Главная » Статьи » Авторский дневник

Это не коррелирует

© Денис Паничкин

 

В своих подлых делах, сводящихся к одному – контролировать других, сами оставаясь бесконтрольными – люди, которым приписывается формально более высокий статус (родители, учителя, преподавателя, начальство в широком понимании), часто используют такой приём: создание мифа, то есть – убеждения, основанного на злонамеренной лжи, согласно которому надо соблюдать некие придуманные ими правила, и тогда можно надеяться что-то получить «по жизни». Не непосредственно от тех, кто такой «вброс» устраивает», сами они давать этого не хотят и не собираются, а если проверить – то и не могут, но инсценируют, что могут.

«Веди себя надлежаще» – «и к тебе люди потянутся» (не уточняется, какие, - может – которые для тебя бесполезны или даже опасны).

«Не понимаешь – делай, как тебе говорят, потом поймёшь», и тогда, может быть, «тебя заметят, и ты двинешься».

Отказался смотреть какую-то телепередачу, тем более, сделал это резко по форме, - значит, «ни одна женщина тебя терпеть не будет, согласится разве что какая-то проститутка, которой надо отвертеться».

Последний пример был летом 1992 года, я действительно отказался смотреть … В данном случае это был пример продвижения на волне «распада СССР и доживания остатков советской власти» - продвижения не то что паранаучной, а даже в чём-то псевдонаучной теории о «мировом эфире», так красочно описанной у Конан Дойла в «Отравленном поясе» - произведении, которое для меня всегда останется антиидеалом изображения человечества (идеалом является «Туманность Андромеды» И. Ефремова). Почему я должен был смотреть и поглощать то, что мне не нравится? Хотя бы и «для общего развития» (это словосочетание я ненавижу до степени отказа от любого предложения, которое данной фразой сопровождается).

То есть во всех названных случаях подбрасывают желание … нельзя сказать «невозможного» (того что не существует), скорее «недоступного» (есть, но не у меня, и не получить законным путём, а незаконным в «мирное» время опасно). И заодно дают ложный путь к его достижению – как правило, «миром». Я уже тогда подозревал, что меня обманывают, хотя решающих доказательств и не было. И поэтому понятно, что предпочитал заполучить названное не миром, а войной.

В конце концов, я могу и хочу выбирать то, что мне нравится, хотя бы это и не нравилось другим.

Ведь чем дальше, тем сильнее я понимал относительно «мирного получения», а весной 2013 года окончательно и неожиданно определился: это не коррелирует! В утреннем кошмаре (такие я нарицательно называю «Сальвадорами Дали») спорил с родителями насчёт их условий для меня и обещаний чего-то за «надлежащее поведение» я сказал: «Это не коррелирует!» - и проснулся, убедившись, что произнёс это вслух.

Я и во время названных событий, и позже, немало видел случаев, когда плохое, даже преступное поведение оставалось безнаказанным, и иногда даже приводило к улучшению жизни – получение материального благополучия, признания, популярности, - всё в объёме, превосходящем то, что мне обещали за «хорошее» поведение, да и гораздо быстрее по времени.

А «соблюдать какие-то правила» и рассчитывать за это «что-то получить» - то же самое, что добровольно пойти на непоправимый убыток, «поведясь» на обещание дать часть убытка в долг. Обещали – не значит: «сделали». Часть – она всегда меньше целого. Долг надо отдавать, а как, за счёт чего при таком убытке?

И такие же приёмы обмана используют вузовские преподаватели.

Они сознательно создают условия, чтобы студенты при работе над курсовой или дипломной ставили цель «пройти Антиплагиат». Это позволяет и уклониться от своих обязанностей по научному руководству, просто не читать работы, не отказавшись от оплаты этого «руководства», и позабавиться с того, как студенты будут стараться «получить нужный процент» вместо того, чтобы работы были правильными – соответствовали своим темам. А как такие преподаватели забавляются, я не раз рассказывал и ещё расскажу. В частности, они распространяют ложь о том, что нужный процент по вузовскому Антиплагиату гарантирует:

запредельно высокий процент по «обычному» (не вузовскому) Антиплагиату. Почему и стали появляться требования с помешательством на 89 %, а у рефератных посредников, самых разных «студсервисов» массово бывают заказы на «повышение процента»;

такой же высокий процент по «копирайтинговым» программам, предназначенным для повышения поисковых позиций сайтов, причём смысл текстов не играет роли. Это Text.Ru, Advego, ETXT, connect-watch

рекомендуют обратиться к «нужным» компаниям, и уже не посредническим, а «антиплагиаторам», которых даже при формальном изменении закона (против рекламы курсовых) стало чуть ли не вдвое больше, да и незаконные решения недобитых районных судей их в 2017 году никак не задели.

Всё это ложь, а последнее и вовсе поощрение махинаций и приписок. Да, преподаватели поощряют различные технические приёмы подтасовки. Хотя бы ГУАП и ИТМО чего стоят в этом отношении.

Чтобы объяснить своё видение, я припомнил одну задачу на тему: «прав ли автор записи». По условию, запись сделана на Северном полушарии: «15 августа. Ночи стали заметно холоднее. Это и понятно: Земля уже месяц как прошла точку наиближайшего положения к Солнцу».

Перед нами пример ошибочного рассуждения, основанного на изначально неверном понимании вопроса. Смена времён года зависит не от параметров земной орбиты, а от наклона оси вращения Земли. Ближе всего Земля к Солнцу сейчас бывает в начале января, и в это время в Северном полушарии зима, а в Южном – лето.

