Главная » Статьи » Авторецензии

Мои работы по зарубежной литературе: заинтересовать в чтении против формальных оценок

© Денис Паничкин

 

Работы по зарубежной литературе в моей практике встречаются реже, чем по русской. Но в моей обработке эти темы должны соответствовать той же функции – вызывать интерес к чтению, в особенности – самих книг, которым посвящены те или иные курсовые работы и рефераты.

Весной 2019 у меня было четыре таких работы. К сожалению, все при подработке от «Студсервиса». Но даже в таких условиях это были работы, написанные мной, и уже поэтому хорошие.

«Даже в таких условиях» означает формальное отношение к работам, против которого я буду делать всё и даже больше, чтобы прекратить его существование,

А если работа по литературе, то такое формальное отношение принимает свои настоящие формы, уже не скрывая, что все формальные требования созданы ради одного - чтобы паразиты-оценщики могли легально и безнаказанно не читать работы.

Особенно это выразилось в отношении курсовой работы на тему: «Влияние Лопе де Вега на развитие испанского театра».  Для меня это было несоизмеримо больше, чем «заказ 72079». Ведь Лопе де Вега принадлежат более двух тысяч драматических произведений (до нас дошли немногим больше пятой части этого), и все они способствовали становлению не только испанского национального театра, но и развитию единого национального испанского языка на кастильской основе. Проверяющих же интересовало исключительно достижение «80 % Антиплагиат».

Испанская тематика присутствовала и в теме другой курсовой работы – «Библейские мотивы в повести Э. Хемингуэя «Старик и Море». Читал я это ещё до рождения кое-кого из «офисных», в десятилетнем возрасте, но, видно, поторопился тогда, трудно было воспринимать. По крайней мере, я отнёсся к этой работе именно как к курсовой по литературе, а не как к «заказу 68439». Помню, что прокомментировал это разногласие как-то резко, до степени назревания скандала. И «офисным» надо было отчитаться, и заказчику тоже – «сдать и забыть». А ведь библейская тематика относится уже к именам действующих лиц. Старика зовут Сантьяго. «Св. Иаков» - по имени апостола, весьма чтимого святого в испаноязычном мире, именем этого святого названы столица Чили и второй по величине город Кубы (кстати, с 1978 года – город-побратим Ленинграда, на севере города даже есть улица Сантьяго-де-Куба). Я на это обратил внимание уже в разговоре в офисе, объясняя свою позицию и нравственное понимание работы. Привел ещё два интересных факта, что апостол Иаков считается в испаноговорящих странах покровителем рыбаков (и в работе про это есть), а также, что испанцы, когда ставят «Отелло» Шекспира, имя основного отрицательного персонажа Яго заменяют каким-нибудь другим.

Нравственный смысл этого произведения в том, что сам автор считал, Старика – тем персонажем, которого он искал на протяжении всего творческого пути. В его образе нашёл своё воплощение гуманистический идеал, непобедимая личность со «кодексом мужества». Старик символизирует человеческий опыт и вместе с тем его ограниченность. Рядом со старым рыбаком автор изображает мальчика, который учится, перенимает опыт у старика. Кстати, имя мальчика Манолин – тоже с библейским смыслом, от «Эммануэле» – «Бог с нами».

Подобный неосторожный комментарий также мог привести к скандалу и для формального заказа 68654. Для меня это часть дипломной работы на тему «Особенности передачи речевой характеристики персонажа в переводе (на материале романа Д. Киза «Цветы для Элджернона» и его переводы на русский язык С. Шарова и С. Васильевой)». Интересно, что это произведение было написано изначально в форме рассказа и только затем переработано в роман, где появляются тема сезонности и романтическая линия. Рассказ я прочитал ещё в 1996 году, а о существовании полнометражного романа узнал только в 2010 году.

Моей работой было описать фонетический, лексический и графический уровни речевой характеристики и прагмалингвистический потенциал в целом. При этом такое дробление по параграфам мне не понравилось, и я сразу высказал своё мнение о том, что в плане работы допущены ошибки. Ведь и рассказ, и роман написаны в жанре дневника, от первого лица. И автор старается передать речевое поведение изначально умственно неполноценного человека. Комментарий, который я воспроизвёл дословно, «офисные» приняли на своё счёт. И лишь значительная переписка помогла урегулировать надвигавшийся скандал. Конечно, я приводил примеры правописания персонажа, сравнивая английский оригинал и русский перевод. Но заодно этими примерами я старался передать снова нравственный смысл, в данном случае – отношения «человек – общество». Бывший слабоумный Чарли Гордон, когда его умственные способности после проведённого над ним эксперимента в итоге превзошли тех, кто этот опыт ставил, оказывается в состоянии враждебности большинства, работники фабрики по производству пластиковых коробок, где он раньше был уборщиком и воспринимался «своим», хотя и в роли больше посмешища для пьяных компаний (придумали даже выражение «валять Чарли Гордона»), теперь требуют его увольнения. Когда же выясняется, что результаты операции нестабильны, и Чарли Гордон вновь возвращается в прежнее слабоумное состояние, его готовы принять обратно. И поэтому наиболее близким Чарли оказывается подопытная мышь Элджернон, который был для Чарли «асобинной» мышью, как он пишет в своей последней записи.

Я, конечно, сказал «офисным», что они как раз при оценке и задания для работы, и моих комментариев по ней «сваляли Чарли Гордона». Кстати, и здесь не обошлось без формальной оценки по проценту Антиплагиата. При том, что и рассказ, и роман в Интернете можно найти именно в названных переводах, а ведь обработка темы потребует цитирования!

Но если правописание Чарли Гордона понятно, то о нынешних преподавателях такого нельзя сказать, хотя они хотят высокой «оригенальности», а если что-то не по их пошло, то это уже «офиризм». И при этом никаких отсылок к легендарному Офиру из Библии и её аналитику Оригену. Это – следствие поощрения нечтения, и его зловещим отражением является «будущее, которое необходимо предотвратить», описанное Р. Брэдбери. Да, четвёртой работой был реферат «Проблема свободы личности и судьба культуры в романе Р. Брэдбери «451 градус по Фаренгейту», но его авторецензировать не стану, само название темы говорит о её нравственном смысле, и работа теме полностью соответствует, у меня не может быть иначе.

И этого достаточно, чтобы предпочитаемым становился я, а не все эти студсервисы и безымянные «другие специалисты», так восхваляемые анонимщиками в подложных отзывах. Обрабатывая все эти темы, я меньше всего думал об «оригинальности» и формальных требованиях, которым отводил вспомогательную роль, для меня значительнее передать нравственный смысл как частный – конкретного произведения, по которому написана работа, «чему это учит», - так и общий – восстановить интерес к чтению.

Категория: Авторецензии | Добавил: РефМастер (20.03.2020)
Просмотров: 129 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0