Главная » Статьи » Авторецензии

За нерушимость пункта 4 статьи 15 Конституции России

 © Денис Паничкин (23.08.2014)

Написать эту рецензию на собственные работы я решил под впечатлением того, что видел возле Гостиного двора 20 августа 2014 года. А видел я незнакомую мне женщину, призывавшую добиваться отмены пункта 4 статьи 15 Конституции России, согласно которому: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». При этом она не только раздавала листовки с мастерски сработанным разъяснением якобы «оккупационного» характера этой нормы Конституции, но и монотонно ныла всем проходящим с просьбой пожертвовать денег «хотя бы на один бронежилет».

Все эти акции мне представляются лицемерием. Например, недавно виденная мной акция возле станции метро «Купчино» в поддержку ополченцев Донбасса. С таким же успехом в Киеве могла проходить акция в поддержку чеченских боевиков лет пятнадцать назад. Экзальтированная молодёжь, размахивающая триколорами, просит пожертвовать денег. Но я не уверен, что из этих денег ополченцы либо беженцы что-то получат. И хотя у меня никаких доказательств нет, что подобные акции – мошенничество на волне «ура-патриотизма», они вполне могут быть таковыми. Хотя бы по причине полной бесконтрольности. Бюджетные средства – и те расхищаются. А здесь – случайные личности, вроде попрошаек в метро. Только что триколорами прикрываются. Не лучше ли потратить деньги на что-то более нужное, чем подавать им? Я им просто не верю и призываю других тоже не верить. Не говоря уже о том, что события на Украине для меня – подтверждение того, что революция возможна, несмотря на массовое внушение обратного. Ненависть к чиновникам у меня после некоторых событий прошлого и позапрошлого годов настолько велика, что я неоднократно повторяю и переписываю для всех, кто читает, справедливую цитату из «Часа Быка» И. Ефремова: «Когда тайно и бесславно начнут погибать тысячи «змееносцев» и их подручных - палачей «лиловых», - тогда высокое положение в государстве перестанет привлекать негодяев». А в отношении этих ура-патриотов» мне хочется совершить то, что тот же Ефремов на тех же страницах осуждал без ссылки на автора цитируемого им стиха – имеется в виду «150 миллионов» В. Маяковского: «Пули, погуще по оробелым! В гущу бегущим грянь, парабеллум!» Как жаль, что нельзя это совершить законно и безнаказанно. Потому что можно будет насладиться зрелищем, как разбегаются эти «ура-патриоты» под градом моих выстрелов, то есть – увидеть, какие они на деле, а не на словах. Триколором (и не только им, как будет указано ниже) размахивать-то многие горазды …

И когда речь заходит о Конституции, то сразу возникают «хорошие» и «плохие» статьи. Причём одной из «хороших» называют почему-то статью 31, даже движение возникло – «Стратегия 31», которое каждое 31 число, если оно есть в месяце, проводит акции, попросту – им нужны митинги ради самих митингов. Ради скандальной популярности. Несмотря на постоянные конфликты, к ним относятся лояльно.

А вот пункт 4 статьи 15 сразу стал «плохим». И я хочу задать вопрос: понимают ли эти люди, против чего они протестуют? Преимущество международного права над правом одной страны я считаю само собой разумеющимся. Я написал немало курсовых и дипломных работ по правовым дисциплинам и темам, и считаю себя вправе говорить об этом. Например, немало было контрольных о правах и свободах человека; самая недавняя по времени датируется серединой мая 2014 года, привожу дословную копию первого вопроса (всего задание включало четыре вопроса) и ответ на него:

1.Посмотрите положения Всеобщей декларации прав человека (утверждена ООН, 1948 г.) и главы второй действующей Конституции России. Какие выводы напрашиваются из этого сопоставления?

Сопоставление положений 2-ой главы Конституции РФ и Всеобщей декларации прав и прав человека ООН от 1948 года позволяют сделать вывод о том, что они очень схожи.

Так, например, п.2 ст.17 Конституции гласит: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения». «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах», - утверждается в п.1 Декларации. То есть оба документа провозглашают естественно-правовой принцип.

