Главная » Статьи » Авторский дневник

Информатика курсовых работ

© Денис Паничкин

 

Начну с цитаты их новеллизации Эпизода VIII «диснеевских» «Звёздных войн», выполненной Дж. Фраем:

 

Их (имперцев) спасло знание  - знание, которым обладал Сноук, …знание о Силе, которым обладала Галактика, пришло из этих давно покинутых полулегендарных звездных систем и что великие истины ждали там своего повторного открытия.

Истины, которые Сноук постиг и поставил на службу своим целям.

Лишь одна преграда стояла на его пути - Люк Скайуокер. Он оказался достаточно мудр,  … стремился понять первопричины веры и стоящие за ней истины… Скайуокер являлся особенным орудием, посредством которого выражала свою волю Космическая Сила. Поэтому за ним было необходимо следить. А когда Скайуокер стал угрожать тому, что создавал Сноук, стало необходимо действовать.

Сноук обратился к своему огромному запасу знаний, чтобы сбить Скайуокера с пути …

 

А теперь другая цитата – уже не из новеллизации, но к «Неизведанным Регионам», с моей точки зрения, отношение, хотя и косвенное, имеющая:

 

ПРОХОДНЫЕ РАБОТЫ (или «проходняк») – не очень качественные работы, которые, тем не менее, у заказчиков принимают, а порою ставят даже не только «удовлетворительно», но и «хорошо», и даже «отлично». Причина – работы никто не проверял или не читал, либо проверена только уникальность, либо преподаватель безграмотен и оценить работу должным образом (плохо) не смог.

 

Так ли всё просто? Или это тоже отражение разного понимания «знания - силы» при равном практическом опыте (как это в новеллизации, «Сноук vs Люк»)?

Мой подход противоположен этому. Да, я немало видел таких работ, они не только получали незаслуженные положительные оценки, но даже ещё более незаслуженно назначались на роль «примеров». Но я видел в этом вовсе не безграмотность или неспособность преподавателя оценивать работы, а цинизм, упёртую ложь, в сочетании с политикой предпочтения. Единственное, что я  не оспариваю, - что преподаватели не хотят читать работы.

Я же всегда настаиваю на их чтении, потому что с конца осени 2013 года участились замечания, совершенно не имеющие отношения к свойствам работы. При даже поверхностном чтении их могло и не быть. Впрочем, я был согласен на то, чтобы работы не читали, если не хотят, но только – при условии отказа от любых (без каких-то исключений) претензий по ним.

И тем не менее, сейчас «проверка» включает автоматически только две поведенческие программы, и они сильно зависят от качества работ. Либо более чем лояльное и толерантное отношение к работам ошибочным (даже если эти ошибки грубые, дисквалифицирующие), либо предвзятое отношение к работам хорошим, правильным и содержательным. Такие нарочно читают, но с заранее заданным восприятием: уже даже не «докопаться», а искусственно создать основания не принимать такие работы! Кстати, в ряде оценочных систем содержательная сторона отсутствует!

 

 

Эти две поведенческие программы я зарисовал в виде упрощённой блок-схемы. Вот только в команде ветвления поставил знак вопроса, так как точно не знаю условия, после которого включается программа при «да» и при «нет». Знаю только одно: это условие – отражение ненормальности. Допускаю даже крайнее: заказана ли работа в «нужном месте»?

Незадолго до написания этого у меня вновь мелькнула мысль о посредниках. Предложить им себя не как исполнителя, а как проверяющего.

Но ведь я уже дважды предлагал это (2008 и 2017). Не соглашались.

Их «ОТК» проверяют по «антиплагиатным» программам, да ещё оформление отчасти.

Я же проверяю, как и пишу, на совесть (качественно) и по совести (искренне). То есть дам полный разбор ошибок. Им часто не надо такое бывает в условиях политики предпочтений. Закончится это конфликтом иного рода – «осаживать» будут, если «далеко зайду». Тем более – я писал же, что автор не должен вмешиваться в конфликт другого автора с заказчиками, даже при одобрении «офисных». Я ведь назвал сам это «нехорошим делом», даже при полученных «хороших результатов».

Так что я разогнал и этот соблазн. Достаточно вспомнить, что при работе со «Студсервисом» было следующее:

  1. Были случаи, когда требовали переписать отрицательную экспертизу или рецензию.
  2. Необязательный характер экспертиз, когда штраф всё равно насчитывают.
  3. Заведомые случаи, когда кому-то оказывалось можно то, что мне нельзя (подложные ссылки, не соответствующая методичке структура и пр.)
  4. Иные грубые ошибки. Если бы я стал проверяющим, многих претензий бы просто не стало. В том числе требовал бы, что «сами переделывали», и изучал в сравнении с исполнительским текстом.

Всё это было бы нежеланным для тех, кто «водит нужных людей за нужными результатами».

А именно такой помехой стал бы я со своим подходом, что работы должны выполняться не только на совесть (хорошо, правильно, содержательно), но и по совести (искренне, осознавая их влияние на общество, ответственность автора за написанное им).

Завершу ещё одной цитатой из «Неизведанных Регионов» рефератного дела:

 

ДОРАБОТКА - исправление написанной работе по замечаниям преподавателя (научного руководителя, куратора). Обычно делается в рамках гарантии, но может быть платной: либо если по договоренности между автором и клиентом, посредником и клиентом, посредником и автором, было установлено сразу, либо если появились дополнительные требований, которых не было ранее, включая изменение темы, требований, плана.

 

И комментарий, который возможен только в «Первом Храме»: нормально ли это? Такие требования возникают разве сами по себе?

Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (26.03.2021)
Просмотров: 64 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0