Главная » Статьи » Образование, культура, общество (статьи других авторов)

Современное просветительство как феномен неформального образования

© М.Р. Илакавичус

 

Просветительская деятельность вновь актуализировалась на пространстве стран-участниц СНГ. В 2016 г. очередной сессией МПА СНГ был принят модельный закон «О просветительской деятельности» [4]. В тексте обозначена значимость возвращения к традиции просветительства на новом уровне понимания сущности самого процесса и позиции его участников, обусловленном конкретно-историческими реалиями неспокойного, провокационного начала третьего тысячелетия. Каждая из стран-участниц Содружества сталкивается со своими вызовами, однако есть объединяющие факторы. Они укоренены в идее непрерывного образования, определяют понимание значимости не только формального, но и неформального образования. На повестке дня современного просветительства не только формирование научной картины мира, но и информирование широкой общественности о горизонтах личностного развития средствами разных форм образования длиною в жизнь. Россия является своеобразной экспериментальной площадкой активизации усилий общества и государства по созданию условий для использования развивающего потенциала всех разновидностей неформального образования, в том числе и просветительских проектов.

Идея просвещения как приобщения широких народных масс к достижениям науки и культуры современного им уровня, вне зависимости от представлений об источнике света знаний (бог, наука и т. п.), очевидно, стара как мир культуры. Мощная ценностная составляющая гуманизма позволила ей длить свое существование в веках. Стремление к самосовершенствованию, ведомому поиском Истины, зафиксировано еще в знаменитом аристотелевском высказывании из «Метафизики» «Все люди от природы стремятся к знанию» как сущностная характеристика человека. В истории человечества пути у разных социальных слоев к свету Истины были различны. Однако отсутствие равного доступа к ней всегда воспринималось передовыми людьми как величайшая несправедливость. Был еще один параметр, не изменявшийся долгими столетиями. Образ приобщения к божественной Истине (религиозное просвещение) зафиксирован в метафоре пастуха и паствы. Важные для ее понимания смысловые аспекты нищеты духом Нагорной проповеди, промысла божьего остались в христианском контексте. А упрощенная метафора стала отражать методологию просветительской деятельности. Однозначно пассивная роль участника этого действа как «пустого сосуда», объекта, ведомого знающим субъектом, долгое время не подвергалась сомнению. Как не подвергалась сомнению универсальность спектра знаний, которыми следует оснащать широкие массы, а также мифологема, согласно которой факт этого оснащения есть метод усовершенствования земного мира.

Благо власти Разума в качестве фундамента идеологии просвещения подверглось сомнению по итогам Второй мировой войны. С этого момента мировая философия обратилась к новым мучительным поискам места человека в мире, его возможностей в изменении себя и мира в поступке выбора. Постмодерный взгляд, все подвергающий сомнению, ни в чем не усматривающий основания для единения, отказывающийся от выбора в принципе, не способен помочь в постоянно увеличивающемся объеме информации. А это есть проблема в обществе, в котором принято быть осведомленным в меньшей степени, чем знающим. В данной ситуации идея просвещения вновь становится востребованной, но в новом ракурсе. Для приближения к распавшейся на миллионы мегабайт истины для одних (стремящихся быть скорее осведомленными, чем знающими) необходим некий «маршрутизатор», для других (для них идеал - освоение знаний) - ценностно укорененный «навигатор». В отличие от предыдущих эпох, эти своеобразные инструменты не могут быть едины для всех. Необходима среда, в которой личность может освоить способ их конструирования, создаваемая образовательным взаимодействием, оптимально - взаимодействием в сообществе. Данные сообщества объединяют людей разных поколений одним - интересом к какой-либо области познания. Востребованной сегодня является форма просветительского проекта.

Для понимания технологии современных просветительских проектов необходимо обратиться к теории непрерывного образования. Его идея раскрывается в видовой триаде «формальное - неформальное - инфор- мальное». Различение потребовалось в прошлом веке, когда стала очевидна неспособность организуемых и контролируемых государством учреждений обеспечивать качество образования, ожидаемое экономикой. Параметром разделения неформального и информального видов является осознание целеполагания, степень структурированности процесса, поэтому информальное иногда трактуется как спонтанное. Областью наших научных интересов является неформальное образование, рассматриваемое нами как онтологически укоренное, человекосообразное. В современной России оно вызывает интерес как теоретиков, так и практиков педагогики, распространено в большей степени в форме самоорганизующихся разновозрастных сообществ.

