Главная » Статьи » Авторский дневник

«Плагиат» - потому что правильно

© Денис Паничкин

 

Когда бывает больно при работе

 

Когда я пишу работы, всё чаще бывает больно.

И причина тому – взаимоисключающие требования, внешне таковыми сознательно не выглядящие.

Разумеется, работа должна соответствовать заявленной теме, ответы на вопросы должны быть правильными. Правильно следует определить основные понятия.

Но темы в большинстве случаев – о том, что уже существует. То есть – программа посчитает это «плагиатом». Вот и приходится, как говорят игроки в настольные игры, «делать «не первые» ходы», лишь бы «процент» выдержать.

Правильное решение заданий существует, но оно сводится к «неоригинальному».

Например, когда надо описывать «отечественный и зарубежный опыт», заведомо пишешь о том, что уже есть.

То есть вопрос стоит так: написать правильно, но «неоригинально», то есть программа посчитает это «плагиатом», а преподаватели даже не собирается анализировать отчёты и разбирать подробности, потому что это всё равно, что читать работу, а хочется её не читать, но получая при этом оплату за научное руководство. Или же перевирать написанное и даже придумывать совершенно бесполезное, если не вредное (как приспособить ALM к предприятию горнодобывающей промышленности). И делать это ради того, чтобы «отчитаться уникальностью и новизной».

Только какая ценность у таких работ будет некоторое время после этой формальной оценки?

Получается: «плагиат» - потому что правильно.

А неправильно в моём нравственном понимании научной работы, к которым относятся и курсовые с дипломными (пусть на самом начальном уровне), - не напишешь. Тем более – сознательно неправильно, ради того, чтобы кому-то угодить.

Ведь решать задачи по физике, цинично игнорируя законы механики или электростатики, только ради «оригинальности» - это даже за пределами идиотизма находится! Почему же в других случаях «можно»?

Угождать в этом понимании я не собираюсь. По другую сторону тоже могут пересмотреть свои требования и прекратить беспорядок. Как бы нагло с моей стороны это не выглядело, я открыто заявлю об этом.

Интересно также отношение к Антиплагиату и подобным программам со стороны «научного сообщества», где всё происходящее молчаливо одобряется большинством, и только отдельные трезвые преподаватели, вроде В. Лукьяненко, возражают против такого «подхода».

 

Антиплагиат и «официальная наука»

 

Отношение «официальной науки» (воспользуюсь этим устоявшимся словосочетанием из советской пропаганды) к оценке работ по проценту «оригинальности» («уникальности») более, чем лояльное. Комиссия по борьбе со лженаукой обходит этот вопрос молчанием, хотя в её интересах противостоять массовому перевиранию ради формального отчёта. «Вольное сообщество Диссернет» этот подход даже приняло в качестве основополагающего, выявляя плагиат (кстати, настоящий) в диссертациях сначала министров и депутатов, потом топ-менеджеров крупных и средних компаний, а дальше дошли и до кое-кого помельче, как директора школ. При этом случаи, когда деятельность Диссернета сказалась как-то на статусах, карьерах и зарплатах этих плагиаторов, - единичные, да и то все они – следствие интриг в самой среде «лиц, принимающих решения». Почему я и считаю Комиссию по борьбе со лженаукой и Диссернет собранием номенклатурщиков.

Я вправе осуждать их, поскольку тема отношения «официальной науки» оказывается намного сложнее, и к этому я тоже пришёл через свою практику. Один раз мне предложили «поднять процент по вузовской программе» в работе на тему «Отношения науки и власти». Я отказал после ознакомления с присланным мне, и вот как:

 

Я не буду повышать процент, вместо этого я возьмусь написать новую работу, пусть даже с «оригинальностью по вузовской программе».

Во-первых, изложение темы: наука как бы сама по себе, власть – сама по себе, и только в конце они пересекаются. А ведь можно рассказать о политизации и идеологизации науки со стороны власти (например, поиск российских приоритетов в 1950-е годы). И в то же время – о действительно крупных научных достижениях СССР того же периода. Ведь речь идёт именно о взаимоотношениях науки и власти.

Этого в работе нет.

Во-вторых, прочитайте работу – хотя бы в начале:

«Читая такие новости волей-неволей начинаешь задумываться, а нужна ли человеку наука. Тем более, что к нынешнему времени её стремительное развитие принесло больше плохого, чем хорошего. Сразу вспоминается глобальное потепление, ядерная бомба и прочее оружие массового поражение, стремительное исчезновение с лица земли огромного количества видов растений и животных и тому подобное. А что в противовес? Палка для селфи?