Как известно, в философско-правовом плане отношения к правам и свободам человека связаны тесно с двумя основными направлениями юридической мысли: естественно-правовым и позитивистским. Если естественно-правовые теории рассматривают права человека как естественные, неотъемлемые, вытекающие либо из разума, либо из божественной воли, либо из неизменной природы самого человека, то позитивистское направление подходит к ним как к категории, установленной государством. В первом случае закон лишь фиксирует уже существующие права и свободы, во втором – создает их.

Статья 2. Декларации проводит принцип равенства в обладании правами и свободами, независимо от расы, религиозных убеждений и т.д.

«…Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения. Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете…».

«…Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности…», - утверждает п.2 ст.19 Конституции.

Кроме того, и тот и другой нормативно-правовой акт провозглашает личные, статья 3 Декларации (Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность) и п.1 ст.20 Конституции (Каждый имеет право на жизнь); политические п.1. ст.30 Конституции (Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется) и п.1 ст.20 Декларации (Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций) и социально-экономические права - каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы (п.1 ст. 23 Декларации) и «…труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию…» (п.1 ст.37 Конституции)

Таким образом, мы можем сделать окончательный вывод – Конституция РФ основывается на общепризнанных мировых стандартах в области прав и свобод человека и гражданина.

Вывод один – нормы международного права нужны для существования российского права. И это стало возможным именно благодаря норме п.4 ст.15 Конституции России. Впрочем, СССР, чьим правопреемством гордится современная Россия (живущая воспоминаниями о былой славе, да и то не своей, а Советского Союза!), в ООН при голосовании по вопросу принятия этой Декларации, насколько мне известно, предпочёл воздержаться.

Целый параграф я уделил международно-правовым договорам в дипломной работе на тему «Уголовная ответственность за использование рабского труда», написанной в сентябре 2007 года. Для целей рецензирования я составил краткий конспект этого параграфа:

Среди основных документов - Конвенция о рабстве от 25 сентября 1926 г, с изменениями, внесенными Протоколом 1953 г., а также Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г. Данные международно-правовые акты, участником которых сначала был СССР, а затем стала Россия, предполагают необходимость имплементации соответствующих запретов в национальный уголовный закон. Однако в Уголовном кодексе России норма, предусматривающая ответственность за использование рабского труда, появилась только лишь в 2003 г. (ФЗ РФ № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г.). Такой запоздалый, хотя и необходимый шаг законодателя имел слабое теоретическое обоснование в науке уголовного права, ибо специальных исследований уголовно-правовых аспектов рабства, не считая рассмотрения проблем международной уголовной ответственности за данное злодеяние, практически не проводилось ...

... Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством 1956 г, сохраняя в силе Конвенцию о рабстве, направлена на интенсификацию национальных и международных усилий в борьбе с рассматриваемым антисоциальным явлением. В этом документе впервые было закреплено понятие раба и лица, находящегося в подневольном состоянии. Раб определялся как лицо, находящееся в положении или в состоянии рабства. А под лицом, находящимся в подневольном состоянии, понимался человек, находящийся в состоянии или в положении, создавшемся в результате институтов или обычаев, сходных с рабством.

Подчеркивая злободневность исследуемой проблемы, документ перечисляет положения людей, схожие с рабством. К ним относятся:

1) долговая кабала, то есть положение или состояние, возникающее вследствие заклада должником в обеспечение долга своего личного труда или труда независимого от него лица, если надлежаще определяемая ценность выполняемой работы не засчитывается в погашение долга, а также если продолжительность этой работы не ограничена и характер ее не определён;

2) крепостное состояние, то есть такое использование земли, при котором пользователь обязан по закону, обычаю или соглашению жить и работать на земле, принадлежащей другому лицу, и выполнять определённую работу для такого другого лица или за вознаграждение, или без такового, и не может изменить это своё состояние;

3) любой институт или обычай, в силу которых:

а) женщину обещают выдать замуж без права отказа с ее стороны ее родители, опекуны, семья или любое другое лицо или группа лиц за вознаграждение деньгами или натурой;

б) муж женщины, его семья или его клан имеют право передать ее другому лицу за вознаграждение или иным образом, или

в) женщина после смерти мужа передается по наследству другому лицу (чаще – его ближайшему родственнику);

4) любой институт или обычай, в силу которых ребёнок или подросток моложе 18 лет передается одним или обоими своими родителями или своим опекуном другому лицу за вознаграждение или без такового с целью эксплуатации этого ребёнка или подростка или его труда.

