Главная » Статьи » Авторский дневник

Эссе ушедшего года

© Денис Паничкин

 

Настоящий плагиат в вузах поощряется

 

С весны и начала лета 2021 года я убедился в следующем: в вузах доминирующие преподаватели (и работники кафедр) – вовсе не некомпетентные («серые дятлы» по Веллеру, «долбоящеры» по «Рефкому» и пр. – терминологический обзор не нужен). Они – умные и циничные, все и всё знают, но обращают это на одно: не читать работы и вообще не работать (не выполнять прямых обязанностей, хотя числиться и получать оплату нагрузки за научное руководство).

Именно поэтому наказывают мнимое списывание (часто – просто недобор процента, который активно снижают), но поощряют настоящий плагиат. Например, читатели уже видели «трофейные» отчёты с кодированными текстами по вузовским проверкам.

Но не только при помощи данной программы поощряют списывание. И не только в полнометражных работах.

Взять хотя бы самое простое – правовые контрольные. Вот несколько примеров из самой недавней по времени работы в моей практике

 

«1.Выпускница Аграрного университета юридического факультета Н. обратилась в прокуратуру Красноярского края с заявлением о приеме ее на должность СЛЕДОВАТЕЛЯ. В отделе кадров ей объяснили, что она не может быть принята, так как этот вуз не относится к числу тех вузов, выпускникам которых разрешен приём на работу в органы прокуратуры».

«2. В течение какого времени и кем может быть отстранен СЛЕДОВАТЕЛЬ ПРОКУРАТУРЫ от должности в случае возбуждения в отношении его уголовного дела и будут ли ему производиться какие-либо выплаты?»

«3. Какой прокурор полномочен организовывать НЕОТЛОЖНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ в случае, если обнаружены признаки преступления, место совершения которого неизвестно?»

 

Задания поставлены некорректно. Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации 15 января 2011 года прекратил своё существование в связи с образованием Следственного комитета Российской Федерации. А полномочия организации неотложных следственных действий переданы, согласно ст.157 УПК РФ, органам дознания.

Но такая постановка могла возникнуть только из-за бездумного копирования старых заданий в новые методички. Таких случаев копирования с простой переменой годов – больше, чем достаточно, и сами преподаватели, требуя «источники не старше пяти (или трёх) лет», сами издают взаимоисключающие требования и сами же их нарушают, но для них эти нарушения поощряются.

Повторять же другие такие случаи именно с правовыми контрольными не стоит. И если я, составив юридическую задачу про Корнея Шаврова, заметил ошибку и переиздал здесь в исправленном виде, то преподаватели делают вид, что не замечают этого. Даже пропустить дату последней редакции какого-то закона стало дисквалифицирующим признаком (достаточно двух слов преподавателя, например, «Всё старое», как в случае с курсовой работой про обстоятельства, исключающие преступность деяния; и здесь та же причина – нежелание читать работу, сознательное невежество).

А действительно ошибочные методички с устаревшими условиями производятся массово, ведь в России юридических вузов и отделений больше тысячи.

Да и не в одной России. Одновременно с задачами по прокурорскому надзору мне повстречалась задача по уголовному праву, списанная из белорусских источников (и выдали это списывание разные нормы: в Белоруссии выходило пособничество, в России – самостоятельные состав - заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, ст. 316 УК РФ).

Вот что надо «бета-тестировать», а не «новые модули» антиплагиатных программ!

 

 

Неправильные задания

 

Сложив с себя ответственность за научное руководство, преподаватели в вузах совершенно перестали проверять постановку заданий даже для «неклассных» работ, как контрольные, эссе, презентации. Например, тебе дают список тем (как «на выбор», так и по номеру варианта), а затем (за время, меньше, чем сутки до сдачи) выясняется, что это темы не для реферата, а для презентаций в 20 слайдов. Контрольная из разнотипных заданий как бы вдруг «оказывается» отчётом по практике. И даже с «классными» работами (от реферата и крупнее) возможно такое: например, появление «практической части» в виде контрольной из разнотипных заданий, а про подмену плана по уже написанным работам и говорить не стоит. Причём учащиеся нередко не осознают, что переименование одного или нескольких параграфов (и глав) означает изменение плана: ведь их названия и составляют план!

И даже от юридических задач в контрольных не стоит ждать того, что их верное решение гарантирует проходную оценку. Преподаватели даже демонстрируют ошибочное решение как пример.

