Главная » Статьи » Авторский дневник

Ничейная смерть

© Денис Паничкин

 

Моё разочарование в тех других, кто пишет работы, продолжается и нарастает. Потому что они вместо мастеров рефератного дела становятся «мастерами» саморекламы рерайта и даже откровенными пропагандонами антиплагиатных программ.

В самом деле, какая разница, используется ли Антиплагиат.Вуз, ЕТХТ или Plagiat.pl? Все эти программы изначально порочны тем, что ими оценивают работы исключительно по проценту «оригинального текста», и все они постоянно «совершенствуются» в направлении снизить этот процент. Имбецилы-копропреподы, сочетая в себе мошенников и садистов, выколачивают из студентов «нужные» «показатели», и в то же время сами активно мешают получению этих «показателей».

 

 

Одна из таких программ с замысловатыми показателями, тоже импортированная

 

 

А здесь - упрощения до предела. Работу оценивают по показателям самостоятельности, актуальности, последовательности, лаконичности и научности, не раскрывая смысла, а часто нарушая его.

 

Не так давно я из одного произведения кого-то из таких же писателей-«аматеров», как я, с Прозы.Ру выписал цитату: «всё происходившее творилось не по незнанию или по непониманию, а по чьему-то бесчеловечному замыслу, по чьему-то хладнокровному расчёту» (правда, в приводимой цитате говорилось про развал армии, и в 90-е годы, но это куда более уместно для нынешних лет и образования).

И всё же есть косвенные доказательства, что цель не вполне достигнута. По крайней мере, участились на всех фрилансовых ресурсах случаи появления заказов «на повышение процента». Причём имбецилы-копропреподы зациклены на величине 89 %. Это означает продвижение данной оценки как «единственно правильной». Потому что то и дело я сталкивался с фейкомётшами (все три раза это были женщины), называвших работы «с нужным процентом», в первом случае – «верной», во втором – «качественной», в третьем – «хорошей». Хотя эти имена должны быть даны работам, которые соответствуют темам и чему-то учат. А оригинальным может быть и бред, и даже антиплагиатные пропагандоны это признают.

Антиплагиатные программы – это и возможности хищений, а ещё хуже – это средство политического шантажа. Например, именно при помощи обвинений в плагиате был сорван план по созданию единого учебника истории (но это не значит, что его не создаст кто-то другой, хотя бы я, и этим я занимюсь).

В особенности, и то, и другое совмещается в самом простом примере – копропрепод может просто не читать работу, а совершить кратковременную проверку любой программой, был бы ниже процент, и получить при этом оплату за научное руководство в полном объёме.

Понятно, что в таких условиях работы, посвящённые продвижению чтения или критике «нечтения», вызывают не просто недовольство, а крайнюю агрессию. Например, нападкам подверглась написанная мной работа на тему «Роль художественной литературы в формировании идеалов современной молодёжи». Привожу фрагмент переписки по ней, и здесь тоже был случай, когда в пример мне поставили другую работу, с наличием дисквалифицирующих признаков.

 

Дополнил работу приложением с анкетой, которая очень хорошо состыкуется с п.2.2, поэтому (а также в силу причин, описываемых ниже) переделывать эту часть не намерен.

Перечитал методичку. Там всё про анкету разбросано по разным пунктам и приложениям, и нет никакого основания полагать, что это самая важная часть работы, её просто «назначили» на роль таковой.

Сопоставляя же присланный мне «пример» и мою работу, я вновь открыто заявляю недовольство заведомо несправедливым предпочтением. Что можно видеть в «примере»:

1.Он является компиляцией. Даже без вузовских программ его процент не достигает и 40 % (тогда как по моим работам возникает недовольство при незначительном недоборе, хотя написанная мной работа в данном случае это формальное требование выдерживает).

2.Он написан ненаучным стилем. Вот пример из заключения: «В тоже время претворение в жизнь этой идеи происходит очень болезненно, трудно, с большими затратами и потерями. Многие из тех, кто был самим воплощением гуманизма и уважения к людям стали жертвами террористов, погибли от насилия. Многие люди, уважая толерантность как идею, не делают никаких усилий для того, чтобы сам простить и принять как равного того, кто не похож на них. Наш мир имеет столько разделяющих нас оснований, условностей, что их преодоление, порой кажется невозможным. Ученый с уважением выслушивающий противоположную его убеждениям концепцию, отец, согласный на межнациональный брак своего ребенка, чиновник, готовый встать на место обычного человека – все это пока встречается далеко не всегда. Мир наполнен конфликтами, неприятием, всего незнакомого, чуждого и изменить подобные состояния человечеству не удалось за всю его многовековую историю. Но современный мир оказался перед необходимостью менять сложившийся уклад, поскольку новые конфликты приобрели невиданное ранее качество и способны уничтожить жизнь в целом» (конец цитаты).

