Главная » Статьи » Образование, культура, общество (статьи других авторов)

Школа П.А. Германа

© В. И. Аксельрод, А. В.Гусева

 

Из книги «Вокруг Финляндского вокзала. Путеводитель по Выборгской стороне» (2013)

 

«Мое первое петербургское лето, – вспоминает выпускница ВВКУ, известный ученый-историк и один из авторов книги «Школа в Финском переулке» В. Р. Лейкина-Свирская. – Жара, пыль, одиночество… Мне, привыкшей к зелени и цветам Батумского ботанического сада, здесь особенно тяжело. Мои одноклассники разъехались – кто на юг, кто на пригородные дачи. Когда становится совсем тоскливо, я выхожу из дома и иду знакомой дорогой туда, где – я знаю – сейчас, во время каникул, я никого встречу. Вот и тесный, людный, ведущий к вокзалу Финский переулок. Медленно иду мимо магазинов, гостиницы «Северная Пальмира», мимо извозчичьего двора и киоска с удивительной вывеской: «Ах, какие вафли вкусные!» Они, действительно были вкусными, и мы частенько сюда устремлялись после уроков. Наверняка никто из прохожих не знает, что вот в этом высоком мрачноватом доме, с магазинами, занимающими первый этаж, моя школа, лучше которой нет на свете.

К двенадцати годам у меня накопился уже немалый школьный «стаж» и опыт – я училась в пансионе, прогимназии и Батумской гимназии Арнольди, в Петербургской гимназии, пока мама не услышала о Выборгском восьмиклассном коммерческом училище – «школе Германа», и не перевела меня сюда. Так что мне было с чем сравнивать.

Захожу в проходной двор – единственное место, где мы «дышим» пыльным привокзальным воздухом, где наш общий любимец «Гри-Гри», Григорий Григорьевич Мечихин, учитель гимнастики, учит старшеклассников новой, очень модной игре «баскетбол» и где у глухой кирпичной стены в углу двора по торжественным дням фотографируют школьников и учителей вместе с гостями.

Я пристраиваюсь в этом уголке, смотрю на окна школы, и мне возвращается покой и чувство защищенности, которое я всегда испытывала в ее стенах. Здесь все уже стало родным и привычным, и в то же время каждый день одарял чем-нибудь новым увлекательным. Я мысленно вхожу в здание школы. Мимо комнатки швейцара под лестницей прохожу в раздевалку, где висят голубые передники, одинаковые для мальчиков и девочек, мешки для сменной обуви. Поэтому пол у нас всегда чистый и блестящий. Когда-то тут была большая квартира, от которой остались ванные комнаты в обоих концах коридора.

Вот зал, где мы играем на переменах и где я, только что принятая в школу, увидела поразившую меня картину: малышей, которые с визгом бросились к Петру Андреевичу Герману, нашему директору, и, повиснув на нем, облепили его ноги… А Пётр Андреевич, высокий, красивый, смеялся и, нагнувшись к ним, о чем-то расспрашивал, потом поднял руку – и они разлетелись, как воробышки…

Вот наша большая столовая, где за отдельным столом, но тут же, рядом с нами, завтракали педагоги. Я как будто слышу звон ложечки о край стакана: это Пётр Андреевич взывает к нам, чтобы сделать очередное объявление, – и мгновенно воцаряется тишина…

Сейчас в школе тихо. Наверное, на дачу уехала наша учительница немецкого языка Лидия Петровна Трейфельдт, немолодая, строгая женщина, которая так приветливо принимала нас и поила чаем в своей маленькой уютной комнате. Жил при школе со своей большой семьей и Леонид Николаевич Никонов, преподаватель биологии, все обо всех знающий завуч. Он повез старшеклассников на экскурсию по Волге и Каме.

Любимое место в школе – кабинет нашего доктора Екатерины Петровны Ивашовой, которая нас не только осматривала, лечила, но и выслушивала, и утешала, и давала приют обиженным, расстроенным. Кто только не доверял ей своих тайных огорчений!

