Главная » Статьи » Авторский дневник

Общественный вред вузовских антиплагиатов

© Денис Паничкин

 

Решил написать ещё про проверки работ антплагиатными программами, на этот раз вузовскими. Я осознаю, что ни одна такая заметка, ни даже самое мощное исследование, доказывающее ошибочность таких проверок, правовых последствий не повлечёт. Потому что копропреподы будут применять эти программы в условиях студенческих настроений «сдать и забыть».

Да и хочу я не правды, а победы, то есть - чтобы любое дело, любой вопрос с моим участием решались так, как на пользу мне, хотя бы многим и многим от этого будет плохо (кто окажутся эти многие и многие – тоже решать буду я; разумеется, все, кто не прислушивается к моим советам – вне очереди в такие попадут). Хотя бы и неправ я был! Просто выгодной мне несправедливости в природе не встречается, а мои попытки вывести её искусственным путём нарывались на агрессию.

А сейчас я хочу оградить себя от новых необоснованных претензий, тем более, что студенты, оказывается, всё больше не знают, что все эти «50 % оригинальности» и «30 % цитирования» берутся не сами по себе, они не знают о самом существовании отчётов о проверках! А о полном тексте, цвете и документах в ПДФ приходится подробно им рассказывать! Присылать в качестве примеров сохранившиеся у меня отчёты!

Во всех таких отчётах есть текст сопровождения:

 

Заимствования - доля всех найденных текстовых пересечений, за исключением тех, которые система отнесла к цитированиям, по отношению к общему объему документа.

Цитирования - доля текстовых пересечений, которые не являются авторскими, но система посчитала их использование корректным, по отношению к общему объему документа. Сюда относятся оформленные по ГОСТу цитаты; общеупотребительные выражения; фрагменты текста, найденные в источниках из коллекций нормативно-правовой документации.

Текстовое пересечение - фрагмент текста проверяемого документа, совпадающий или почти совпадающий с фрагментом текста источника.

Источник - документ, проиндексированный в системе и содержащийся в модуле поиска, по которому проводится проверка.

Оригинальность - доля фрагментов текста проверяемого документа, не обнаруженных ни в одном источнике, по которым шла проверка, по отношению к общему объему документа. Заимствования, цитирования и оригинальность являются отдельными показателями и в сумме дают 100%, что соответствует всему тексту проверяемого документа.

Обращаем Ваше внимание, что система находит текстовые пересечения проверяемого документа с проиндексированными в системе текстовыми источниками. При этом система является вспомогательным инструментом, определение корректности и правомерности заимствований или цитирований, а также авторства текстовых фрагментов проверяемого документа остается в компетенции проверяющего.

 

В «компетентности проверяющего» я сомневаюсь, зато не сомневаюсь в его заинтересованности. Заинтересованности снизить процент. Хотя бы то, что цитирование приравнивается при таком подходе к плагиату (заимствованиям из указанного пояснения), то есть во внимание принимается только процент того, что считается «оригинальностью» (и насчёт этого понятия я повторяться не буду, много написал уже, зачем перепевать самого себя). Но то, что цитирование обозначается зелёным, а заимствования (и то, и другое – с точки зрения настраиваемой программы) – красным, тоже цинично игнорируется копропреподами, которым выгодно прикидываться дальтониками.

Выгодно потому, что данные программы являются «вспомогательным инструментом» совершенно в их другом деле – практике нечтения работ, уклонения от научного руководства, ответственность за которое копропреподы окончательно сложили с себя, получая при этом оплату нагрузки за него. Я уже не говорю о грантах «на информатизацию», поскольку подразделения по проверке относятся формально к «информатизации», то есть – кормушке и для вузовского руководства, и для ЗАО «Анти-Плагиат» (или другой компании-разработчика, в зависимости от используемой программы, но какая разница, кто обворовывает образование).

А процент снижается очень активно. Есть такие вузовские программы, которые списки литературы целиком считают цитированием, а натяжка, чтобы объявить это уже плагиатом – сложившаяся практика поведения копропреподов.

Из модулей, которые использует вузовская программа, начну с «Модуля поиска Интернет». Он – единственный, который полностью лежит в свободном доступе. А списывать можно только то, что лежит в свободном доступе. Но обратное утверждение неверно, вспомним хотя бы случаи из моей практики, когда программа приняла конституционное законодательство Литвы и Эстонии за … немецкое, при том, что названные республики – президентские и унитарные, а Германия – парламентская и федеративная.

