Главная » Статьи » Уроки мастерства

О юристах на экране, в контрольных и таких, кто существует

© Денис Паничкин
 

Когда-то я узнал о первом фильме с альтернативными сюжетными линиями. При этом развитие сюжета определялось голосованием зрителей. Но, если подумать, ведь все «варианты на выбор» были сняты заранее, и зрители выбирали из готового. В таких случаях никакого свободного выбора нет, только его постановка. Свободу выбора я понимаю, как право не просто выбирать то, что мне вздумается, хотя бы это и не нравилось окружающим, а даже самому создавать вопреки этим окружающим своё.

Я даже представил некую условную программу, позволяющую изменять сюжеты фильмов на своё усмотрение, а не из предложенного. Не исключая введения дополнительных персонажей. Но я сразу отбросил это: попади такое в плохие руки …

А так, чтобы владеть монополией на неё (то есть чтобы мог пользоваться только я, и ещё тот, кому сам передам, и далее такой порядок впредь держать), это уже более сложный процесс.

Например, я не нашёл в Интернете какого-либо упоминания о французском фильме «Стрижка за 10 франков», где главный герой был уволен с работы за длинные волосы. Действие происходит в небольшом городе, который бы у нас назвали моногородом, с единственным крупным предприятием, и его владелец навязывает наёмным работникам свои порядки. Под давлением отца этот молодой человек постригся, его вновь приняли на работу, а вечером он покончил с собой.

Как правило, в таких случаях я придумываю продолжение, на этот раз в стиле протестных акций именно во Франции в середине «нулевых» (помню, что один лишь Пятый канал правильно назвал тогда противников: это не «инородцы» и французы, а богатые и бедные). В городе появляется некий франко-алжирец, рассказ далее идёт от его имени. Во Франции, репатриировавшиеся из Алжира сохранили свои особенности, и воспринимают их так, как русских из национальных республик Северного Кавказа, подчас приписывая «южную наглость». Кстати, алжирцы нередко были вожаками протестных акций «инородцев». Новоприбывший поднимает бунт, рабочие захватывают предприятие, расправляются с боссом, и семью его не пощадили, и события распространяются и на другие места, в итоге правительство вынуждено пойти на уступки и национализировать это предприятие.

Согласитесь, тема нетипичная, когда можно скорее встретить псевдоюридические бульварные произведения, авторами которых значатся весьма квалифицированные юристы, но сюжет – про рейдерский захват, а не про захват предприятия самими рабочими, единственный настоящий вид забастовки. Правда, он скорее «польский», чем «французский», но разве это не было бы хорошей отсылкой к международной солидарности трудящихся?

И есть другие фильмы, которые я был бы готов «обработать» такой «гипотетической программой», например, «Юленька», «Аритмия», «Почему он?». В последнем случае достаточно просто поменять направленности: наоборот: развлекательный игровой бизнес вообще умер, остались отдельные обучающие направления, которые проходят длительный контроль перед тем как попасть на рынок. Это возможно, я желаю его наступления и буду ему содействовать. А для изменения сюжетов наиболее ненавистных не только мне фильмов «Дурак» и «Левиафан» понадобился всего один придуманный мной (при использовании псевдонима, так как впервые публиковал всё в «Контрольном листке») персонаж – Дед Пуля. Конечно, там действие сопровождается тем, что «рефератный Сноук» идентифицирует, как «трэш». Но «трэш» в данном случае возникает не сам по себе, это – моя ответная реакция на доминирующую ненормальность.

К сожалению, есть немало «нереформируемых» сюжетов. Например, полнометражка по сериалу «Глухарь», вышедшая в 2010 году. Отметим чёрным флажком, что это сериал, где действующие лица – сотрудники правоохранительных органов (входящие в общую категорию юристов). Заказные убийства в одной семье (при завязке отец «заказывает» одного из сыновей, а другой сын в финале подставляет отца под удар). Много пошлости, но главное – один из врагов (там поставлено так, что сразу два врага) - бывший полковник, ставший наёмным убийцей, чтобы собрать на операцию для дочери, которую сбил, по его словам, «мажор». Реплика полковника: «Я знаю, что вы невиновны, но так надо», - её я помню, как сейчас. И сожалею, что в момент столкновения с врагом основной персонаж (героем не назову!) не догадался схватить парализованную дочь полковника и закрыться ей от пули. Или хотя бы рассказать жене убийцы правду. То есть получается: виновны другие (или все виновны -  и никто не виновен – логика войны), и он хочет спасти одну жизнь, отбирая другие.