Наряду с перечисленными видами обычаев, сходных с рабством, по законам участвующих в Конвенции государств преступлениями признаются «искалечение, клеймение выжиганием или иным способом раба или лица в подневольном состоянии, чтобы отметить такое его состояние, или с целью наказания, или по какой-либо иной причине». Весьма важно при этом указание на то, что Конвенция предлагает квалифицировать как работорговлю и соучастие в ней (например, посредника при купле-продаже раба). Перевозка или попытка перевозить рабов из одной страны в другую любыми транспортными средствами или соучастие в этом, согласно Конвенции, признается преступлением по законам государств - участников этой Конвенции.

В свою очередь, участвующие в Конвенции государства признали эти деяния преступлениями. Стороны приняли на себя обязательства постепенно и в возможно короткий срок полностью отменить рабство во всех формах, предотвращать и пресекать работорговлю, принимать законодательные меры, устанавливающие строгие наказания за совершение названных запрещенных деяний, оказывать содействие в борьбе за уничтожение рабства.

Абсолютное запрещение рабства и работорговли подтверждено и в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г., где говорится о том, что «никто не должен содержаться в рабстве; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах» (ст. 8). 

Из этого фрагмента можно понять, что «российский законодатель» заведомо нехотя внёс соответствующие изменения в национальный закон (в данном случае – уголовный) в соответствии с нормами международного права. Кстати, здесь на память приходит аналогия, что к 1861 году в Европе уже нигде не было крепостного права, и даже в отдельных губерниях России (например, в Прибалтике) оно было упразднено. А исследований на тему уголовной ответственности за использование рабского и вообще принудительного труда, относящихся к России, на момент написания работы, не проводилось. Понятно, насколько трудно было мне как исполнителю заниматься в рамках средней дипломной работы темой, на которую следовало бы создавать диссертационные исследования с соответствующими применениями на практике: пресечение таких преступлений важно, потому что главное условие их совершения – это осознание преступником физической, если не юридической (из-за пробелов в праве) безнаказанности. Надо сказать, в 2011 году этот диплом я переработал в полноценную диссертацию, и ценность её неоспорима. Даже если просто читать такую работу, то можно приобрести мужество, мечту и волю, а эти качества нежеланны для тех, кто манипулирует массами, особенно при помощи фильмов и сериалов, где демонстрируются безнаказанные случаи долговой кабалы, принуждения к замужеству шантажом и многое другое. Кстати, сюда же я отношу и принуждение мужчину родителями жениться на «указанной» ими женщине (например, вдове умершего брата; к сожалению, это на практике применяется в ряде семей и групп семей в республиках Северного Кавказа).

Именно запрет личной ответственности должника я считаю важным достижением международного права. Потому что есть откровенные психопаты, которые рады бы, чтобы этого запрета не было, он мешает им унижать и оскорблять других. Впрочем, они делают это без законов или в обход и в нарушение законов существующих. С любым, особенно добросовестным, в его предпринимательской деятельности может случиться беда, когда его подведут контрагенты, в том числе действительно умышленно. И он вынужденно подведёт по своим обязательствам. А среди его кредиторов найдутся именно психопаты, которые обвинят предпринимателя или руководителя организации в присвоении денег, зная при этом, что деньги ему даже не перечислены, но желая поиздеваться над ним, дойдя до рукоприкладства, воспользовавшись своим численным превосходством и недоумением пострадавшего. И именно поэтому я считаю другой обычай в республиках Северного Кавказа – кровную месть, в отличие от названного мной выше левирата, преследуемую государством по-настоящему, - более чем приемлемой и воспроизводимой у всех народов. Особенно если эта месть справедливая, и я сожалею, что закон ставится выше справедливости, мало того, жертвой этой мести должны пасть не непосредственные обидчики-психопаты, а их единственный сын, потому что именно так следует покарать обидчиков-родителей, - чтобы до конца своих дней они плакали кровавыми слезами со словами «как жить дальше».  Имён я здесь не называю, но обидчики, если это прочтут, поймут всё.  Хорошо было бы оказать особые услуги Российскому государству, а затем взамен любых наград потребовать разрешение лишить жизни одного человека, не называя имени, при условии, что представители власти, разумеется, не оказывая помощь, гарантируют полное невмешательство – они не будут ни мешать совершению праведной мести, ни преследовать мстителя после её совершения. Но этого не будет: случай может стать прецедентом, а прецеденты, особенно справедливые, в России не любят, даже до того, что политика и чиновников, и работодателей строится на недопущении прецедентов, хотя бы и затратным это недопущение было.