Коллекция еLIBRARY.RU – менее свободная, можно только для зарегистрированных пользователей. Но здесь выступает то, что списывать и то надо уметь, а многие статьи из еLIBRARY.RU пишутся ради формальных показателей, как «индекс Хирша».

К ним в последние годы примазались такие новые модули, как «Модуль поиска перефразирований eLIBRARY. RU» и «Модуль поиска перефразирований Интернет». Но программа определяет их произвольно. В моём случае это были указания на нетематические страницы или же такие, которые я по убеждениям не использую (например, о раннем обучении иностранному языку). Проверка каждой такой ссылки опровергла бы «списывание», но копропреподы даже не собираются проверять их. Им процента «достаточно», а на деле – им нужно создать ситуацию «презумпции виновности», а проверка и по объёму равносильна чтению работы, тогда как «проценты» приспособили именно для того, чтобы работы не читать, и одновременно копропреподам не нужно, чтобы сфабрикованное обвинение развалилось, а ведь развалится при тщательной проверке в большинстве случаев!

Модуль поиска переводных заимствований включает в себя англоязычные документы и алгоритм, который проверяет документы на русском языке и сравнивает их с англоязычными источниками (переводные фрагменты текста маркируются как заимствования). То же самое – сложившаяся практика принятия без проверки.

Модуль поиска своего вуза и модуль «Кольцо вузов» - поиск заимствований по коллекциям документов вузов участников проекта (более 1 млн. источников). В свободном доступе эти документы не лежат, и оказаться списанными без дозволения преподавателей не могут. Первый случай, когда преподаватели сами продали дипломную работу и сами же потом провалили, я помню по практике 2014 года, тогда не было ещё «Кольца вузов», но вузовские программы появлялись, и при реорганизации свои базы объединили ФИНЭК и ИНЖЭКОН.

«Сводная коллекция ЭБС» - поиск по коллекциям учебной литературы: ЭБС Университетская библиотека онлайн, ЭБС Лань, ЭБС Юрайт, ЭБС Айбукс, ЭБС Book.ru, ЭБС БиблиоРоссика (более 440 тыс. источников) и «Коллекция РГБ» - также не лежит в свободном доступе и также не может быть списано без дозволения администраторов (просто не придёшь и не зарегистрируешься даже).

Теперь отмечу те модули, которые программа считает, как «цитирование». Это и собственно «Цитирование», и «Модуль поиска библиографических записей», который иной раз списки литературы целиком выдаёт как цитирование, и «Модуль поиска общеупотребительных выражений». Казалось бы, последний должен был предотвратить «засчитывание за плагиат» этих устоявшихся выражений при обязательном научном стиле текста. Но это теперь делают копропреподы, поскольку для них цитирование и плагиат – одно и то же, они прикидываются дальтониками.

Цитирование выдаёт и проверка по расширениям: «Модуль поиска ИПС «Адилет», «Коллекция ГАРАНТ», «Коллекция Медицина», «Коллекция Патенты». Но если ГАРАНТ – это справочная правовая система (к сожалению, в настоящее время уступающая СПС «Консультант Плюс»), то использование остальных – то же самое, что приглашение астролога в студию передач на семейную тематику. «Адилет» - это казахская правовая система, аналог ГАРАНТа. «Медицина» - какое отношение имеет к работам не на медицинскую тематику? Но зато это расширение засчитывает за цитирование целые параграфы в работах по психологии и некоторых правовых (например, по уголовному праву, где определяется степень причинения вреда здоровью; по праву социального обеспечения, если работа посвящена пенсиям по инвалидности). Про «Патенты» я ничего сказать не могу, но мой вывод один: списывать можно только то, что лежит в свободном доступе. Большинство же названных «источников» в свободном доступе не лежат. Да и те, что «лежат», или доступны при регистрации, тоже следует проверять. И при проверке можно было бы «скостить» добрую половину того, что программа выдаёт как «заимствование» и тем более «цитирование».

Но не таковы копропреподы в своём ощущении сытости и безопасности.