Так и в случае с программами подход навязывается неверный, основанный на изначально ошибочном положении. Процент вузовских программ зависит не от процента программ не вузовских и копирайтинговых (выдающих такие никчемные для научной работы «показатели», как тошнота, водность, заспамленность и пр.), а от определения источниковых баз, – к какой коллекции отнесёт Антплагиат.вуз ту или иную часть текста. Конечно, это вовсе не значит, что данный текст есть в указанной, даже закрытой коллекции. И не значит, что он является «перефразированием», которую Антиплагиат.вуз при настройках на поиск по смыслу ищет, как чёрную кошку в тёмной комнате, хотя там её и нет. Подтвердить или опровергнуть заимствование может только полный анализ отчёта.  Но его преподаватели в своём ощущении «сытости и безопасности» делать не собираются.

Студсервисы же просто передают требования преподавателей. Такой случай, обернувшийся скандалом, произошёл по заказу 44602, где и тему-то чётко не сформулировали, но обязательно – про управление рисками, а хотели нечто «эксклюзивно-винтажное» с оригинальностью по ЕТХТ 89 %. Потом оказалось, что проверять будут по Антиплагиат.ИТМО (судя по шаблону для презентации, присланному мне после потери всех сроков, эта работа из ИТМО). И «в действии» оба модуля поиска «перефразирования», поиск «переводных заимствований» и цитирование в придачу! Конечно, «само всё переделывало» («переделку» мне не предоставили в качестве доказательства), зато претензию сами продиктовали и затем разбирали полтора месяца, обвиняя меня в том, что я отправил «незавершённую работу», хотя они сами по ошибке выдали таковую (дипломные пишутся по частям). И, чтобы насчитать мне штраф, нашли сколоченное наспех казуистическое обоснование.

«Студсервис» никогда не анализирует задания и бездумно передаёт требования, но всегда может откреститься. А процент по «начальной» программе и по «конечной» не коррелирует. У меня были случаи 75 % по Антиплагиату и 31 % по ЕТХТ, и напротив, 25 % по Антиплагиату и 85 % по ЕТХТ ещё в 2015-2016 учебном году. А тогда вузовские программы только создавались.

С помощью программ вузы превращают в казино. Которое выигрывает всегда, потому что ничем не рискует. Но проигрывают не столько студенты – «вынужденные игроки», проигрывает общество в целом.

Что действительно коррелирует – это наличие грубых, даже дисквалифицирующих, ошибок в текстах с их формальной «оригинальностью», выражаемой в процентах на выходе программ. Я не раз читал и даже давал рецензии (отрицательные, конечно же) на работы, где процентные «показатель» был близок к 90 %, но содержание заведомо не соответствовало теме. В одном случае был даже скандал с компанией «Студсервис» (для них – заказ 67279, для меня – рецензия на ВКР «Социальная поддержка детей - сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в Российской Федерации»). И каждый раз в число своих выводов я включаю и такой: «Формальный показатель по программе Антиплагиат -около 88 %, но это только подтверждает, что оценивать тексты по данному «показателю» нельзя».

Так что дайте мне доступ к любой из вузовских программ и несколько десятков работ, выбранных наугад, и я уверен, что подтвердится, что это не коррелирует. Заодно я во многих работах из выборки – и именно таких, что с «высоким процентом», найду настоящие ошибки, ведь оценка по проценту той или иной программы на выходе изначально порочна, хотя бы потому, что она не позволяет оценивать такое действительное свойство работы, как содержание. Соответствует ли какая-то работа теме, и чему она учит.

Ведь и среди людей такие несправедливые оценки бывают, и здесь не столько ошибка, сколько искажение со стороны тех, кого эта злонамеренная ложь устраивает. Оценивают по семье, в которой ты родился (причём в материальном и статусном плане), по месту рождения (существуют «престижные» и «непрестижные» города), по наличию или отсутствию владения собственностью, по полученным на конкурсах и олимпиадах отличиям.

Организаторам мифов это выгодно, и за достаточное время они получили состояние «сытости и безопасности», то есть даже при неудачах не рискуют ничем. Самые грубые ошибки преподавателей не отражаются на их статусе, карьере, зарплате, в особенности – оплате «нагрузки за научное руководство», сводящееся к уклонению от такового и формальным проверкам работ и частей работ этими самыми программами за несколько минут, а то и секунд (самая быстрая известная мне проверка последних месяцев заняла 28 секунд, ведь в отчёте в документе ПДФ указывается время проверки).

Для обывателей это устоявшийся набор условностей, которые ничем настоящим не поддерживается, только посягнуть на него решаться единицы. Большинство же предпочитает тоже пойти на обман и научиться «классно казаться». В офисах даже небольших компаний расставлены призы, развешаны почётные и похвальные отзывы, и всё это подлоги.

Кстати, «престижное» и «непрестижное» могут поменяться местами. Махачкала, где я родился и вырос, тоже длительное время – из списка «непрестижных». Но в сентябре 2018 года этот город подал пример всей стране, сорвав концерты двух антинародных и незаслуженных «артистов» – Егора Крида и Элджея. И затем в других городах массово стали делать то же самое. Вот только москвичи и петербуржцы не хотят этому следовать. Не хватает воли? Или хочется быть «биомусором»? А раз так, то стоит пересмотреть «списки престижности». И подходы к оценкам заодно.

Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (04.03.2020)
Просмотров: 240 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0