Значимость науки для человечества довольно часто ставится под сомнение. Некоторые говорят о том, что несмотря на ежедневные открытия в той или иной области современные школьники пользуются учебниками, написанными в середине прошлого столетия. Другие твердят о потере нравственности и тотальном увлечении современной молодёжью всевозможными гаджетами.

Однако, большинство из этих скептиков часто упускают из виду, что даже сами того не замечая ежедневно пользуются плодами трудов великих учёных. Просыпаясь многие из нас пьют чай или кофе, просматривают­ последние новости по телевизору или в интернете, пользуются общественным или личным транспортом чтобы добраться до работы, принимают лекарства, а также используют разнообразные блага цивилизации.

Лёжа под кондиционером в жаркий день мало кто задумывается, что если бы не любознательность таких учёных как Ампер, Фарадей, Ньютон, Эйнштейн, Попов, Менделеев, Ломоносов, Королёв и других, мы бы не смогли разговаривать по мобильному телефону, смотреть кино, летать на самолётах и совершать другие привычные для нас действия»

Стиль изложения далёк от научного.

И при таких куда более существенных признаках важным оказался только процент по вузовской программе.

 

Погоня за процентом приводит к тому, что без внимания остаются настоящие ошибки. Ведь в отчётах Диссернета есть немало свидетельств о том, что перед нами не просто плагиат, а неверный текст! Чаще всего используют метод «мясо – шоколад» - именно у Диссернета я почерпнул такое название, также «игошизация» текстов, поскольку депутат И.Н. Игошин переделал существующую диссертацию Н.С. Орловой по кондитерской промышленности в диссертацию по мясомолочной промышленности, заменив слова «тёмный шоколад» на «импортная говядина», а «шоколад с орехами» словами «говядина на кости».  Все данные, особенности орфографии, таблицы и иллюстрации остались без изменений.

Метод «мясо –шоколад» используется при списывании сплошь и рядом, студентами – так часто, что не стоит долго обсуждать. Хотя самые заметные случаи называл. Чаще всего это бывало либо в работах, поставленных мне «в пример», чтобы так «обосновать», почему не хотят принимать написанную мной работу, или же в частях работ, которые мне предлагали дописать до полных. Как замена Польши на Англию в одной из работ – про правовое регулирование ответственности военнослужащих. Или замена ИКТ (информационно-коммуникационных технологий) на НБИК (нано-, био-, информационные, когнитивные технологии). Такое произошло в январе 2018 года. Причём преподавателю списанная часть понравилась, и когда я перед началом работы установил подделку и предложил написать всё заново, даже начался скандал, прекратить который удалось только дополнительным обязательством изготовить презентацию к реферату.

И именно при помощи презентации PowerPoint я не ограничился написанием новой работы, а выразил свою политическую позицию и нравственное понимание темы. На титульном листе я привёл реплику одного из персонажей «Лезвия бритвы» И.А. Ефремова: «Есть вещи, которыми нельзя заниматься, пока не будет лучше устроено общество на всей нашей планете, и учёным следует думать об этом».

Действительно, если подумать, то насколько велика опасность антинародного применения этих технологий? Ведь Комиссия по борьбе с лженаукой молчит по поводу высказываний чиновников о возможности создания «человека служебного». И о противоположных тенденциях, которые можно заметить из высказываний «играющих в оппозицию» политологов, как А. Фурсов, который слишком много говорит о проводимой политике «убить культурный оптимизм 1950-60-х», существование которого я ставлю под сомнение на фоне того, что Л. Балашов отмечает более ранний негатив антикультуры – больше ста лет назад. Причём Фурсов объясняет это тревогой правящих классов, не желающих допускать, чтобы достижения техники стали бы доступны тем, кто «не из элиты». И это уживается сначала с массовой автомобилизацией, спонсировавшейся «нефтяными купцами», а сейчас – с массовым распространением «датападов» (всех этих планшетов, айфонов, которые на деле оказываются игрушками для взрослых, судя по тому, что я каждый день вижу в общественном транспорте). И здесь как раз процесс поддерживается негативом антикультуры: рекламой айфонов является фильм «Текст», снятый по одноимённому копроселлеру от автора «Метро 2033» всего через два года после выхода этой макулатуры от антикультуры. И реклама эта сопровождается мессенжами, унижающими зрителя.