Намешано всего и – раз это заключение к пусть и примитивной, но научной работе – подмена выводов демагогией.

3.Самый главный недостаток: в п.2.2 ограничивается различными формальными расчётами и обоснованиями величины выборки. Анкеты в приложении есть, но результат анкетирования не анализируется, соответственно, выводы по нему не делаются. То есть соответствие работы теме – чего никто ещё не отменял – должна быть поставлена под сомнение.

У меня же именно анализируются результаты анкетирования – тем более, как я уже писал, анкета состыкуется с п 2.2. Даётся анализ, что читает студенческая молодёжь (если читает вообще!), какие причины этого явления, что бы следовало сделать для продвижения чтения.

Это при том, что предложенный мной план урезали на две трети, и то даже при таких ненормальных условиях получилась работа, соответствующая теме.

Меня всегда задевает такое несправедливое предпочтение заведомо непроходных работ, даже по устанавливаемым столь же несправедливым формальным признакам.

 

Оправдывать антиплагиатные программы и то, что преподавателей это «не волнует», я не только не буду, напротив, буду этому активно мешать и подстрекать других к действиям, возможно, ещё более активным и жестоким.

Рерайт ведь тоже попадает в закрытые базы и при следующем разе не пройдёт (если только преподаватели не сделают, чтобы он не попал, поощряя перестройку рынка под рерайтеров). Ведь нельзя же бесконечно переиначивать одни и те же темы. Если взять документ, сделать с него ксерокопию, затем с этой ксерокопии следующую ксерокопию и повторить то же самое десять и двадцать раз, а затем сравнить исходный документ и конечную копию, то меня понять можно. Но копропреподы и косвенно спонсируемые ими пропагандоны, конечно, в меру ощущения сытости и безопасности, до поры до времени будут делать вид, что не замечают этого.

А ведь это приведёт к тому, что может просто не стать «оригинальных» работ. Состояние, которое в логических настольных играх называют «ничейной смертью». Мало того, что копропреподы требуют из года в год повышения процента, хотя и само по себе неизбежно его понижение, они сами ускоряют «ничейную смерть».

Одновременно поощрение копропреподами рерайта означает и поощрение потребительского отношения к образованию.

Народное образование - не услуга, учитель не продавец услуги, а ученик не потребитель. Образование - это важнейшая общегосударственная задача, решающая преемственность поколений, определяющая будущее страны.

Создаваемая мной Альтернативная Система Образования – может быть, пропагандонам, которые пишут саморекламу рерарйта и оправдания антиплагиата, и смешно, но положение дел в образовании сейчас такое, что его нужно не реформировать, а строить заново!

Я вижу только один выход - полностью отказаться от порочной оценки по проценту. Но само по себе это не произойдёт. Этому надо содействовать.

И студенты должны осознать свои интересы, а вовсе не «сдать и забыть»

Но им надо не петиции подписывать, а создавать боевые группы и срывать процесс проверки работ на антиплагиат

В то же время единичные стихийные акты могут привести только к ухудшению. Допустим, одна такая группа ворвётся в антиплагиатное подразделение вуза и будет угрожать копропреподу, заставив его признаться в махинациях с программами и затем уйти с работы. Скорее всего, он выкрикнет нечто вроде «#РаботайтеБратья», и даже если падёт жертвой праведной мести, то мстителей представят, как отъявленных преступников, добавив множество «штрихов к портрету злодея» (в прессе пресмыкающиеся журналисты – такие же пропагандоны - представляли студентов, дошедших в отчаянии до убийства садистомошенников-копропреподрв, приписывая мстителям несуществующие отрицательные качества, а казнённым копропреподам – несуществующие достоинства. А выкрикнутая фраза станет названием очередной премии, номинироваться на которую будет и ЗАО «Анти-Плагиат».

Нет, если идти против закона, то такое должно быть массовым, до степени, чтобы правоохранители думали не о наказании «виновных», а о том, чтобы самим спасаться и спасать своих детей!

Генри Торо в своем «Трактате о долге гражданского неповиновения» писал: «Тот, кто призывает примиряться с язвой и пороком в своем государстве, - не патриот, а своекорыстный предатель. Патриот же обязан бить в колокола, когда видит любую опасность, любую несправедливость, любую болезнь, которая распространяется в его стране. Если власть издает несправедливый закон, патриот обязан ему не подчиняться и всячески бороться с ним».

Эту цитату я почерпнул в статье про журнал MAXIM с ресурса других и куда более опасных пропагандонов – Раевского и его кобовцев. Конечно, глянцевые журналы я ненавижу до степени массового сожжения, но для истеричек от нравственности наличие этой цитаты в глянцевом журнале стало основанием осмеивать её.

Они не принимают во внимание одного различия. Для MAXIM это было напечатано просто ради собственной популярности. Для меня это – руководство к действию.

Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (06.07.2019)
Просмотров: 451 | Рейтинг: 5.0/19
Всего комментариев: 0