…Память об этих часах, проводимых в одиночестве, наедине со школой, когда ничто не мешало мне так ясно и сильно ощущать свою горячую привязанность к ней, к учителям, это непосредственное детское чувство ожило через много десятилетий и не покидало меня во время работы над книгой, посвященной истории нашего Выборгского училища.

Недавно я побывала в этом старом доме. Ничего не осталось от прежнего. Жилые квартиры второго-пятого этажей, когда-то перестроенные под классы и залы, теперь глядели на лестницу запертыми дверями. Лестница, прежде ярко освещенная утренним солнцем, где раньше кипела жизнь, толклись спорщики, передавались новости, каждый понедельник продавался свежий выпуск нашей «Школьной газеты», теперь была темной: ее окна закрывал наружный лифт.

Детское чувство могло быть субъективным, но чем больше удаляются от меня и моих друзей школьные годы, тем яснее становится их огромное, определяющее значение для наших судеб…» Пусть скажут об этом сами «выборжане», выпускники школы Германа:

«В нашей школе была исключительная атмосфера взаимного уважения, дружбы, товарищества, порядочности, высокого отношения к нравственным ценностям, к долгу человека и гражданина» (А. А. Любош, XV вып., инженер-строитель).

«Школа наша особенная! Ее отличает отсутствие атмосферы казенщины. Наши педагоги и воспитатели выступали как старшие товарищи, в их отношении к ученикам всегда царил дух доброжелательности. Школа приучила не ограничиваться собственными интересами, а подчинять их общественным» (Г. А. Демидов, XIV вып., военный врач).

«Школа дала мне прочную уверенность, что учиться всегда крайне интересно. Школа укрепила прочный вкус к порядочности и добросовестности по отношению к людям, к делу… В школе не было места показухе и очковтирательству, высмеивалась погоня за престижностью, за внешней эффектностью, велась настойчивая борьба за скромность, основательность, уважительное отношение к хорошо сделанной работе» (Н. А. Аладжалова, V вып., инженер).

 «Школа дала мне все, что может быть наилучшего в жизни – общественное воспитание, серьезное понятие о человеческих правах и достоинстве человека, понятие о дружбе, уважение к чужим мнениям, уважение к женщине и поклонение ей» (В. Л. Лабуц, VIII вып., польский инженер-гидротехник).

Среди выпускников Выборгского коммерческого училища было немало деятелей науки и искусства, людей самых разнообразных профессий – очень многие прославили своими открытиями и своей деятельностью нашу страну, наш город и, конечно, свою школу. Выпускниками Выборгского восьмиклассного коммерческого училища, которое, по словам одного из учеников, писателя и лингвиста, знатока нашего города Льва Васильевича Успенского, «не выпустило ни одного коммерсанта», стали историк и философ Б. Ф. Поршнев; музыковед М. В. Бражников – создатель теории древнерусской музыки; Л. Л. Раков – историк, создатель и первый директор Музея Обороны Ленинграда; М. М. Ботвинник – инженер-электротехник, многолетний чемпион мира по шахматам; А. Е. Кроль – историк зарубежного изобразительного искусства, сотрудник Эрмитажа; Н. Р. Малкин – геофизик, исследователь проблемы оледенения Земли; Б. Б. Никонов – основатель Абастуманской обсерватории; Б. Л. Очаповский – участник первых экспедиций на Памир и в Арктику; Л. А. Мазинг – один из первых борцов за чистоту вод Байкала; В. П. Маслов – палеонтолог, исследователь мирового океана; балерина Н. С. Надеждина – создательница хореографического ансамбля «Березка»; Д. И. Гордеев – по его проектам обеспечивались энергетикой подводные лодки; заслуженный мастер спорта теннисистка З. Г. Клочкова; Д. А. Щеглов – писатель, драматург; Л. Л. Никонов – руководитель крупнейших строительств 1930-1950-х гг.; М. Е. Кроль – микробиолог, участница борьбы с эпидемиями в Корее; Р. В. Семенов-Тян-Шанский – кораблестроитель; геолог Б. В. Наливкин и многие-многие другие…

Это огромный отряд творческой интеллигенции, как правило, корнями своими связанный с культурой прошлого и начала нашего века… Но, как замечает В. Р. Лейкина-Свирская: «Дело не только в знаменитых именах. Школа всем дала заряд на всю жизнь, воспитав в своих учениках подлинный демократизм, человеческую порядочность, высокую гражданственность».