Вот это действительно «трэш», причём не несущий никакой смысловой нагрузки. Чему такой фильм учит, и не содействует ли он тому, что возрастёт число нарушений закона именно в среде юристов?!

Отложив «гипотетическую программу», я подумал именно о таких фильмах. При этом часто в фильмах о юристах появляется много дисквалифицирующих ошибок, отдельные примеры, какие помнил, я приводил пять лет назад при анализе свойств массовой культуры. В одном из этих примеров адвокат манипулирует присяжными открыто, а сами присяжные выведены негативно. Обратный пример – фильм «12», причём там персонаж Сергея Маковецкого (сомневающийся присяжный) фактически выступает в иной роли – защитника, поскольку его сомнение приводит к изменению ситуации.

Иногда такие фильмы заставляют меня задуматься и о том, о чём сам Шерлок Холмс задумывался редко (из читанных мной произведений могу назвать разве что «Медные буки»). О питательной среде для «немотивированной преступности» и преступности вообще. Например, «Следствие вели», серия «Мелкий бес», как подстрекаемый взрослым, подросток убивает директора завода Понарина и учителя физкультуры Дёмина. Надо сказать, о смерти обоих я как зритель не сожалею, таких в детстве я называл «тухлыми» (условно – состояние хуже, чем «мёртвые»). А недавняя серия «Маленький пленник» отмела все рассусоливания ханжей от нравственности из «Научи хорошему» во главе с Д. Раевским об «антисоветской направленности» этого сериала, поскольку здесь и советские оперативники, и рядовые граждане представлены в целом положительно.

И в отношении сериалов, где действующие лица – юристы, у меня есть две контрольные, формально являющийся каждая речью адвоката по уголовным делам. Написал я их в январе 2019 года. И обе они представляют изменение сюжетов сериалов. Первая написана по мотивам одной из серий «Кулагина и партнёров», кстати, и об этой серии я упоминал в публикации о массовой культуре (только в именах и названиях я здесь нетвёрд, так как их помню с трудом).

 

Фабула: обвинение в покушении на убийство в состоянии аффекта (ч.3 ст.30, ч.1 ст.107 УК РФ).

 

15 февраля 20… года, обвиняемый Даниил П., ворвавшись в телестудию телекомпании ООО «Мост-ТВ» во время записи передачи «Позвони мне», вооружённый пистолетом, разрешение на ношение которого имел, напал на Георгия З., совладельца телекомпании и главного продюсера, предприняв попытку убить его, однако после публичного признания его в эфире, что данное шоу является мошенничеством, замешкался и был обезврежен работниками частного охранного предприятия ООО «Кинжал», осуществлявших охрану студии по договору. За два дня до вторжения Даниила П. на жизнь Георгия З. уже было совершено покушение, в котором также подозревается Даниил П. Незадолго до этого покончила жизнь самоубийством Наталья П., мать обвиняемого, постоянно смотревшая передачу «Позвони мне». Суть данного шоу в том, что зрителю предлагается выиграть приз при ответе на задаваемые вопросы, но дозвониться никто не может, а с баланса мобильного телефона списываются крупные суммы. После очередного крупного списания Наталья П. приняла большую дозу снотворного, так что состояние Даниила П. можно расценивать как аффективное.

 

Речь адвоката.

 

Ваша честь, уважаемые участники судебного заседания!

Какова степень виновности, а в связи с этим и какова мера наказания может быть для него справедливой в глазах государства? Вам, Ваша честь, предстоит определить, какого же наказания заслуживает сидящий на скамье подсудимых Даниил П.?

Абсолютно не обоснован вывод следствия о том, что первое покушение на жизнь Георгия З. совершено Даниилом П. В особенности, следствие необоснованно отклонило версию о причастности к данному покушению исполнительного директора ООО «Мост-ТВ» Сергея К., который, как установлено, также является совладельцем компании и имеет немало претензий к Георгию З. В любом случае, по данному эпизоду никаких доказательств причастности к покушению Даниила П. нет, несмотря на обоснованность мотивов.

