Главная » Статьи » Авторские статьи прошлых лет

Уставщина в рефератном деле

© Денис Паничкин (2014)

 

Согласно словарю, «уставщина» в армии, также «жизнь по уставу» - проявление крайнего формализма в следовании уставу и официальной иерархии. Причём отсылка к тому или иному параграфу бывает полностью формальной и не соответствует действительному содержанию устава. Во внимание при этом принимаются только статьи, где военнослужащий «обязан», статьи с «имеет право» сознательно не принимаются во внимание. В последнее время отмечено распространение этого явления не только среди срочников, особенно младшего командного состава (кстати, одно из её названий – «сержантщина»), но и среди младших офицеров. Но, как и «дедовщина», это – проявление сознательной безответственности (действительно по уставу - офицеры обязаны отвечать за порядок в воинских частях, но делают они это постольку, поскольку хотят).

Вне армии «уставщина» (принудительная жизнь «по закону», «по правилам», причём всегда напоминание о том, что ты «обязан») встречается даже чаще, чем «дедовщина» (дискриминация по сроку службы).

Для профессиональных исполнителей в такой устав превращаются методические указания. При этом считается, что «методичка» - это истина в последней инстанции, работа «правильная» только потому, что она принята преподавателем, а мнение преподавателя – авторитетное исключительно потому, что он занимает должность (при этом он как раз «имеет право», и студенты вряд ли осознают, что должность не существует помимо штатного расписания и должностной инструкции, а в последней говорится и о том, что преподаватель обязан).

Самый недавний по времени случай в моей практике относится к Санкт-Петербургскому университету технологии и дизайна, где отказались принимать работу по проектированию предприятия лёгкой промышленности только потому, что при расчётах оказалось предусмотрено 18 человек административно-управленческого персонала (замечание преподавателя гласило – «на 40 человек всего персонала?»; в действительности по расчётам получалось 40 повременщиков, и 18 управленцев входили в их число; основных же рабочих – сдельщиков – требовалось 102, и эти расчёты были страницей выше, что оказывается ещё одним примером, когда преподаватель читает работу поверхностно, если вообще читает). Но основное требование – что в «методичке» не предусмотрено ничего про директора и главного бухгалтера. И это при всём при том, что любое предприятие должно иметь устав, в котором обязательно оговаривается единоличный исполнительный орган – руководитель. Это полностью исходит из требований законодательства, и ФНС просто не зарегистрирует предприятие без руководителя. Кроме того, любое предприятие обязано предоставлять в ФНС отчётность в установленные законом сроки, и кто-то должен для этого вести учёт на предприятии (тем более – промышленном предприятии, где изготовляется продукция нескольких видов, один учёт материалов чего стоит). В то же время в «методичке» при расчёте затрат были указаны статьи накладных расходов (общепроизводственные, общехозяйственные). А заработная плата повременщиков, в особенности управленческого персонала, входит именно в эти статьи расходов.

Мало того, простая проверка на Антиплагиат.Ру позволила установить, что «методичка» Университета технологии и дизайна была … скомпилирована из четырёх разных методичек других вузов, поэтому позволю предположить, что какое-либо упоминание о руководстве расчётного предприятия были пропущены по причине ошибок, наделанных просто при списывании. Что вполне возможно, если преподаватель не читает внимательно ни работы, ни даже списываемые им методички.

Другой пример – это новые методички СПбГУСЭ. Датированы они 2013 годом. Характерно, что авторский коллектив возглавляет та же Шарафанова, некомпетентность которой стала уже притчей во языцех, а фамилия – нарицательным именем для обозначения крайнего преподавательского непрофессионализма до заведомой глупости. При этом на титульном листе формально стоит название «Санкт-Петербургский государственный экономический университет», но уже на следующем указано – «СПб: Изд-во СПбГУСЭ, 2013. – 32с.» То есть, формально объединившись с ИНЖЭКОНом и ФИНЭКом, СПбГУСЭ сохраняет полную самостоятельность (и даже начинает диктовать свои правила ИНЖЭКОНу и ФИНЭКу).