Я уже не раз говорил, что скандалы, связанные именно с «процентом», заканчивались преподавательской «рекомендацией» воспользоваться услугами «нужной» компании или программы. Например, копропреподы юридического направления ГУАП «рекомендовали» в 2017 году «Антиплагиат Фокс». Эта программа разделяет слова на слоги, и каждый из них идёт как бы с новой строки в отчёте на Антиплагиат в полном тексте, но при этом внешне текст выглядит как обычный. Но когда заказчики попрекнули меня, что я не умею «делать проценты», заодно прислав на корректировку по оформлению обработанный документ я убедился, что из-за обработки «Антиплагиат Фокс» стало физически невозможно вносить никаких правок – ни по содержанию, ни по оформлению, как в документ «только для чтения», с той разницей, что отключить эти ограничения уже нельзя. Позже я осознал не только техническую, но и нравственную сторону этого случая и подобных ему: преподаватели юридических специальностей учат студентов нарушать законы!

Подтверждением этого служит то, что сейчас, несмотря на все модули поиска рерайта Интернете и еLIBRARY.RU, на все «продвинутые» алгоритмы, - насколько позволяют судить различные запросы, - сервисов плутовства с процентами стало в полтора раза больше, а кодирование – открытым. Я даже допускаю, что и практика нелегальной продажи доступа к вузовским программам вовсе не прекратила своё существование, хотя и там плутовство немалое (я решил называть это плутовством, поскольку «обман» - общее понятие, а «мошенничество» - специализированное в уголовном праве, и этих плутов не только не судили, - даже не подозревали ни по какому делу). Только теперь копропреподы через секретарский персонал сами дают потихоньку доступ этим плутовским компаниям.

Передо мной статья на тему «Контроль качества аудита в России». Место предоставления - X Международная студенческая научная конференция «Студенческий научный форум – 2018» Автор - Усова А.С., представляет ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства государственной службы при Президенте Российской Федерации» Среднерусский институт управления. На сайте конференции документ представлен в ПДФ и в виде Web-страницы. И в последнем случае видно, что в таблице есть однопикселевый текст по истории (собственно – образованию СССР), совершенно другая дисциплина и другая тема! И администраторы сайта это выложили открыто! И им, и тому, кто текст кодировал, это сошло с рук!

 

 

Всё это говорит о том, что Антиплагиат отошёл от своего назначения, если оно было таким. Настоящим плутам он оказался небольшим замешательством. А вот тем, кто хорошие работы пишет, - настоящей помехой. Процент, выдаваемый программой, уже не означает действительного списывания, особенно если учитывать, что большинство «источников», согласно названным модулям, в свободном доступе не лежат. То есть списывание существует помимо «процента», а «процент» - помимо настоящего списывания. А то, что списывание – это не причина, а следствие, отражение именно того, что копропреподы сложили с себя ответственность за научное руководство? Мне это напомнило социальную рекламу, где персонаж - ребёнок, которому родители не хотят отвечать на его вопросы, и он «спросит у компьютера». А практика намеренного дальтонизма копропреподов, считающих цитирование заимствованием? А то, что и без деятельности копропреподов понижение «процента» неизбежно, и они стараются активно его снизить и требуют его повышения? При том, что эти недобросовестные действия заставляют думать не о соответствии работы заданной теме, а о «проценте»! То есть мало того, что Антиплагиат мешает написать правдиво, здесь ещё и участившаяся в последние годы издевательская практика отработки управляемости, когда «руководство» одновременно и «выколачивает» «нужные показатели», и мешает их получению.

К тому же копропреподы принуждают к совершению сделки с плутами из своей же компании. Это борьба не против плагиата, а против студентов.

И, хотя у меня и экономическое образование, я не стану оценивать ущерб от всего перечисленного. Копропреподов и разработчиков это устраивает, а студенты … им бы «сдать и забыть». Только путь этот через унижения, террор копропреподов. И я вспоминаю статью больше чем десятилетней давности «Сессия оптом и в розницу», где приводились примеры, как не только студенты, но и старшие школьники при недовольстве оценками угрожали преподавателям и учителям, подавали на них в суд. Это бы следовало противопоставить вузовским антиплагиатам, копропреподам и вертухаям-плутам вроде «Антиплагиат Фокс». Тем более – по сравнению с описанным в названной статье нравственное соотношение изменилось на противоположное, и такие действия со стороны учащихся в нынешних условиях справедливые и надлежащие.

Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (29.11.2019)
Просмотров: 314 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0