По основному эпизоду – вторжению Даниила П. в студию телекомпании, следует указать на ошибочность квалификации деяния. Из материалов следствия можно заключить, что Даниил П. не намеревался лишать жизни Георгия З., следовательно, покушаться на убийство, даже находясь, как совершенно верно указано, в состоянии аффекта, не мог. Действия Даниила П. следует расценивать как угроза убийством, то есть ч.1 ст.119 УК РФ, что является оконченным преступлением небольшой тяжести, а не покушением на преступление средней тяжести.

Достоверно, слова Даниила П. в момент вторжения были таковы: «Если ты, (непечатные слова), хочешь жить, ты сейчас же подойдёшь к этой обезьяне на сцене (так обвиняемый назвал актёра, задающего вопросы в передаче) и признаешься в эфире, что всё это шоу – обман!». Действия были подкреплены наличием пистолета.

В данном деле есть два смягчающих обстоятельства. Во-первых, совершение угрозы убийством в силу стечения тяжёлых жизненных обстоятельств. Мать обвиняемого Наталья П., фактически находящаяся на содержании сына, как следует из показаний обвиняемого, постоянно конфликтовала с ним и мечтала выиграть крупную сумму денег, чтобы в материальном отношении не зависеть от сына. Она постоянно смотрела шоу «Позвони мне», однако указанный в передаче номер телефона был настроен на мошенническую технологию «один звонок», когда не только невозможно дозвониться, но и с баланса номера звонившего списываются крупные суммы. Даниил П. постоянно гасил накопившиеся долги, что подтверждают приобщённые к доказательствам по делу счета оплаты, и при этом высказывал матери недовольства. После очередного крупного списания Наталья П. приняла самоубийственную дозу снотворного, предварительно написав сыну посмертную записку, также приобщённую к делу, где просит у сына прощения. То есть причина аффекта очевидна. Более того, очевидно ещё одно смягчающее обстоятельство - противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления. В данном случае Георгий З. является организатором мошеннического телевизионного шоу, что также установлено следствием, причём обвинение в мошенничестве Георгию З. предъявлено.

Учитывая всё сказанное, а также факт совершения преступления небольшой тяжести впервые, прошу суд вынести Даниилу П. обвинительный приговор без назначения наказания согласно п.3 ч.5 ст.302 УПК РФ.

 

Вторая контрольная написана по мотивам сериала «Там, где ты», по мнению одной из моих читательниц, представляющего «какой-то гибрид «Графа Монте-Кристо» и «Шербургских зонтиков», только пассивный». В отличие от предыдущей работы, имена воспроизвожу точно:

 

Фабула: Игорь Р. обвиняется в нападении на Сергея Л. с причинением вреда здоровью средней тяжести, совершённого в составе организованной группы по предварительному сговору (п. «г» ч.2 ст.112 УК РФ) и в хранении наркотических веществ (ч.1 ст.288 УК РФ). При этом сам обвиняемый отрицает совершённое, собранные доказательства достаточными не являются.

 

Речь адвоката.

 

Ваша честь, уважаемые участники судебного заседания!

Следует определить виновность или невиновность Игоря Р.

Прежде всего, предъявленные обвинения относятся к разным объектам посягательства. Первое предъявленное обвинение - п. «г» ч.2 ст.112 УК РФ – посягает на личность, жизнь и здоровье конкретной личности. Второе - ч.1 ст.288 УК РФ – на здоровье населения и общественную нравственность.

В отношении первого обвинения следует отметить отсутствие каких-либо мотивов преступления со стороны Игоря Р. Сергея Л. он знал мало, никаких столкновений интересов у них не было, тем более, чтобы напасть на него в составе организованной группы по предварительному сговору. Тем более, остальные участники нападения, а всего их, по показаниям потерпевшего Сергея Л. было трое, не установлены.

В отношении второго обвинения я могу предположить, что наркотические средства были подброшены Игорю Р. кем-то из недоброжелателей. Кем же?