«Душой и сердцем школы» был ее основатель - директор Пётр Андреевич Герман.

Осознание глубокого кризиса народного образования и необходимости коренных реформ, боль его сердца, отозвавшегося на трагедию маленького, беззащитного человека, отданного во власть чиновников от педагогики, подвигло П. А. Германа, к тому времени известного педагога, создать свою частную школу и объединить вокруг себя близких по духу учителей, готовых, как и он, и другой знаменитый педагог К. Май, руководствоваться заветом великого мыслителя и педагога Яна Амоса Каменского «Сперва любить – потом учить».

Вот как сформулировал Пётр Андреевич Герман задачи новой школы:

1. Чтобы школа всесторонне развивала духовные способности ребенка.

2. Чтобы средняя уже школа давала основательное и пригодное на жизненном пути образование.

3. Чтобы школа давала стойких в физическом и нравственном отношении деятелей.

4. Чтобы школа воспитывала для него [общества] человека и гражданина в лучшем смысле этих великих слов.

Избежать подчинения учебному отделу какого-либо министерства школа не могла, иначе ни ее учителя, ни ее ученики не получили бы никаких служебных прав. Поэтому А. П. Герман вместе со своими единомышленниками решили выбрать Министерство торговли и промышленности и назвать школу коммерческим училищем, пойти на то, чтобы в старших классах ввести специальные предметы. В 1905 г. это министерство возглавил С. Ю. Витте, и при нем коммерческим училищам была предоставлена некоторая свобода в преподавании общеобразовательных предметов, признавались права родительских комитетов на участие в учебной и воспитательной жизни училищ, допускалось совместное обучение.

Местом для открытия училища Финский переулок выбрали не случайно. В этом районе города было только одно среднее заведение для девочек и одно для мальчиков. Рядом вокзал, связывающий этот район с пригородами. Начальный капитал – 2600 руб. – П. А. Герману «на строительство новой независимой школы» отдала домашняя учительница Л. П. Трейфельдт, которую захватили его педагогические идеи. Этих денег оказалось достаточно, чтобы открыть училище, но слишком мало для его нормальной работы. А надо было выживать, не имея государственной поддержки. Поэтому на первых порах школа не отказывалась от частной благотворительности. Долго помогали ей увлеченные идеями и личностью Германа, доктор медицины Г. П. Олейников, врач М. А. Нобель-Олейникова, жена доктора медицины М. А. Щеглова. Иногда помощь приходила с самой неожиданной стороны: в 1910 г. школа получила 2000 руб. от Императорского общества поощрения рысистого коннозаводства!

Но необходима была общественная поддержка. Герман обращается к крупным промышленникам, в правление Волго-Камского банка – туда, где будут нужны молодые кадры образованных коммерсантов, ищет, как мы говорим сегодня, состоятельных спонсоров. В результате рождается «Товарищество совладельцев и пайщиков», которое предоставило школе кредит до 1914 г. Его сменило «Общество для содержания восьмиклассного училища в Петербурге на Выборгской стороне». Его попечительский совет и ревизионная комиссия взяли на себя все хозяйственные функции и ответственность за все дела школы. Эти общества обеспечили ей необходимый юридический статус. Последнее из них купило в долг землю для постройки нового школьного здания, но война 1914 г. помешала осуществить эти планы.

