Главная » Статьи » Авторский дневник

Агрессивная коррупция на примере Антиплагиат.вуз

© Денис Паничкин

 

Самоцитирования

 

Сразу начну с того, что сейчас стало называться «самоцитированиями». На материале одной из дипломных работ (их могут именовать «бакалаврскими ВКР» и «магистерскими диссертациями», но для меня они остаются дипломными) я пришёл к пониманию, как видоизменялась коррупция в «федеративный период истории», и вот как это записал:

Коррупция – она тоже разная бывает. В «упущенных девяностых» она была относительно мирной, «не подмажешь – не поедешь». Самое худшее, что грозило тебе при отказе давать взятку (не обязательно прямым переходом денег от «подкупа» к «подкупаемому», возможны иные уступки) – это «упущенная выгода». Хочешь – плати и получай запрашиваемое, не хочешь – не плати и не получай, но хуже не будет. и полученная взятка означала теневое, но обязательство подкупаемого.

В «нулевых» участились случаи «и подмажешь, а не поедешь», то есть развод на деньги со стороны «подкупаемых». Коррупция мутировала и со спекуляцией, отчасти этому способствовали политические решения, формально направленные против неё. Чиновники и им подобные стали брать взятки реже, но их «ставки» стали в несколько раз больше.

Но и этого было недостаточно, и к середине «десятых» годов массовой стала «агрессивная коррупция» - до степени принуждения, причём и со стороны «подкупа», и со стороны «подкупаемых». Не хочешь платить – тебе ещё и навредят. И если при Ельцине коррупция всё же в общественном мнении считалась ненормальностью, то при его преемнике проводилась косвенная политика повышения уровня терпимости к таковой.

 

Антиплагиат.вуз – и уже как программа, и практика её применения – это одно из проявлений такой агрессивной коррупции.

Конечно, коррупцию нельзя понимать, как акт личной непорядочности, но это является её необходимым условием. Преподаватели осознали, что можно не просто не читать работы, оценивая их исключительно по выдаваемому проценту на выходе, что можно из этого нечтения с опорой на Антиплагиат извлечь настоящую выгоду.

Но коррупцию ошибочно понимать и как «моноспектакль». Не я первый сказал, что кроме чиновников (или иных коррупционеров, как в данном случае) участвуют ещё бизнес и общество. Как это проявляется в отношении агрессивной антиплагиатной коррупции, говорится далее по всем трём сторонам участников этого процесса.

 

Преподаватели

 

В подходе трёхсторонней коррупции функции чиновников выполняют преподаватели с привлечением работников кафедр. При этом преподаватели располагают возможностями одновременно сообщества чиновников и естественных монополий. Поэтому и придумывается всё больше способов снизить выдаваемый процент. Заодно преподаватели мало того, что получают оплату нагрузки за научное руководство, независимо от того, занимаются ли они таковым, они ещё и сложили с себя ответственность за студенческую работу. Ведь списывание или безграмотность студентов не делает чести преподавателям. А сейчас выявление плагиата – как действительного, так и мнимого, с поиском «перефразирования», «переводных заимствований», «цитирования» и даже откровенных подтасовок с двойным счётом источников, виртуальными документами и подложными датами приоритета индексации, - преподаватели даже вменяют себе в заслугу. Делается это просто. Преподаватель не читает работу, а иногда – часть работы (что возможно для дипломной), а отправляет её секретарям кафедры на «проверку» исключительно по программе Антиплагиат.вуз с настройками «поиска по смыслу» (в который входят все перечисленные мной только что способы). «Проверка занимает несколько минут и даже секунд (самое быстрое известное мне значение – 28 секунд, ни одна проверка не превышала четырёх минут). А затем, ссылаясь на «низкий процент», просто не принимает работу и даже запугивает, что «всё плохо», всё надо переделывать. При том, что отчёт не анализируется, а содержание работы может быть правильным  (соответствующем теме), то есть это принуждение писать неправильно.

Кстати, отчёты в полном тексте преподаватели стали выдавать студентам только после того, как убедились, что студенты ничего в этих отчётах не понимают, кроме процентов, и анализировать их не способны. Преподаватели сами эти отчёты добром анализировать не собираются, а чтобы кого-то учить этому, - то есть потерять часть возможностей получать деньги, не работая, и ещё интриговать в полученное свободное время, записанное в табелях как рабочее!

Преподаватели бы рады стараться, чтобы была такая программа, которая только процент выдаёт, и чем ниже, тем лучше для них, и никаких полнотекстовых! Да вот только нужно, чтобы большая часть текста была выделена красным (считаясь «заимствованиями»), или хотя бы зелёным («цитирование»). Для эффекта. Чтобы создать у студентов нужное» впечатление. Например, что работа заказана «не там», почему и изощряются разработчики, придумывая модули «поиска перефразирования».

Но это уже переход к другой стороне – бизнесу.

 

Рефератный бизнес

 

Что бы ни говорил «Сноук», рефератный бизнес не «прессуют», а форматируют. Это не одно и то же. Преподаватели стараются всеми правдами, а в большинстве случаев неправдами, «водить угодных людей за готовыми результатами», перекраивая «под себя» выполнение работ на заказ. При этом – даже при законе против рекламы этого процесса – сами создавая условия для него. Хотя бы устранением от научного руководства и взаимоисключающими требованиями. То есть – одно и то же явление может быть одновременно и осуждаемым до законодательного запрета, и поощряемым до бюджетного финансирования.