Итак, условие задачи:

 

7 ноября 1990 г. Шмонов во время прохождения колонны демонстрантов по Красной площади выхватил спрятанный под верхней одеждой обрез и произвел 2 выстрела, имея намерение стрелять в Президента Союза ССР, но обе пули ушли в воздух, так как руку покушавшегося вовремя перехватил сотрудник милиции. В ходе предварительного следствия было установлено, что Шмонов болен хроническим психическим заболеванием, в момент покушения находился в состоянии невменяемости.

Судебная коллегия Мосгорсуда, рассмотрев дело Шмонова вынесла определение, которым освободила его от уголовной ответственности и направила на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Ознакомьтесь со статьями УК, регулирующими основания и порядок применения к психическим больным принудительных мер медицинского характера.

Оцените, правильно ли Мосгорсуд принял решение по делу Шмонова.

 

А теперь решение, которое приводится в методичке:

 

С учётом фабулы дела в данном случае имеются основания применения к Шмонову принудительных мер медицинского характера;

Правовая база: глава 15 УК РФ, глава 51 УПК РФ;

Обоснование решения:

Согласно п. «а» ч.1 ст.97 УК РФ принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам, совершившим деяния, предусмотренные Особенной части УК РФ.

Порядок применения принудительных мер медицинского характера не нарушен.

Судебная коллегия Мосгорсуда вынесла определение, освободила Шмонова от уголовной ответственности и направила его на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Согласно ч.4 ст.101 УК РФ принудительное лечение в психиатрическом стационаре специального типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянное и интенсивное наблюдение.

Мосгорсуд решение по делу Шмонова принял правильно.

 

Так что здесь неправильно?

В 1990 году не существовало Уголовного кодекса РФ 1996 года и даже Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 года! Применимым является УК РСФСР 1960 года с поправками 1988 года, который содержал нормы, регламентирующие порядок назначения, изменения и прекращения принудительного лечения.

Подобные случаи были и в пределах «федеративного» периода. В 2019 году, в последние месяцы «сотрудничества» с «офисными», мне предложили решить задачи по земельному праву, требуя при этом, чтобы решение шло по новому законодательству, хотя на этот раз преподаватели поленились изменить годы в условиях задач, то есть применимым (по умолчанию) должно стать то законодательство, которое действовало в период возникновения правоотношений. А если посмотреть, то просто меняют годы и переиздают «старые» методички со «старыми» условиями задач и «новыми» годами.

Мышление преподавателей настолько обеднено, что они не видят возможности составления новых задач.  Например, переложение некоторых сюжетов из сериалов по юридической тематике. Да и не только из данного источника. Источником может послужить и авторская практика. Вот пример составленной мной задачи, правда, не по уголовному, а по гражданскому праву (если совсем точно – праву интеллектуальной собственности):

 

Вуз использует программу «Антиплагиат.вуз»  для выявления заимствований в студенческих работах. При этом используются для поиска следующие модули: «Интернет Плюс», Коллекция еLIBRARY.RU, «Модуль поиска перефразирований eLIBRARY. RU», «Модуль поиска перефразирований Интернет». Модуль поиска переводных заимствований, Модуль поиска своего вуза, «Кольцо вузов», Цитирование», и «Модуль поиска библиографических записей», «Модуль поиска общеупотребительных выражений», Модуль поиска ИПС «Адилет», «Коллекция ГАРАНТ», «Коллекция Медицина», «Коллекция Патенты».

Оцените ситуацию применения этой программы. Как должен действовать учащийся, если ему заявляют, что программа показывает низкий процент «уникальности»? Какие права учащегося нарушены?

 

Для решения следует обратиться к моим исследованиям, публикуемым в Интернете, в том числе и на «Наставнике».

 

Туфта этнографии

 

С выбором названия я не церемонился: достаточно было вспомнить, что на «Философию нищеты» Прудона Карл Маркс ответил «Нищетой философии».

Только я не буду заниматься написанием такого длинного исследования в ответ. При том, что само появление книги А. Давыдова и П. Абрамова мне обидным показалось, и это было подтверждением, что мой отказ давать им какое-то интервью и пр. был правильным.

