Главная » Статьи » Авторский дневник

Не чужие письма

© Денис Паничкин

 

Унижение образования на местах сводится к основному – инсценировке научного руководства с сохранением оплаты в том объёме, как если оно настоящее. Преподаватели приспосабливаются, как самые настоящие оппортунисты, и массово становятся копропреподами, а новые уже рекрутируются «с готовым статусом». И, чтобы читать работы всего лишь поверхностно, а то и не читать вообще, придумали требования уникальности» и «новизны». И даже самые отъявленные оппортунисты среди авторов-исполнителей, которые пишут-то работы хорошо, но при этом не задумываются о последствиях для общества или глушат совесть оправданиями, в том числе личными нападками, что я «не хочу делать новизну и уникальность», - даже такие и то понимают, что это борьба преподавателей не против плагиата, а против студентов.

Для меня и «новизна», и «уникальность» - в том смысле, как их понимают в среде копропреподов и как их навязывают – именно навязывают! – студентам, - это показное, это ханжество, стремление формально отчитаться. И в подтверждение я привожу самое важное из своей переписки с заказчиками в эту осень.

 

«Новизна»: преподаватели обманывают студентов

 

Я уже неоднократно отмечал, что с 2017 года устоявшимся и с 2019 года участившимся замечанием стала формулировка «Работа носит описательный характер». При том, что все условия для этого создаются самими преподавателями (например, им ничего не стоит списать план с монографии восьмилетней давности и навязать его студенту, и это будет считаться «новизной»). И при том, что привечают настоящие описательные работы.

Вот какие требования я получил меньше месяца назад в письме:

 

Требования:

1) Оригинальность в ETXT должна быть больше 85-90%.

2) Прошу обратить внимание на то, что цитирование, даже «белое» уменьшает оригинальность принципиально.

3) Чтобы текст был оригинальным нужно излагать свое видение ситуации относительно темы исследования.

4) При написании ВКР необходимо прочитать законодательные и доктринальные установки относительно темы исследования, сделать для себя определенные выводы и изложить их работе (ссылка на первоначальный источник остается, но вы его не переписываете, а раскрываете своими словами подход, используемый в первоначальном источнике).

5) Соответственно для повышения оригинальности следует излагать именно ваше видение, ваши мысли, ваши выводы.

6) Ссылаться на НПА в работе нужно, но переписывать их нельзя, можно цитировать в минимальном объеме и только в целях раскрытия пробелов и коллизий.

7) В работе ни в коем случае нельзя уходить от своего профиля, то есть текст всей работы должен касаться исключительно административно-правовых аспектов, никакие другие направления даже частично в работе не должны присутствовать, только в соответствии с паспортом специальности «Административное право и процесс».

Относительно структуры работы у вас может быть 3 главы, в каждой из которых как минимум по 2 параграфа (но не более 3-х), либо 2 главы (в каждой от 2 до 4-х параграфов). Объем введения для специалистов составит 3 страницы, для магистров – 5-7 страниц. Объем заключения не менее 3-х станиц, у магистров около 5 страниц.

Количество источников научной литературы для специалистов не менее 35 источников (только научные статьи и монографии), для магистров – более 50 источников. Помимо научных источников могут использоваться и другие – НПА, учебная литература, официальные сайты органов. Общее количество источников для специалистов не менее 50 штук, для магистров – около 70 штук.

Чистый объем работы у специалистов составляет 47-55 страниц, параграфы должны быть соразмерными (т.е. не может быть так, чтобы один параграф был 2-3 страницы, а другой 8-15), главы также должны быть соразмерны.

Чистый объем работы у магистров составляет 55-65 страниц, параграфы должны быть соразмерными (т.е. не может быть так, чтобы один параграф был 2-3 страницы, а другой 8-15), главы также должны быть соразмерны.

Все главы и параграфы, их текст должны быть исключительно административной направленности.

Специалисты в процессе написания работы должны найти около 6 проблемных аспектов, связанных с административным законодательством, по которым будут предложения по их корректировке. Все предложения должны быть обоснованы и подкреплены положениями административного законодательства.

Магистры в процессе написания работы должны найти не менее 6-8 проблемных аспектов, связанных с административным законодательством, по которым будут предложения по их корректировке. Все предложения должны быть обоснованы и подкреплены положениями административного законодательства. При этом магистрам необходимо сформулировать 4-6 положений, выносимых на защиту.

Остальные требования будут оговариваться при личной встрече и обсуждении частей работы.

 

То есть «новизна» измеряется, как и «уникальность», в процентах по копирайтинговой программе и ещё количеством «проблемных аспектов». Поскольку тема была посвящена противодействию проституции, то читатели могут понять мой ответ:

 

Что мне не нравится – это использование программы ЕТХТ и завышенные требования по ней, а также навязываемый со стороны преподавателей наивный подход: «чтобы текст был оригинальным нужно излагать свое видение ситуации относительно темы исследования». ЕТХТ – программа, задуманная для отслеживания по поисковым позициям (то, что называют «продающие тексты»), преподаватели стали её использовать (допускаю, что намеренно), когда поняли, что она позволяет снизить процент.

Кстати, цитирование (подобно вузовским антиплагиатным программам) эта программа не выделяет как отдельные блоки. Про то, что такое цитирование (в смысле проверки – уже не уникальность и ещё не заимствования), я написал недавно.