О том, что существует «рекомендаторство» («где заказывать» с его оборотной стороной – искусственными помехами, если работа была заказана «не там», я подозревал ещё в 2010-2011 годах, точное подтверждение получил в марте 2014 года в виде как раз такого «замечания», а о «взаимодействии» рефератных посредников и сразу трёх преподавателей бывшего ИНЖЭКОНа узнал в 2015 году. Причём посредников не лучших, а худших даже по счёту таковых. На тот момент не было сайта в Интернете, производились самые примитивные подтасовки процента, метод «мясо – шоколад» и то невнимательно применяли. Так что выявить это мне не составляло какого-то особого труда. Поражало и то, что компания эта – далеко не богатая и даже не средняя – имела постоянную рекламу на носителе на спуск в метро («Проспект Просвещения») в течение семи лет (впервые я увидел в январе 2010, последний раз – в ноябре 2016, в январе 2017 этой рекламы уже не было). При том, что такая богатая компания той же сферы, как HomeWork, попробовала такую рекламу в метро в конце 2009 года на два-три месяца, и прекратила.

Значит, и здесь коррупция, только проявляющаяся не в подкупе, а в личных симпатиях. То же самое можно с большим основанием сказать про компанию-разработчика ЗАО «Анти-Плагиат». Коррупционный характер деятельности этой компании ещё в 2013 году красочно описал В. Леванов, и пересказывать я не буду, чтобы не тратить время. Сейчас чиновники на названных должностях другие, да и само министерство реорганизовано, разделено, одно «вузовское», другое «школьное». Но топающие манагеры ЗАО «Анти-Плагиат» смогли угодить и новому руководству, как угождали прежнему. И номенклатурщикам от науки, как А. Никитов и М. Гельфанд (этот вовсе пытается объяснить плагиат «особенностями национального мышления», приводя примеры «у них» и антипримеры – «у нас», впрочем, такое я видел и на страницах «Сноука» в социальных сетях).

То есть в данном случае личные симпатии («такой же, как они») превзошли даже денежные интересы до степени проведения затратной политики. Которая в большинстве случаев возмещается за счёт бюджета. В упрощённом варианте это может быть представлено так. Вузы получают гранты на «информатизацию», к которой относится и применение антплагиатных программ, то есть часть выделенных бюджетных денег по грантам понемногу переходит к разработчикам программ, как ЗАО «Анти-Плагиат».

Проявлением личных симпатий является и то, что отдельным угодным представителям рефератного бизнеса отдельные вузы сами дают потихоньку доступ к своим вузовским программам. Правда, в разных вузах настройки отличаются, и сам «Сноук» признаёт и то, и другое – равно факт своего доступа к такой программе и её не универсальный характер, а также подтверждает мои предположения о том, как в антиплагиатоно коррупции участвует бизнес:

 

«Если Вы хотите, чтобы работу я просто проверил и выдал Вам справку, то я проверяю:

1) Антиплагиат.вуз (того вуза, доступ к которому у меня есть, и это не значит, что у меня есть доступ к Антиплагиату Вашего вуза - его у меня нет)

...

МОГУ ВЫДАТЬ И СПРАВКУ ПО ФОРМЕ ВУЗА (какую предоставите)

СПРАВКА ПЛАТНАЯ - от 8 долларов США».

 

Картину дополняет активное участие «Сноука» в ряде партнёрских программ.

Доподлинно доступ к вузовской программе имеет компания «Магистр» (Diplomaster). Город базирования – Казань, но есть московский и петербургский филиалы, и на её объявлениях-афишах я видел упоминание про Антплагиат.вуз, и неважно, правда написана, или «это была реклама», для меня оба случая неприемлемы.

 Я не буду говорить о том, что сейчас стало намного больше «махинаторов-антплагиаторов», повышающих процент всё более изобретательно - техническими приёмами, и все «директовые» программы их активно «рекомендуют».

 

Студенческое сообщество

 

Остаётся третья сторона – общество. В данном случае – студенческое сообщество. Предоставленные сами себе в условиях инсценировки научного руководства, они вынуждены прибегнуть к заказу работ. И нередко мне приходилось объяснять им, что низкий процент не означает списывание, напротив, он означает подтасовку, тем более ряд выдаваемых «источников заимствования» таковыми не являются, да и для списывания они по ряду причин непригодны.

Реакция бывает разная – от понимания до откровенной агрессии (особенно, если преподаватели активно запугивают студентов, а врут они и тем, кто оказывается понимающим и лояльным).

В целом же студенческое сообщество выполняет роль толпы для молчаливого одобрения происходящего унижения образования.

Но ведь среди студентов находились, как я уже сказал, понимающие и лояльные. Есть трезвые преподаватели, для которых 10 % подлинной новизны и оригинальности лучше, чем 90 % перевирания, выдаваемого за «новизну» и «уникальность».

И в рефератном бизнесе не все такие, кто прогибается под эти программы.

Ведь только моя практика - уже достаточное подтверждение тому, что можно не только отразить, но и возвратить удары всей антиплагиатной коррупции. Что тоже должно стать важным для того, кому надлежит быть предпочитаемым при выборе, у кого заказать настоящую работу, - помимо «рекомендаторства» и даже вопреки «рекомендаторству»

Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (15.03.2020)
Просмотров: 305 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0