В каждое из этих обществ входили наиболее обеспеченные родители, они же были главными инициаторами их создания. Именно родители создали в Петербурге такую популярность маленькому училищу, что через десять лет после его основания три четверти учеников приезжали уже из других районов города. Родители организовывали и специальные общества помощи ВВКУ, которые собирали средства на создание и постоянное пополнение школьной библиотеки. Они организовывали лекции, концерты, музыкальные вечера, спектакли, сбор от которых шел в фонд помощи нуждающимся ученикам. Вносилась плата за их обучение и питание в школе. В год первого выпуска родители собрали большую сумму – свыше 1700 руб., чтобы основать фонд помощи оканчивающим и выпускникам ВВКУ Часть этой суммы предполагалось обратить в капитал для будущих стипендий. Некоторые родители вели бесплатные занятия ручным трудом (Ю. Преснякова), преподавали за небольшую плату музыку малообеспеченным детям и передавали эти деньги в кассу училища (М. Щеглова).

Среди родителей были и домовладельцы, и мелкие торговцы, и предприниматели, но основную массу составляли педагоги, врачи, адвокаты, инженеры, известные общественные деятели самой различной политической ориентации. Лицо школы в значительной степени определяла демократическая интеллигенция.

Пока число классов не достигло нормы, и плата за обучение стала покрывать расходы, училище нередко стояло на грани краха, содержалось в долг. Иногда удавалось ценой усиленных хлопот добиваться субсидий на нужды коммерческого образования.

«Сколько раз мы были близки к гибели, и какими невероятными усилиями удавалось Петру Андреевичу спасать школу… Ему приходилось бросать свою прямую педагогическую работу и метаться по городу в поисках необходимой суммы, просить, выслушивать отказы… Он никогда не терял бодрости и веры в то, что школа выживет», – вспоминала выпускница ВВКУ О. В. Яфа. Но в первую очередь П. А. Герман был блестящим учителем словесности. Старшие ученики на всю жизнь запомнили уроки русской литературы, в высокую миссию которой он свято верил. Пётр Андреевич учил чувствовать красоту слова и образа, воспитывал вкус к чтению. Настоящими праздниками были те уроки, когда ученики читали наизусть самостоятельно подобранные стихотворения, Герман был талантлив во всем: артистически читал классику, сам ставил спектакли, играл в них вместе с детьми в скупой, строгой мхатовской манере.

По его инициативе создана и плодотворно работала (1907–1909 гг.) Междушкольная комиссия, объединившая «родственные по духу школы». Члены комиссии собирались поочередно в разных школах (в том числе в ВВКУ 20 января и 14 марта 1909 г.).

В Выборгское училище часто приезжали из провинции педагоги, основатели новых школ. Пётр Андреевич не жалел времени на беседы с ними, и они уезжали к себе, обогащенные опытом ВВКУ Коллектив «школы Германа» не только внимательно следил за крупными учительскими съездами, но и обобщал для них опыт своей учебной и воспитательной работы.

Под стать директору был и педагогический коллектив, созданный им. Целое созвездие прекрасных учителей могло появиться в школе потому, что это была новая школа, основанная на принципах автономии, коллегиальности и выборного начала.

П. А. Герман, принимавший активное участие в педагогических съездах, городских комиссиях, знал множество учителей и старался привлечь к работе в училище самых лучших – талантливых, высокообразованных, таких же одержимых идеей «новой школы», как он сам и его единомышленники, основатели ВВКУ. Рекомендовать нового учителя имели право, кроме директора, педагоги-учредители, а позднее – самые опытные и авторитетные учителя школы. Но одной рекомендации было недостаточно. Пётр Андреевич подолгу изучал каждую кандидатуру, прежде чем представить ее для тайного голосования Педагогическому совету. Все было важным: способности, уровень образованности, общественная позиция, педагогические воззрения, характер. Особенное внимание обращалось на возможность психологической совместимости и с коллективом педагогов, и с классом, в котором новый учитель должен был стать воспитателем.

Герман искал не только лучших знатоков своего предмета, но людей, способных быть добрыми и мудрыми воспитателями. Ведь школа начиналась с младших классов, поэтому воспитательная работа была особенно важна. В уставе училища можно прочитать слова, принадлежавшие его помощнику В. А. Герду: «Хорошо налаженное, дружное воспитательство – вот секрет успеха каждой современной школы».