По показаниям обвиняемого, наиболее вероятным недоброжелателем является Андрей Н. Незадолго до произошедшего нападения на Сергея Л. Игорь Р. сделал предложение Ольге Д., на которую имел виды и Андрей Н. При этом Андрей Н. из состоятельной семьи, владеющей крупным предприятием, и Сергей Л. является их конкурентом. Андрей Н. пользуется расположением матери Ольги Д., которая неоднократно настаивала, чтобы её дочь вышла замуж именно за Андрея Н. Ольга Д. наотрез отказалась и заявила, что принимает предложения Игоря Р., несмотря на то, что он в материальном плане заведомо уступает Андрею Н.

Могу также напомнить, что по статистике, 40 % ложных обвинений – наибольшая доля – связана именно с подброшенными наркотиками с последующей фабрикацией уголовных дел по статье 228 УК РФ. Но, чтобы подбросить наркотики, надо их иметь.

Недостаточность улик и совпадение двух совершенно разных составов преступления, участившиеся случаи подброса наркотиков для ложных обвинений, а также обстоятельство, что Сергей Л. является конкурентом Андрея Н. в бизнесе, заставляет меня настаивать на направлении дела на доследование с обоснованными подозрениями в отношении Андрея Н., намеревавшегося, как говориться, «убить двух зайцев» - нанести максимально возможный вред своему конкуренту в бизнесе и устранить пусть менее материально благополучного, но более удачливого соперника в любви.

В частности, я даже не прошу, а требую: освободить Игоря Р. прямо в зале суда в связи с недостаточностью улик и провести доследование с основным подозреваемым Андреем Н., в особенности – при первой возможности дать очную ставку Андрея Н. с Сергеем Л., а заодно установить соучастников нападения на Сергея Л. по первому эпизоду.

 

К сожалению, такие юристы, как придуманные мной безымянные персонажи этих работ, - большая редкость. И Россия утратила традиции Кони, Плевако, Короленко (вспомним «Мултанское дело») и Керенского (да, впоследствии главы Временного правительства, но я знаю о выигранных им делах: литовских крестьян, которые сожгли усадьбу эксплуатировавшего их помещика; дело о Ленском расстреле). На смену им сейчас пришли разномастные резники, чиншовы и посновы, которые берутся, не обладая важными качествами названных юристов, анализировать, интервьюировать, «научно» обобщать, наставлять и публиковать. А заодно осмеивать написанные мной работы. Я представил себе далеко не смешную картину. У адвоката по уголовным делам Поснова, взявшегося заниматься ещё и научным руководством в РПА Минюста, и гражданскими делами, вместо бракоразводного процесса может получиться процесс «мракоразводный» и даже «дракоразводный». А ведь это возможно, если в среде юристов существует привилегия на искажение, и поощряется она на уровне самых первых лиц государства (иначе не объяснить, что Правительство России, проиграв по делу ЮКОСа, и в следующий раз обращается к тем же адвокатам, бездарно проигравшим названный процесс). А мне, когда я пишу работы – контрольные, курсовые и дипломные, в том числе на юридические темы, – иной раз не дают права на ошибку.

А именно нравственная сторона здесь важна, профессионализма – и для юристов, и для авторов работ - ещё недостаточно. И поэтому могу в качестве домашнего задания предложить написать третью контрольную – речь адвоката. На сюжет сериала «След», серия «Лифтёр». Женщина обвиняется в убийстве другой женщины. Причём это убийство совершено в состоянии аффекта. После родов муж обвинил её в измене, и анализы показывали, что родившийся ребёнок не его. Но обвиняемая докопалась до истины. Оказывается, потерпевшая (кстати, личность асоциальная - профессиональная попрошайка) была её соседкой по палате и родила смертельно больного ребёнка, и, узнав об этом, дала взятку заведующему отделением, и врач совершил подмену детей. Установив это, обвиняемая явилась к попрошайке, потребовав провести обратный обмен детьми. Завязалась стычка, и, когда убийство было совершено, обвиняемая, осознав это, заметила на столе газету, где была статья о серийном убийце-«лифтёре», и спонтанно решала свалить убийство на него (не зная, что его уже поймали).

В описываемой ситуации возникнут как минимум два вопроса криминологического характера. Первый – о том, что изначальное преступление непосредственно совершил врач. Второй – о том, что ненормальность, вызванную одним преступлением, можно ликвидировать, совершив другое. И это – не для чиншовых-посновых, а для тех, кто отвечает за влияние своей деятельности на общество.

Категория: Уроки мастерства | Добавил: РефМастер (23.06.2020)
Просмотров: 122 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0