Авторы не учитывают главного: выполнение работ на заказ – давно не рынок. Потому что рынок – это когда продавец и покупатель договариваются о цене. Если продавцу приходится договариваться ещё с кем-то и ещё о чём-то, это уже заканчивается рынок и начинается принуждение. Договариваться приходится с оценщиками, которые откровенно паразитируют. Преподаватели, работники кафедр. И способы создания помех разные. Один «антиплагиат» чего стоит. Да и не один он. Но и в этом случае: преподаватель может одну и ту же работу в один день загрузить и в «Кольцо вузов», и в магазин готовых работ. И если есть вузы, которые одновременно комании, и компании, которые одновременно вузы, то можно понять, что не профессиональное мастерство автора ценится в их среде, а «доверительные отношения». Хотя какое там доверие: я знаю ряд случаев на предмет «кто кого обманет». Преподаватели и посредники обманывают друг друга и до какой-то черты делают вид, что не замечают этого. Я уже не беру крайний случай: «бинарные» программы кодирования текста, о которых я узнал летом 2021 года.

Последний пример, который я хочу привести для характеристики суждения по аналогии, относится к трудовым отношениям. Это так называемые биржи фриланса. Если сопоставить их даже с фактическими нарушениями трудового законодательства в обычных условиях, то можно сделать ряд предположений:

  • Обесценение такого показателя, как опыт работы. Регистрация на бирже означает «обнуление» статуса, и во внимание принимается только то время, отсчёт которого начинается с момента регистрации, то есть «опыт» работы только у конкретного работодателя;
  • Регистрация возможна только при принятии «условий сотрудничества». Их анализ может дать представление о ряде требований, превосходящих нарушения законодательства. Например, под видом «форс-мажора» администрация биржи отказывается от ответственности. «Условия сотрудничества» исключают даже теоретическую возможность отстаивания работником своих интересов в суде;
  • Не предусмотренная трудовым законодательством система штрафов (фактически – «бонусы за находчивость» администрации, желающей платить как можно меньше);
  • Рейтинговая система, позволяющая администрации контролировать работников;
  • Администрация не имеет присутственного места и поэтому бесконтрольна.

В качестве домашнего задания предлагаю поискать ещё примеры таких же аналогий, пусть самых неожиданных, но указывающих на наличие недобросовестных действий.

И этого достаточно. Большего внимания «исследованию» из ВШЭ уделять не стоит. Я сам исследовал это много лет, хотя несколько иначе, и в большинстве случаев поневоле возвращаюсь к этому, а именно: когда узнаю что-то новое, придуманное во имя одного – как не читать работы. От масштабного нечтения преподаватели перешли к массовому. А остальное – только прикрытие.

 

Эссе не про эссейные мельницы

 

Начну с шуточного рисунка неизвестного автора (только инициалы «С.В.») из журнала «64-Шахматное обозрение» (1987 год, № 13).

 

 

Если бы это были страницы «Рефкома», то наверняка последним экспонатом мог бы быть его новый логотип. Потому как – только там используется название «эссейная мельница» (калька с «американского английского» Essay mill, действительно обозначающего научные работы на заказ). И то сравнительно недавно.

Мне это словосочетание как-то чужеродно. При том, что речь идёт о профессиональном авторе-исполнителе с сопоставимой практикой (почти одновременно!). За все эти годы у меня возникали сравнения не с мельницей, а, скорее, с кузнечным или ювелирным делом. Поскольку среди работ на заказ встречаются такие работы, которые выполнены очень тонко и блестяще. Работы неповторимые, которые даже профессиональный автор может создать один раз. Встречаются и работы, которые можно, очистив от формальных требований, переквалифицировать в разряд настоящих учебных пособий.

Да, при повторяющихся темах возрастает число таких, которые можно назвать «серыми» или «среднего качества». Но и их не стоит называть «туфтой» и прочими обидными словами, как и процесс выполнения работ на заказ. Реакции представителей «Вольного сообщества Диссернет», «Комиссии по борьбе с лженаукой», движения «За возрождение образования» и прочих номенклатурщиков только подтверждают правильность моего подхода: неучастие в каких-либо исследованиях анекдотических «этнографов».

Уравнивать же сам процесс и работы безотносительно к содержанию словом «туфта» - и есть самая настоящая туфта. Подход «антиплагиаторов», которых интересует только процент «уникальности» на выходе безотносительно к содержанию, вышел за пределы «антиплагиаторства», но суть его одна: содержание не интересует, поощряется нечтение.

И понятно моё разочарование в авторах-исполнителях. У многих есть работы, которые я назвал выше. Можно было бы обогатить образовательный процесс с использованием этих работ в немного видоизменённых вариантах. И даже если это Essay mill, то среди мельниц можно встретить и настоящую «Сампо» (название, вряд ли что скажет жителям Урала, но вполне понятное на Северо-Западе).

Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (02.01.2022)
Просмотров: 44 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0