Новый учитель не мог попасть в школу случайно (живет поблизости) или по протекции, нельзя было себе представить, чтобы его кандидатура «спустят сверху». Школа сама искала и принимала единомышленников.

Интеллект, культура, любовь к детям, самобытность личности, педагогическая одаренность, передовые общественные воззрения – этими качествами обладали все педагоги ВВКУ, а школа предоставляла им возможность свободного педагогического творчества. Все они имели университетское образование (некоторые, как и Пётр Андреевич, закончили два факультета), имели публикации по теме своей научной работы, одновременно преподавали в высших учебных заведениях (Б. П. Афанасьев, Л.H. Никонов). Большинство из них впоследствии стали преподавателями советских вузов (П. И. Боровицкий, А. В. Венедиктов, А. В. Волковский, Г. Г. Мачихин, А. Л. Савич), другие проработали в школе до конца своих дней. Женщины заканчивали Бестужевские курсы или курсы П. Ф. Лесгафта, а зачастую и те, и другие. Каждый из них обожал свой предмет и стремился завоевать учеников в пользу своей дисциплины, у каждого были свои последователи.

Большинство учителей ВВКУ принадлежали к семьям потомственной интеллигенции, что определило высокий уровень культуры педагогического коллектива и выпускников училища.

Школа отличалась ярко выраженным демократическим характером во всем – в своей структуре, в отношениях учителей и учеников и т. д.; во многом это определялось прогрессивными общественными взглядами учителей и активным участием некоторых из них в политической жизни страны (законоучитель А. И. Введенский, историк Е. Б. Зомбе, преподаватель астрономии Ф. В. Ленгник, воспитательница О. В. Наливкина, географ Л. Н. Пескова и многие другие). Их общественная активность оказала большое влияние на воспитанников ВВКУ.

Все они формировались в период бурной волны учительского движения, вызванной первой русской революцией, были членами педагогических союзов, участниками первых российских учительских съездов.

«Прекрасная постановка и высокий уровень преподавания – отсутствие формальных критериев оценки знаний, зубрежки, перегрузки ненужными сведениями, – отмечала одна из выпускниц ВВКУ, – позволили получить не только солидный запас знаний и навыков, но и вкус к постоянному пополнению своего образования, воспитали уважение к науке, к интеллектуальному труду».

Состав учителей Выборгского коммерческого училища, их высокий профессионализм и непререкаемый нравственный авторитет, дух свободы, творчества, уважения к личности ребенка, искренняя любовь к нему, царившие в школе Германа, сделали ее популярной среди петербургской интеллигенции.

В ней учились потомки декабриста В. П. Ивашева, племянник В. Н. Фигнер, сын поэта-народовольца П. Ф. Якубовича, внучка Н. И. Воронова – революционного демократа 1860-х гг. Учились в школе дети таких известных политических деятелей, как П. В. Струве, И. В. Гессен, дети профессиональных революционеров И. Э. Гуковского, Ф. В. Ленгника, В. Д. Бонч-Бруевича, Н. И. Подвойского, падчерицы и племянницы Л. Б. Красина, сын И. Г. Смидович, дочь Л. Б. Троцкого, дети многих эсеров и меньшевиков. До октября 1917 г. различие политических позиций родителей никак не сказывалось на отношениях детей, а сами родители, стоявшие в общественной жизни «по разные стороны баррикад», объединялись для активной помощи и поддержки Выборгского училища. События Октябрьской революции и Гражданской войны прошли по живому телу школы. Спасавшиеся от революции семьи увозили в эмиграцию своих детей, другие репатриировались в освобожденные от власти Российской империи Прибалтику и Польшу. «Выборжцы»-большевики ушли на фронт (В. М. Леман, В. Н. Кедрин, И. В. Эйхвальд и др.).

