Главная » Статьи » Авторский дневник

Корректировки как унижение

© Денис Паничкин

 

Что бы мне не говорили, что «корректировки – часть работы», я никогда с этим не соглашусь. Это не «часть работы», а помеха в работе. Ты знаешь, что работа хорошая, и тебя заставляют переделывать только потому, что какому-то копропреподу моча в голову ударила, и горшок мимо не пролетел. Потеря времени и ощущение ложного чувства вины или хуже того – унижения, потому что копропреподы откровенно шантажируют: не сделаешь – не приму работу. И если всего год назад можно было доказать ошибочность «замечаний» (снова пишу – «хамечаний», очень точно!), что становилось уважительной причиной не делать корректировки (конечно, затраты времени те же, но зато не только отражаешь, а даже возвращаешь удар), то с весны 2017 года преподаватели цинично требуют «исправлений» - точнее, искажений, - при грубых ошибках в своих «хамечаниях».

Это – при всём при том, что мне известно немало случаев, когда работы с грубыми непроходными ошибками, написанные совершенно случайными лицами, принимались и оценивались на «отлично», и ряд таких работ даже были «поставлены в пример» мне и таким, как я. При сравнении я возмущаюсь: если их принимают чересчур лояльно, то написанные мной работы и вовсе должны приниматься автоматически без каких-либо формальных процедур! Но на деле и логика, и здравый смысл цинично отброшены теми, кто числится «преподавателями», а на деле является «копропреподами». Невероятное, но всё больше распространяющееся сочетание некомпетентности и садизма. «Замечаения» как основания «корректировок» всё больше становятся предъявлением требований-унижений. Потому что самое большое унижение – это заставлять выполнять бессмысленную работу.

Но весной 2017 года имело место не столько предвзятое отношение, сколько гегемония процента. Копропреподы, именуемые «преподавателями», отказываются читать работу из глупой лени и упёртой лжи, если в ней нет «нужного процента». Вот характерная отписка:

 

Оригинальные блоки: 38,48%

Заимствованные блоки: 40,89%

Заимствование из белых источников: 20,63%

Итоговая оценка оригинальности: 59,11%

Если пришлете еще раз менее 70% даже читать не буду

Проверяйте сами на антиплагиат antiplagiat.ru

тема норм.

В тексте:

п.3.2. зачем описывать как управлять персоналом?

п.3.1 что за мероприятия - это не совершенствование управления

п.3.2 - мало, нужна схема

п 3.3. Оценка эффективности реализации мероприятий - нет.

 

А ведь мне предложили платную доработку этой работы. И я – поскольку я не преподаватель – прочитал её и отказался: в ней были такие грубые ошибки, усиленные ещё и подтасовкой процента, что лучше было писать заново. Неужели тот, кто получает оплату нагрузки за «научное руководство», поленился прочитать и заметить это? А ведь мог, и более того, был обязан сделать!

Зато, если речь идёт о ложном обвинении в списывании, тогда работу действительно читают и на распечатке «на правах рукописи» ляпают свои «хамечания». За весну 2017 года абсолютный рекорд преподавательского хамства принадлежит Елене Геннадьевне Раковой из Института правоведения и предпринимательства, которая запросто могла накарякать на дипломной работе: «Не сметь списывать!»

 

 

 

 

Примеры «хамечаний» от Е.Г. Раковой

 

Отказываются читать даже рефераты, если годы не те или учебники в списке. Вот характерный пример из моей практики, когда никаких специальных требований к обычному реферату заявлено не было, но дважды приходили замечания исключительно по списку литературы. В первый раз я получил – через полтора месяца после выдачи реферата - следующее:

 

Здравствуйте, при сдаче реферата получил такой комментарий. «Принять к проверке Вашу работу не могу, поскольку она написана на основе учебников и учебных пособий, что противоречит стандартам высшей школы». Можно как-нибудь исправить ситуации? (поменять список литературы или сделать еще какие-нибудь ухищрения)

 

Я составил новый список, и реакция – ещё почти через две недели

 

Здравствуйте. На новый список литературы преподаватель отреагировал таким образом: «При составлении списка литературы не забывайте о том, что книги, включенные в него, должны быть изданы за последние 5 (пять) лет, а статьи - за последние 3 (три) года. Ваш список указанным требованиям не соответствует». Можно подкорректировать список еще раз?

 

Почему нельзя было заявить эти требования сразу? Тем более, сейчас и «нужные годы» (без подделок) преподавателя не обязывают признать работу. Могут заявить, что «использованы статьи неизвестных широкому кругу авторов», а иногда – «недоучившихся студентов». Ну, я брал статьи не студентов, а аспирантов и докторантов. Но это – следствие не только требований, чтобы «год был нужным». Стали плодиться «хищные» журналы, предназначенные лишь для имитации публикационной активности, возникли фирмы, гарантирующие размещение статей в научных журналах (а иногда и сочинение этих статей), появились договорные аффилиации, взаимное цитирование и даже цитирование как форма оплаты участия в конференциях. И «индексы Хирша», появившиеся в один год с программой Антиплагиат (2005) стали «подгонять» не хуже, чем проценты по всем «антиплагиатным» программам». Даже реклама «повысим индекс Хирша» в директовых программах есть.

По поводу списков – даже с «нужными» годами – мне приходилось встречать и откровенные «хамечания»:

 

При таком списке можно было выполнить хорошую работу! А лекции научного руководителя изучали? Разве я Вам не высылала материал?? Неужели такой простой вопрос нуждается в напоминании? Преподаватели кафедры для кого издают учебники и учебные пособия? Для студентов, для формирования профессиональных компетенций!

 

Надо сказать, ни лекций, ни материалов мне не предоставили. Я написал главы 2 и 3. – глава 1 была написана самим заказчиком, вернее, списана. Преподаватель же охотно принял эту списанную главу в объёме всего 12 страниц, причём один из трёх её параграфов не составлял и двух страниц. А мне при любом числе страниц, меньшем десяти, устраивали скандал. То есть в данном случае замечания я считаю не просто унижением, это откровенная дискриминация по необъявленному признаку.

Интересно, что для диссертаций не существует никаких ограничений ни на оформление списка литературы, ни на годы, ни даже на списывание. Я не раз видел в списке литературы к диссертациям и «старые» источники, и небрежное оформление, а списывание стало массовым. Но на этом уровне ко всему перечисленному дискриминационно относятся более чем лояльно.

В то же время и студенты не такие уж безобидные существа. С конца 2016/2017 учебного года появился особый вид претензий - только потому, что защита прошла не феерически прекрасно, как бы им хотелось. Студенты любят изображать себя по отношению к преподавателям «подневольных», «зависимых», но в отношении тех, кому они заказывают работы, при преподавательских «хамечаниях» они нередко добавляют и собственные, иногда даже более хамские, следовательно, более унизительные.

Я задумываюсь о том, что следует обучать студентов, как терроризировать преподавателей откровенно «коллекторскими» методами. Побольше узнавать слабых мест преподавателей и шантажировать их. А самим студентам, если они борзеют, можно сбивать «амбиции» угрозой выкладывания работы в Интернет и – если есть возможность – угрозой сообщения преподавателю о факте заказа работы. Но это чрезвычайные меры, и правилом они не должны становиться.

Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (23.08.2017)
Просмотров: 46 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 0