Или другие копроселлеры, от израильского проститута (в просторечии – «пидараса») Юваля Ноя Харари, спонсируемого представителями тех же правящих классов и пропагандирующего уход в виртуальные миры посредством компьютерных игр? Его и «официальная наука» не критикует, и «ханжи от нравственности» не трогают, при том, что я только что назвал четыре признака (израильское гражданство, гомосексуализм, угодность самым богатым и продвижение игровой зависимости), из которых даже одного в представлении «Научи хорошему» (рабочего ресурса КОБ – тоже осуждённого «Комиссией по борьбе ср лженаукой, но продолжающей существовать) хватило бы для превращения его в мишень для нападок.

Перечисленные факты свидетельствуют, что показные противники антинаучных «тенденций» и трендов» только называют себя «оппозицией», но дальше этого не идут. А сторонники Антиплагиата на фоне этого продолжают придумывать новые способы унижения образования.

 

Новые махинации вузовского Антиплагиата

 

Да, только за последние два месяца в программе Антиплагиат появилось три обновления. В конце января 2020 – выделенs «самоцитированиz», поскольку даже тем, кто занимается подтасовками, не всегда бывает удобно создание виртуальных документов для снижения процента, хотя бы и со ссылкой на «Кольцо вузов» как самый бесконтрольный модуль. Все известные мне отчёты в графе ссылок по всему, что относится к «Кольцу вузов», содержат вместо кликабельной ссылки примечание «не указано».

Программа определяет «самоцитирования» как:

«…доля фрагментов текста проверяемого документа, совпадающий или почти совпадающий с фрагментом текста источника, автором или соавтором которого является автор проверяемого документа, по отношению к общему объему документа».

Но пока о сём умолчу, поскольку все известные мне отчёты указывали на нулевой процент «самоцитирований».

С февраля 2020 отчёты в ПДФ стали сохранять все свойства форматирования проверяемого документа. Ориентироваться стало проще, но есть опасность, что и технические махинации совершать станет проще. При старом преобразовании текста – как если бы он был откопирован в текстовый блокнот ТХТ – все «скрытые значки», фразы, подложки и прочее либо исчезали, либо становились видимыми (в том числе превращались в вопросительные знаки массово). При сохранении свойств исходного документа могут сохраниться и они. Впрочем, это неудивительно, поскольку программа используется для поиска мнимого плагиата, а иногда – просто, чтобы снизить процент и при его отсутствии. Тогда как настоящий плагиат поощряется, и не случайно в интернете ссылок на сайты всех махинаторов-антиплагиаторов стало заметно больше.

Вчера ..

... и сегодня

 

Наконец, за несколько дней до написания всего этого я при анализе очередного отчёта заметил подтасовки иного рода. Оказывается, один и тот же источник может быть в отчёте два и более раза, при этом он программой относится к разным модулям, даты приоритета разные, а иногда могут быть и разные ссылки! То есть теоретически «заимствования» могут превысить и 100 %!

 

Пример двойного счёта с разными коллекциями, датами и даже ссылками

Конечно, при анализе отчётов можно исключать всё это. Но преподаватели анализировать отчёты не собираются. Вместо этого они издают новые кажущиеся идиотскими запреты. Оказывается, в списки использованных источников для научных работ по юридическим дисциплинам нельзя включать нормативно-правовые акты, если они официально опубликованы! Это при том, что только такие имеют юридическую силу после их обнародования, а неопубликованные законы не применяются, и это на уровне Конституции установлено.

 

Свежая отсебятина

 

Но это вовсе не маразм, это – цинизм. Преподаватели зарываются в своей бесконтрольности, в ощущении сытости и безопасности.

Но если добром они уступать не собираются, то есть другой способ. Перед угрозой быть избитым или убитым среднестатистический обыватель пойдёт на уступку как меньшее зло. Преподаватели как раз из таких среднестатистических обывателей. Как-то я перепечатал сведения о том, что студенты могут угрожать преподавателям или подавать на них в суд. Один из примеров: «Лучше поставьте зачет. Или хотите, чтобы к вам домой пришли?» - пригрозил студент 4-го курса преподавательнице истории столичного вуза. Женщина двадцать лет проработала в институте, но с подобным столкнулась сама впервые. Зато была наслышана о других историях. Посмотрев внимательно в глаза сидевшего напротив парня, она поняла - угроза может оказаться не пустой. И поставила.

Если ты хочешь не правды, а победы, то и на большее стоит пойти, чтобы при достижении победы установить свои порядки по праву победившей стороны и дать до конца понять побеждённым, что такое оказаться не у власти и под другой властью. А за правое дело – спасение образования от преподавательской отсебятины – тем более стоит!

Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (14.03.2020)
Просмотров: 233 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0