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0