В педагогике соотношение просвещение / образование трактуется по-разному. Просвещение может трактоваться как фундамент образовательной деятельности, его идейная основа. Как «принятое за истину знание о мироустройстве, служащее основой культуры, воспитания и жизнедеятельности людей» определяет его В.С. Безрукова [1, с. 45]. А может быть понимаемо как разновидность образовательной деятельности, «рассчитанная на большую, обычно не расчлененную на устойчивые учебные группы, как-либо официально не зарегистрированную и не оформленную аудиторию. Основная задача - широкое распространение знаний и иных достижений культуры, способствующих правильному пониманию жизни в целом или ее отдельных сторон, а также пропаганда тех или иных идей, их внедрение в сознание людей в целях привлечения к участию в их воплощении. Названная задача выполняется через лекции, проповеди, беседы, диспуты, выступления в средствах массовой информации, разного рода популярные издания» [3, с. 140]. В данном варианте просвещение рассматривается как разновидность неформального образования. Мы присоединяемся к данной интерпретации.

Возвращаясь к тематике современных просветительских проектов, следует отметить, что в дискурсе о сфере образования они рассматриваются как относящиеся к неформальному образованию. Доказательством атрибуции являются размещенные в интернет-пространстве ресурсы уже действующих просветительских проектов. Они решают вполне определенную образовательную цель, для достижения которой кем-либо предприняты усилия для организации процесса взаимодействия. Однако данные проекты не относятся к конкретной лицензированной либо кем-либо утвержденной образовательной программе, выбор их в качестве ресурсов образовательной деятельности свободен и не обязателен, что не мешает агентам формального образования включать их в список источников для решения обучающих задач. Примером является проект «Эшколот», опубликованный на сайте eshkolot.ru, в рамках которого можно познакомиться с разными аспектами еврейской культуры. Лекции, концерты, круглые столы открывают интереснейшие факты из истории, этнографии, литературы, вокального и танцевального искусства. Видео многих публичных мероприятий выкладываются в сеть. Обращение к материалам этого проекта интересно как студентам культурологической специальности (формального сектора образования), так и просто желающим повысить свой культурный уровень. Аудитория у проекта, как это бывает в неформальном секторе, - сообщество, состоящее из своеобразного ядра (более-менее постоянные участники) и группы сменного состава. Свобода выбора позволяет участникам выстраивать свой образовательный маршрут, участвуя в разных сообществах.

Специфическая черта просветительства уже указана в приведенной ранее цитате из междисциплинарного словаря. Оно нацелено на широкую, массовую аудиторию, несет значимые для социального, экономического, культурного развития страны в целом знания и смыслы, хотя конкретно-историческая специфика не позволяет реализовать действительно массовые формы, историческим примером которых является период культурной революции. Объяснения мы находим в исследовательском поле культурологии. На смену модели стандартизации приходит модель кодификации: полнота характеристики неповторимого феномена раскладывается на элементы, часть которых (прежде всего антуражная) воспроизводится. Примером могут быть ресторанные проекты национальных кухонь, в том числе так называемых «третьих мест», своеобразных площадок встречи определенного круга лиц. В московских вариантах французских бистро обращает на себя внимание детально продуманный интерьер, специальные усилия владельцев для привлечения и удержания определенной публики (создание клубной атмосферы). Аутентичность воссоздаваемой где-либо атмосферы определенной культуры ценится современным жителем мегаполиса, ищущего подлинности. Для ее постижения и необходима составляющая в виде просветительских проектов. Она видна в практике подобных нишевых ресторанов, организующих мастер-классы настоящих профессионалов, шеф-поваров (например, французских), которые учат готовить аутентичное блюдо из аутентичных продуктов (например, привезенных - будем надеяться, из Франции). Эти мероприятия собирают желающих погрузиться в настоящее, вступить в личное образовательное взаимодействие с носителем знаний. Вариации воспроизведения и сфер, которые воспроизводятся, не ограничены, потому что унификация заменяется интересом к эксклюзиву, доступному ограниченному числу лиц, членам закрытых сообществ. Эта тенденция социального развития описывается специалистами как распространение клубной формы объединений, становящейся системообразующей структурой современного общества потребления и рассматриваемой в качестве маркера развития либерализма [2]. С точки зрения философии невероятная множественность потенциальных образовательных траекторий - расширение границ, в которых мыслится движение к свету Истины.