Как и другие частные школы, Выборгское восьмиклассное коммерческое училище национализировали 1 января 1919 г. и стало 157-й советской трудовой школой. Во главе остался Пётр Андреевич Герман. Хотя состав учителей значительно обновился, небольшая группа ветеранов ВВКУ продолжала работать до конца существования школы – Л. П. Трейфельдт, О. В. Яфа, Е. В. Корш, З. В. Баранова и некоторые другие. Весь строй жизни школы, работа ее учителей создали фундамент, на котором легко, без особенной ломки воспринимались идеи советской школы 1920-х гг., и это позволило ей, сохраняя «дух ВВКУ», оставаться одной из лучших школ города до ее закрытия в 1930 г.

Но перемены в школе были очень ощутимы. В январе 1919 г. в ней оставалось 179 человек, из них – всего 95 во II ступени. В 1920/21 учебном году во II ступени было 59 учеников. Эти классы были больше других обескровлены и рассеяны условиями голодной жизни Петрограда, всей обстановкой Гражданской войны.

Но в школу поступали новые малыши: 49 ребят приняли в младшие классы. В 1920–1921 гг. в I ступени училось уже 157 человек. В школу пришли дети матросов, красноармейцев, служащих военных учреждений, заводских рабочих и работниц, несколько детей поступило из районного интерната для сирот. В 2,5 раза увеличилось число детей рабочих и крестьян. Новых родителей интеллигентных профессий было всего около 10 человек. Пришли и новые педагоги, которые, на счастье, оказались единомышленниками коллектива «школы Германа» и отвечали самым высоким требованиям. Они помогли сохранить присущий школе высокий уровень общей педагогической культуры, утвердить в сознании и душах детей нравственные нормы, не подлежащие переоценке и в новом, революционном обществе. Этих учителей полюбили и высоко оценили ученики 157-й трудовой школы.

Об этих первых революционных годах жизни школы в Финском переулке пишет В. Р. Лейкина-Свирская: «Вместе со всей страной, С-Петербургом переживала наша школа страшнейшие последствия разрухи. Здание требовало большого ремонта, который сильно затянулся. 1919–1920 учебный год начался 1 октября, и все занятия проходили в одной половине здания, где работали печи. Правда, Выборгской школе, как и всем другим, был выделен деревянный дом для разборки на дрова. Они были перевезены и распилены педагогами и учениками (обслуживающий персонал был сокращен до минимума), но дров этих хватило ненадолго. В классах сидели в верхней одежде, форточки не открывались, перемены были сокращены до 5 минут. Нормальные занятия возобновились только в феврале 1920 г., а в феврале 1921 г. наступил новый топливный кризис, заставивший намного сократить занятия, потому что температура в классах не превышала +8 °C. Педагогический Совет принял предложение ученика Б. Попкова приносить дрова из дома. Приносили, кто сколько мог, и таким образом удалось сохранить занятия во всех классах, сократив их только для 1-й ступени».

В сентябре 1925 г. отмечалась 19-я годовщина со дня рождения школы. Этот вечер вылился в прощании с Петром Андреевичем. Тяжело больной он нашел в себе силы присутствовать на этом собрании. Ему преподнесли альбом с фотографиями, в них была запечатлена жизнь школы за все годы ее существования.

А в начале октября школа хоронила его. До Шуваловского кладбища гроб несли на руках.

Общественность отозвалась на смерть П. А. Германа несколькими некрологами. «Учительская газета» писала: «Все русское учительство обязано знать имя и связать его с лучшими моментами педагогических устремлений, заимствовать из его деятельности опыт практических достижений и приобщить к именам своих учителей имя этого реформатора-педагога. Преклоним перед большим талантом кристально чистым человеком и неутомимым тружеником на новом педагогическом пути…».

Последним для школы в Финском переулке оказался XIX выпуск. В 1930 г. было проведено укрупнение школ, и малые школы, такие как 157-я, были слиты с теми, кто имел лучшие условия для работы. Часть преподавателей и еще не закончивших учеников перевели в Образцовую школу Выборгского района (Симбирская ул., 4)

Категория: Образование, культура, общество (статьи других авторов) | Добавил: РефМастер (10.09.2020)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0