Хотя я рассчитываю на то, что именно по Вашей теме собственное видение ситуации предложить могу, но будет ли оно иметь практическую ценность? Ведь отношение к проституции – та же лукавая обстановка, когда большинство-общество-все против, а на деле – многим и многим безразлично, когда существует откровенная антикультура «сексуальной провокации», даже мифологизация проституции как профессии (вспомнить хотя бы такие фильмы, как «Интердевочка» или «Красотка», а сейчас тенденцией кинематографа стало то, что проститутка или стриптизёрша как положительный персонаж может быть в любом сюжете). Даже «онаучить» это пытаются. Я нередко читаю, что пишут другие, в смысле – курсовые и дипломные, и пять лет назад такое повстречал - можете прочитать в этом обзоре (седьмой пример).

 

Это только фрагмент, из которого я исключил второстепенное, не для публики, но это – подтверждение, что новизну нельзя измерять «количеством проблемных аспектов», и что причины не только правовые, но и нравственные, почему я и сомневался в практической ценности.

 

«Уникальность»: списывать можно только при свободном доступе

 

И, конечно же, продолжается и при таких условиях будет продолжаться унижение конкретных работ под предлогом их низкой «уникальности» на основе процентных показателей по вузовским программам. Назначение этих программ то же самое: не читать работы, объявляя их «плагиатом». При этом всё больше копропреподы пользуются незнанием студентов. Мне уже три раза за последний месяц пришлось объяснять, как выглядит отчёт о проверке. Привожу один из вариантов письма с таким объяснением:

 

Из разговора с Вами я быстро понял, что Вы не имеете представления о том, что надо запросить. Простое же сообщение в данном случае бездоказательное.

Проценты существуют не сами по себе. Программа должна выдавать отчёт в полном тексте, обычно в виде документа ПДФ. Пример прилагаю, чтобы Вы знали.

Кстати, Ваша работа была написана в апреле этого года, и даже по обычной (не этим «закрытым-засекреченным») программе процент за прошедшие месяцы стал ниже, в пробном отчёте, доступном мне, есть три источника с актуальностью (согласно программе) – первая половина сентября этого года. То есть что-то в Интернет за полгода успело попасть.

А преподаватель явно проверял по вузовской программе, там процент ещё ниже бывает. Потому что, кроме собственно Интернета, эти закрытые-засекреченные программы берут:

Модуль выделения библиографических записей;

Сводная коллекция ЭБС;

Коллекция РГБ;

Коллекция еLIBRARY. RU;

Модуль поиска по своему вузу;

Кольцо вузов;

Цитирование;

В этом году (почти одновременно с выдачей работе в мае) добавились:

Модуль поиска перефразирований eLIBRARY. RU;

Модуль поиска перефразирований Интернет;

Модуль поиска общеупотребительных выражений;

Модуль поиска переводных заимствований.

Списывать можно только то, что лежит в свободном доступе. И если еLIBRARY - ещё можно регистрироваться относительно свободно, то для таких расширений, как РГБ, ЭБС, Кольцо вузов – нет свободного доступа.

Тем более – низкий процент ещё не значит списано. Отчёт надо анализировать, чтобы доказать это, но это сравнимо с чтением работы, а программы такие для того и используются, чтобы не читать работы, а оценивать их по процентам, да ещё по тем таблицам, которые Вы мне присылали. И напротив, работа с высоким процентом может содержать значительные, даже грубые, дисквалифицирующие ошибки.

То есть не то что вечных – долгих «оригинальных» работ и то не бывает. По «закрытым» программам – с запущенными в мае этого года «на полную» с новыми расширениями, - тем более.

 

То есть борьба копропреподов против студентов приводит к тому, что обвинения в списывании относятся к таким источникам, которые в свободном доступе не лежат, так просто не придёшь и не начнёшь списывать. Заодно это служит лишним основанием, чтобы спровоцировать недовольство против профессионального исполнителя. Вот пример моего письма на эту тему:

 

С понедельника Вы так и не выходите на связь. А я просил даже при недовольстве не молчать. Тем более – недовольство не по адресу, не мной, а преподавателем недовольными здесь надлежит быть.

Ведь Вам прислали только числа по проверке несомненно по вузовской «закрытой» программе без каких-то подтверждений, чем может быть только отчёт в полном тексте и цвете.

Тем более – формальные показатели не означают заимствований. Отчёты надо анализировать, чего преподаватели не делают, хотя обязаны (как выдавать их учащимся тоже обязаны).

В Вашем случае я проверил простой программой (без вузовских расширений), там в порядке – 74 %, но среди крупных (якобы) «заимствований» ссылки оказались:

на сайт Федерального агентства лесного хозяйства - причём пустая страница и 2014 годом помечена;

на старый сайт Минобрнауки (ныне реорганизовано) - текст письма, но тоже по противодействию коррупции.

Это федеральные исполнительные структуры, и к местному самоуправлению они не в тему. Заимствования бессмысленны. Просто тема коррупции повторяется до степени, что все планы и программы похожи между собой.

Это подтверждает, что Антиплагиат – всего лишь программа, недавно введены в строй два расширения по поиску «рерайта», но как они действуют – я убедился этим летом, ищут рерайт там, где его нет.

Я и сейчас готов решить вопрос с процентом, но мне нужен полный отчёт. Я ведь и раньше делал всё добросовестно и ответственно, какими бы глупыми ни оказывались новые требования.

 

То есть – от личной неприязни отдельных преподавателей к отдельным студентам эта неприязнь стала уже приобретать классовые черты, что усиливается поведением копропреподов, сочетающим изобретательный садизм и глупую лень с вполне материальными целями – не заниматься научным руководством (некоторые настолько обнаглели и обленились, что даже инсценировку этого не организовывают) и при этом получать оплату нагрузки за таковое.

Вот только поймут ли это студенты, как и всё названное в моих письмах? Или для них важнее формальные статусы преподавателей – носителей казённых званий, в сравнении с отсутствием у меня признанного статуса?

Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (23.11.2019)
Просмотров: 257 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0