Можно не сомневаться: условия пункта 4 статьи 15 Конституции России кому-то мешают. И не только возвысившейся сейчас, а некогда компромиссной безобидной фигуре, подобранной в качестве преемника, чтобы никому не мешать, но и многим чиновникам помельче. В этом отношении показателен написанный мной в апреле 2008 года реферат «Киотская Конвенция 1999 года» (работа писалась до создания Таможенного союза), где вторая часть имеет характерное название «Проблемы приведения российского таможенного законодательства в соответствие с требованиями Киотской конвенции в редакции 1999 г.», и есть такие строки:

Одним из основных принципов Киотской конвенции является принцип прозрачности и справедливости при решении всех таможенных вопросов. Данный принцип оказал влияние на формирование положения о том, что все лица, вступающие во взаимоотношения с таможенной службой, должны иметь возможность подавать жалобу по любому вопросу. Право на обжалование решения или бездействия со стороны таможенных органов — очень важный аспект в современном демократическом обществе. В главе 10 Генерального приложения рассмотрены вопросы права на обжалование, форма и основания обжалования, порядок рассмотрения жалобы. Согласно Конвенции, должен быть предусмотрен порядок, согласно которому заинтересованному лицу по его требованию будут разъяснены причины принятия решения и предоставлено право на обжалование в компетентном органе. Компетентным органом может быть сама таможенная служба, другой административный арбитр или коллегия арбитров, специальный трибунал и, в последней инстанции, судебный орган.

То есть – международное право позволяет оказывать давление на чиновников, которые уже давно осознали выгодность безответственности: хотят иметь права и не иметь обязанности, контролировать других, сами оставаясь бесконтрольными, а «нехорошее» международное право, видите ли, мешает им в этом. Вот и находят бездельников, подобных той женщине у Гостиного двора.

Международное право не нравится не только чиновникам, но и частным лицам, например, работодателям. Ещё бы – им мешают конвенции и рекомендации Международной организации труда (МОТ). О них я много писал в работах по трудовому праву, например, в контрольной работе «Трудовые права граждан России за рубежом» (2011):

... МОТ приняла более 182 конвенций и 190 рекомендаций (к сожалению, в России действуют менее 1/3 этих конвенций). Основные трудовые права человека конкретизируют акты МОТ, например, о запрете принудительного труда - Конвенция №29 (1936 г.) и Конвенция № 105 (1957 г.). В Конвенции № 29 развернуто дается понятие принудительного труда, в Конвенции № 105 расширены меры по устранению принудительного труда, в том числе запрет его в качестве меры дисциплинарного взыскания. Большое количество актов МОТ конкретизирует положения актов ООН о равноправии в труде и запрете дискриминации в труде и занятости (Конвенции № 100, 111 и 117 и др.). 

Работодателям не понравится всего одно предложение из написанного мной в мае 2009 года реферата «Правовое положение профсоюзов»: 

Кроме того, юридическую основу прав профсоюзов по международному праву составляют универсальные нормативные документы, признанные мировым сообществом. Это: Устав ООН, Хартия прав человека, включая в себя Всеобщую декларацию прав человека от 10 декабря 1948 года, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1956 года, Конвенция №87 (а также Конвенции №98, 135, 144 МОТ) и декларации МОТ, Европейского Союза, Совета Европы и т.д.

Я не раз видел, как чиновники мечтают об отмене презумпции невиновности, как работодатели пользуются невежеством соискателей и на практике подвергают их дискриминации, рассчитывая не без основания, что по своему невежеству работник жаловаться не станет. И если продавливать свои подлые интересы на уровне одной страны чиновники и работодатели как-то могут, но на международном уровне – никогда. Особенно если придётся иметь дело со странами, настроенными в отношении России неприязненно.