Следует отметить и специфику современных просветительских проектов, определяемую условиями общества потребления: нередко они становятся частью маркетинговой стратегии. Непримитивным примером такого «маркетингового» просветительства является использование московским издательством «Ad Marginem» для работы с читательской аудиторией форм лектория / диалогового клуба / круглого стола (можно характеризовать по-разному). По словам его главного редактора А. Иванова, для продажи художественных текстов современных авторов, предлагаемых издательством, ему необходимо «возделать поле» (в переводе с латыни название издательства - «на полях», «по краям»), то есть приготовить к их осмыслению, вырастить своих читателей. Этот просветительский проект мы назвали непримитивным, потому что он ставит целью не только получение дохода за счет расширения аудитории (которая по определению не может быть широка - философия, социология являются элитарными областями).

Выявляется еще один аспект феноменологии современного просветительства. Сегодня оно служит средством социального диалога для всеобщего развития. Показательны размышления обозревателя Екатерины Толкачевой: «Очевидны две связанные друг с другом проблемы - незнание общества о том, чем занимаются учёные (зачастую из-за того, что сами учёные не спешат переводить свои исследования на научно-популярный язык), и неумение обсуждать гуманитарные темы в форме диалога (свидетельством тому - перемещение разговоров о культуре и истории в залы суда, в плоскость запретительно-разрешительных отношений). Для того, чтобы учёные и общественность встретились, научив друг друга говорить, и существуют просветительские проекты». Примером такой деятельности является волгоградский проект «Интеллектуальные среды», руководимый философом А. Макаровым. Лекции и семинары представляют собой площадки неформализованного общения представителей науки и всех заинтересованных. Начинаясь каждый раз как просветительский проект, они запускают процесс самоорганизации сообщества неформального образования. Сеть организуемых образовательных событий позволяет конструировать пространство, в котором каждый реализует свои образовательные потребности, формируя личный, уникальный образовательный маршрут. И это видится руководителю «Интеллектуальных сред» ответом сферы образования на вызовы эпохи «текучей современности» (З. Бауман).

Идея просвещения и просветительская деятельность вновь осознаются российским обществом и обществами стран-участниц СНГ актуальными. Однако специфика текущего исторического этапа обусловливает уход от массовых форм, представлений об обезличенной целевой аудитории. Она дробится на сообщества по интересам, определяя иные подходы к организации данной деятельности. Просветительские проекты сегодня можно рассматривать как приглашение к уже структурированному образовательному процессу неформального сектора, взаимодействие в котором строится на реализации свободы выбора участников, максимальной ориентации на их запросы и образ жизни. Становление информационного общества обусловливает значимость распространения новых знаний, культурных открытий, которое фактически открывает гражданам имеющийся потенциал образовательной деятельности, не связанной с повышением квалификации / повышением заработка, расширяет горизонты личностного развития. Однако в ситуации угрозы распространения экстремистских, деструктивных идей в данной области необходимо государственно-общественное регулирование, призванное обеспечить безопасность пространства многостороннего просветительского диалога.

 

Список литературы

 

  1. Безрукова, В. С. Педагогика: учебное пособие / В. С. Безрукова. - СПб.: Изд-во ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2007. - 360 с.
  2. Долгин, А. Б. Манифест новой экономики. Вторая невидимая рука рынка / А. Б. Долгин. - М.: АСТ, 2010. - 256 с.
  3. Онушкин, В. Г. Образование взрослых: междисциплинарный словарь терминологии / В. Г. Онушкин, Е. И. Огарев. - СПб. - Воронеж, 1995. - 231 с.
  4. Якушкина, М. С. Модельный закон «О просветительской деятельности» / М. С. Якушкина, М. Р. Илакавичус // Модельное законотворчество базовой организации государств-участников СНГ по образованию взрослых и просветительской деятельности (2013-2015 гг.) / под общ. ред. И. И. Соколовой, М. С. Якушкиной. - СПб.: СПб ИУО РАО, 2016. - С. 45-78.
Категория: Образование, культура, общество (статьи других авторов) | Добавил: РефМастер (11.02.2018)
Просмотров: 28 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0