Да, следует признать, что после нашей справедливой критики (до призыва расформирования СПбГУСЭ, от которого мы не отказываемся и сейчас), в «методичку» внесены изменения. Исправлены наиболее существенные и бросающиеся в глаза ошибки, вроде «20010» года, исключена никчемная глава по технике безопасности (структура диплома, точнее – эрзац-диплома под названием «выпускная квалификационная работа», стала «традиционной» - три главы), но многое – и главное – осталось прежним: регламентация объёмов глав и параграфов по страницам, нелепые требования ко второй, основополагающей – аналитической – части, так как работа может соответствовать теме, но окажется «не соответствующей методичке», в особенности – оставлена та же таблица в 11 показателей, отражающих совершенно разные стороны деятельности предприятия. Её наличие может означать на деле, что преподаватель потребует прежние три мероприятия, предложенные им произвольно, с расчётом их эффективности по тому же алгоритму (хотя глупая методика СПбГУСЭ, предусматривающая смешение понятий «себестоимость» и «приведённые затраты», причём коэффициент эффективности (отдачи вложенных средств) смешивается с нормой амортизации, также убрана). Могу сообщить, что у меня был заказ в начале июня 2014 года уже по новой «методичке» только на первую главу дипломной работы, и мне в замечаниях указали на … несоответствие «методичке» параграфа 1.3, дословно написав, что «в параграфе 1.3. рассматривается организация управления объектом исследования (субъекты управления на федеральном, региональном и местном уровнях). Здесь обязательна схема управления объектом исследования с разделением на исполнительную и законодательную ветви власти на федеральном, региональном и муниципальном (если на этом уровне управление осуществляется)». Но это … цитата из прежней «методички» СПбГУСЭ, датированной 2010 годом, тогда как в новой, присланной мне при заказе, говорилось, что:

 

… в п.1.3 определяется состав необходимой количественной и качественной информации, разрабатываются рабочие формы и аналитические таблицы, определяется комплекс необходимых технических средств и источников данных.

 

Кроме того, и в таблице с росписью глав, параграфов и их объёма – указывалось, что п.1.3 – это «Обоснование информационной базы исследования», а не рисование схемы управления (которую потребовали). Даже предоставив мне «новую методичку», требования предъявляют … по «старой», более выгодной для этого.

То есть – несмотря на исключение наиболее одиозных глупостей, методичка СПбГУСЭ остаётся по-прежнему глупой, части ВКР плохо согласуются между собой (если писать эту ВКР «по методичке»), а преподавательская орава во главе с Шарафановой оставляет за собой не только безграничные возможности, но и официальное разрешение беспредельного толкования написанного в «методичке» в свою пользу. И держат в запасе старую «методичку», и всё чаще предъявляют претензии, обосновывая их уже никакой не «методичкой», а простым «хочу». Расчёт делается на страх студента: «я-же-не-буду-спорить-с-преподавателем», а надо не только спорить, но и использовать не только законные средства (жалобы в вышестоящие инстанции, требования защиты на комиссии), но - при необходимости - и незаконные: студенческий моббинг преподавателей, шантаж, угрозы применения насилия (если отмечены случаи принуждения студентами преподавателей к уступкам, то разве только безответственные студенты против знающих преподавателей так могут; напротив, наше издание призывает так поступать именно с такими преподавателями, которые описаны в данной статье). Оборонительное насилие - всегда справедливое!

Потому, что, если не помешать преподавательскому беспределу, преподаватели могут оборзеть от безнаказанности: в прежних ИНЖЭКОНе и ФИНЭКе уже принимают такой же ГУСЭшный подход, ставя «методички» выше всего и начиная писать их по шарафановскому трафарету.

Творец этой ГУСЭшной системы Викторов уже с памятной праздничной для всех уважающих себя профессиональных исполнителей даты 5 сентября 2012 года - тухлый (он был не убит, а казнён, и я приветствую оправдательный приговор обвиняемым по этому делу; такие люди, как он, после гибели бывают не мёртвыми, а тухлыми: о мёртвом плохого говорить не принято, о тухлом – следует обязательно говорить плохое, но только заслуженное). А вот викторовщина, к сожалению, жива. И становиться тухлой не собирается, значит, надо ей помочь стать тухлой.

Вспоминается политическая байка 1993 года.

 

Правительственный самолёт, в салоне Ельцин и Шушкевич. Неожиданно Шушкевич задаёт вопрос:

- Борис Николаевич, а если, не к столу будет сказано, у нас откажут оба двигателя, то где больше будут сожалеть – в России или в Белоруссии?

- На Украине, - отвечает Ельцин – Потому что Кравчука с нами нет.

 

Возможно, многие сожалеют, что 5 сентября 2012 года Викторов не догадался пригласить в гости на дачу Шарафанову и ещё кое-кого из преподавателей СПбГУСЭ, поименованных в составе авторского коллектива этих глупых методичек, подаваемых как критерий истины…

Категория: Авторские статьи прошлых лет | Добавил: РефМастер (27.07.2019)
Просмотров: 140 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0