Интересно, что Конституция России существует уже более 20 лет, а утверждения о том, что её отдельные статьи «оккупационные», появились только в конце 2013 года. Причём, хотя открыто против п.4 ст.15 выступил депутат от «Единой России» Е.Фёдоров, поддержку он нашёл не только среди «партайгеноссе», но и среди оппозиции, например, коммунистов и ЛДПР, а также в организациях религиозного и националистического направления. Вот запись из Живого Журнала, сделанная одним из представителей Русской Православной церкви: «… крики в адрес президента, чиновников, что они осуществляют политику и развитие экономики против своего же народа являются безосновательны. Потому что они следуют принятой народом Конституцией РФ, которая гласит, что народ должен обслуживать интересы международного права, международного сообщества. Но не свои интересы. И президент, чиновники и весь госаппарат на этом построен. Соответственно, противостояние нашего народа насаждению гомосексуализма, ювенальной юстиции в нашей стране, согласно Конституции РФ, является ее нарушением. Если мировое сообщество признало ювенальную юстицию, гомосексуализм, значит и мы должны это сделать».

Сначала обратим внимание на построение фразы: вроде написавший её «играет в оппозицию» по правилам «ролевой игры в демократию», но поддерживает идею «Единой России» и осуждаемой им же власти о пересмотре конституционного законодательства, не исключая, как он пишет ниже, и того, чтобы «принять на референдуме другую Конституцию». Да ещё в демагогических целях он подбирает исключительно отрицательные примеры и ставит в один ряд гомосексуализм и ювенальную юстицию, с расчётом на то, что их будут отождествлять. Но если к гомосексуализму я отношусь отрицательно (потому что он противоречит не политическим, а демографическим интересам человечества, и в этом смысле является разновидностью социального паразитизма, так как воспроизводиться может исключительно прозелитистским способом – за счёт «новообращённых»), то в отношении ювенальной юстиции однозначно дать оценку не могу. Мало того, в своих курсовых работах я отзываюсь о ней скорее положительно, потому что если бы ювенальную юстицию вздумалось вдруг ввести Горбачёву в период перестройки в СССР, моя жизнь сложилась бы намного счастливее.

Мало того, нормы международного права поддерживают самое нежеланное для чиновников и работодателей – jus resistendi - право на сопротивление насилию. И эти идеи были отражены в Декларации независимости США 1776 года и Декларации прав человека и гражданина (1789) во Франции. Их и сейчас оставили в курсе школьной программы новой истории, вне модного для учебников ревизионистского подхода. Меня всегда считали «слишком идейным», но никто не углядел противоположного: ещё в школе я считал естественным восстать при проявлении несправедливости против любой власти – даже советской.

Стремление исключить из российской конституции положение о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, - демагогическое, но являющееся социальным заказом. Видные правоведы (не массово подготавливающиеся нынешними разномастными вузами «юристы») неустанно отмечают, что конституционный строй России находится под угрозой, исходящей от самих чиновников всех статусов. Причём насилие над Конституцией превзошло «лихие девяностые», когда все нарушения Конституции Президентом были отражением исключительно верхушечных интриг и состояние народа не затрагивали.

Можно отследить, что положение о превосходстве норм международного права над национальным, п.4 ст.15 Конституции России долгое время «плохим» и «оккупационным» не считается и «вдруг» «на ровном месте» становится таковым после заявления одного-единственного депутата, едва ли известного собственным избирателям, и это через 20 лет существования! Кстати, в том же выступлении Е. Фёдоров предлагал исключить из Конституции п. 2 ст. 13 «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» и п. 1 ст. 17 о том, что права и свободы человека и гражданина гарантируются согласно нормам международного права. И это – единственно из-за решения Арбитражного суда в Гааге, который частично удовлетворил иск экс-акционеров ЮКОСа к Российской Федерации. То есть решение не затрагивает интересы подавляющего большинства населения России, но именно из него набираются такие персонажи Достоевского, подобные той женщине на выходе из подземного перехода у Гостиного двора, причём она принадлежала к числу «больших монархистов, чем сам король» - вместо современного российского триколора она использовала чёрно-жёлто-белый имперский флаг! А сколько таких зарвавшихся, но совершенно не понимающих, возможных последствий того, что они делают, в других местах Санкт-Петербурга и в других крупных городах России!

Зарывающиеся в стремлении выслужиться перед верховной властью находились всегда, а если вспомнить российскую историю, то особенно усердным реакционером в области образования был М. Л. Магницкий. Назначенный в 1819 г. членом Главного правления училищ, Магницкий был послан в Казань для ревизии университета. Обнаружив там «вредное направление», он даже предложил «публично разрушить» Казанский университет. Назначенный затем попечителем Казанского учебного округа, Магницкий учинил в университете настоящий разгром. Все науки, до математических включительно, должны были преподаваться на основе священного писания. Профессор математики стал так излагать определение гипотенузы: «Гипотенуза в прямоугольном треугольнике есть символ сретения правды и мира, правосудия и любви через ходатая бога и человека, соединившего горнее с дольним, небесное с земным». Изучение римского права было заменено изучением византийского. Особенно возмутил Магницкого анатомический зал, где медики препарировали «тела христианские», вместо того чтобы предать их «святому погребению». Все трупы были немедленно похоронены по церковному обряду, а учиться анатомии предписывалось на манекенах. Лучшие профессора, заподозренные в вольномыслии, были уволены. Но и фанатичное выражение «верноподданических» чувств оказывалось ненужным: в 1824 г. была запрещена благонамереннейшая статья самого Магницкого «О конституциях», безудержно восхвалявшая самодержавие: царское правительство находило, что «нет нужды и пользы ниже приличия рассуждать публично о конституциях в государстве, благоденствующем под правлением самодержавным». И именно этот случай привёл к изданию в том же 1824 г. особого указа, не допускавшего издание российскими чиновниками без дозволения начальства каких бы то ни было произведений, касавшихся «до внешних и внутренних отношений Российского государства». Так что очень вероятно, что и нынешнее руководство России «отблагодарит» своих «ревнителей» подобным образом. А потери понесёт всё население, и «допреждь всего» скажется снижение уровня образования из-за распространения массового сознательного невежества.

Я не сомневаюсь, что все эти участники «лжеконституционных» акций вряд ли когда-то и в чём-то лично пострадали от приоритета международного права над российским. То есть они не являются сами непосредственно заинтересованными лицами. А если так, то действуют они уже не в своих интересах и даже против своих интересов. Потому что должна быть возможность и хотя бы формальное разрешение позвать помощь со стороны, если виновниками несправедливости оказываются «свои». Не исключая и военного вмешательства извне; таковое может быть и справедливым, например, когда вьетнамские войска в 1979 году свергли режим «красных кхмеров» в Камбодже, или когда войска Папуа-Новой Гвинеи разогнали мятежников в 1980 году в Республике Вануату.

И именно поэтому те, кто действительно за Россию – в подлинном, а не показном значении, должны быть за сохранение превосходства международных норм права над национальными, за нерушимость пункта 4 статьи 15 Конституции России, а также связанных с ним правил п. 1 ст. 17 о гарантии прав и свободы человека и гражданина согласно нормам международного права и п. 2 статьи 13 о недопустимости установления государственной идеологии. А тех, кто называет эти нормы «оккупационными», подобных виденным мной у Гостиного двора или на Балканской площади, - посылать к чёрту и ни при каких обстоятельствах не подавать им. Мало того, свободу политических убеждений ещё никто не отменял, несмотря на попытки установления государственной идеологии (тоже социальный заказ, появившийся одновременно с отрицанием международного права), так что не следует опасаться высказать им то, что вы думаете по этому вопросу. И заставить их сомневаться в том, что они делают. Пусть лучше вчитываются в текст написанных мной курсовых и дипломных работ. Может тогда они узнают, что от этих лицемерных акций проигрывают все, за исключением кучки наиболее социопатичных работодателей и сознательно-безответственных чиновников.

Работы на заказ я умею писать так, как очень немногие. В частности, чтобы прочитавшие их потребовали у работодателей и чиновников отчёта о содеянном. Просто кому-то, конкретным личностям из числа чиновников и работодателей хочется иметь активы и не иметь обязательств, но для своих целей они используют других людей, которых, если цели эти будут достигнуты, заставят первыми отвечать, переложив на них свои обязательства. Потому что активов без обязательств не существует. И международные соглашения - хотя бы в отношении различных видов обязательственного права, или направленные против социального паразитизма - это лишний раз подтверждают.

Категория: Авторецензии | Добавил: РефМастер (30.06.2015)
Просмотров: 116 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0