Главная » Статьи » Авторецензии

Как осмеивать преподавателей в контрольных работах

© Денис Паничкин

 

Работая профессиональным исполнителем курсовых и контрольных работ на заказ, невозможно не заметить, что настоящих преподавателей становится всё меньше. Старые умирают, а более молодых вытесняют из образования, нередко – откровенной травлей на работе. Это отработанный искусственный отбор тех, кого следует назвать сокращением – «преподы». Полностью их на назовёшь, потому что они преподают формально, от научного руководства уклоняются, врут студентам и запугивают их до степени того, что студенты боятся иной раз задать лишний вопрос по сути работы. В то же время эти самые преподы поощряют получившее среди студентов желание «сдать и забыть», массовым оно стало с весны 2016 года. Это выражение отмечавшейся неоднократно свободы не учиться и свободы не учить.

Для профессионального исполнителя все действия преподов – предъявление требований-унижений. Самый недавний по времени пример, скажу – во время написания данного рассказа – по бухгалтерскому учёту. Преподаватель требует убрать из работы всё про НДС (хотя базовая организация применяет общую систему налогообложения), мотивируя это тем, что основу учётной политики (тема работы) составляет не глава 21 Налогового кодекса «НДС», а глава 25 «Налог на прибыль», и тут же требует вычеркнуть из работы всё про счета бухгалтерского учёта 90, 91 и 99. Это – при всём при том, что данные счета как раз относятся к учёту финансового результата (того, на основе чего и рассчитывается налог на прибыль), сама глава 25 содержит порядок признания доходов и расходов, что тоже важно для учётной политики и для ведения как бухгалтерского, так и налогового учёта. Наконец, к формированию учётной политики имеет непосредственное отношение и глава про НДС, поскольку именно ей определяется выбор порядка признания выручки – «по отгрузке» или «по оплате».

Преподы давно осознали, что студентов можно запугать отчислением, тогда как они сами даже в случае крупной неудачи и грубых ошибок (подобных описанному) ничем не рискуют – ни увольнением, ни должностью, ни оплатой «нагрузки» за «научное руководство» (и то, и другое пишу в кавычках в силу формальности его существования – исключительно в ведомостях). А «авторитет» перед студентами они поддерживают теми же способами – запугивают и врут.

Поэтому моя тактическая цель – сбить этот «авторитет», чтобы преподаватель боялся быть осмеянным на лекции или семинаре.

И если мне представляется случай создать отрицательный, отталкивающий образ преподавателя (как конкретного, так и вообще) в ходе выполнения заказа, я воспользуюсь этим случаем.

Как я помню, в 2015 году, получив заказ на контрольную по логике, я увидел, что среди заданий есть и такое: привести пример нарушения закона тождества. И я решил воспользоваться случаем, процитировав XI главу произведения А.И. Герцена «Былое и думы»:

 

Малов был глупый, грубый и необразованный профессор в политическом отделении. Студенты презирали его, смеялись над ним.

- Сколько у вас профессоров в отделении? - спросил как-то попечитель у студента в политической аудитории.

- Без Малова девять, - отвечал студент.

 

Профессор Малов представлял собой классический пример некомпетентного преподавателя. «Маловская история» (Герцен, Лермонтов и многие другие были теми самыми студентами, которые выгнали Малова с лекции) мне запомнилась именно победой «бунтовщиков»: профессор оказался настолько глуп, что в результате своих жалоб (с которыми он дошёл до самого императора) сам был уволен из университета. Из студентов несколько человек отделались карцером, а зачинщиков даже искать не стали.

Надо сказать, и в своё время Малов был не единичным примером из числа предшественников современных преподов. И если бы студенты были заинтересованы в образовании, а не думали только о том, как «сдать и забыть», да ещё бы вспомнили не только историю российских студенческих бунтов, но и события Парижа 1968 года и Афин 1973 года, то такие «маловские истории» стали бы массовым явлением, а это было бы только прелюдией: чтобы эти события с более сильными последствиями произошли в России на мою жизнь, я сознательно желаю, и даже одна из моих стратегических целей написания таких рассказов – содействие этому.

Через два года (март 2017) я получил заказ на контрольную работу по теме «Активные процессы в современном русском языке». И в ней я уже решил не стеснять себя ни в чём. Для работы я взял примеры из «Словаря научного сленга» Л.Ф. Чупрова.

Так, в качестве примеров изменений в словарном составе я привёл такие слова, как: диссероплетение, ковровый плагиат, конкурентофобия, фальшак, фейк-сайт. Отдельные слова давал с пояснениями:

Копросборник (греч. - кал, грязь + сборник) - корпоративное название полидисциплинарных журналов и сборников конференций, как правило, не имеющих редактуры, рецензирования и общей концепции издания.

Петрики - псевдоученые, как сам Виктор Иванович Петрик, имя которого стало нарицательным, благодаря сомнительным научным «открытиям» и кругу паранаучных интересов. Ср. выражение: «Если ничего не предпринимать, наукой действительно будут руководить петрики».

Хирши (индекс Хирша) нарицательное название наукометрической процедуры, позволяющей «распустить павлиний хвост», т.е. показать значимость работ какого-либо научного работника или ученого. Хиршиками мериться - вариант состязания между учёными с целью выяснить чей «хиршик» длиннее, т.е. кого чаще цитируют. Охота на оленя (Hirschjagd нем. Hirsch - олень) – шуточное название процесса наращивания индекса Хирша.

Действительно, сейчас полно «петриков» и «хиршиков». Причём поднятие «индекса Хирша» предлагают не меньше в Яндекс-Директе и просто директах, чем поднятие процента Антиплагиата! И для этого служат те же «копросборники». Хорошо бы ещё про массовую литературу, то, что кляпают Юлия Шилова, Татьяна Введенская и Екатерина Вильмонт, ввести неологизм «КОПРОСЕЛЛЕРЫ».

Стилистические преобразования в лексике в контрольной работе представлены такими примерами, как «братская могила» (тоже про «сборники»), «баян» (повторение общеизвестного), «вроническая болезнь» (разновидность плагиата).

Словообразование представлено примерами:

1.В части тенденции к компрессии: аспа (сокращение от) «аспирантура), орис - сокращение от словосочетания «оригинальное исследование/материал», студы – сокращение от слова «студенты»), рекле – от «режу и клею». Аналогичное последнему значение имеет «копи паста» (варианты – «копипаст», «копи-пэйст»), но оно скорее обозначает результат действия («даром, что копипэйст бездумный, так ещё и не в тему), тогда как «рекле» - действие. (от англ. copy - копировать; paste - вклеивать, вставлять; также глагол - копипастить) - написание статьи способом «рекле».

Особенно хотел бы обратить внимание на слово перефразинг (неологизм, просторечное выражение из серии «смесь французского с нижегородским», обозначающее перефразирование) – то же, что и «рерайт». В условиях массовой оценки работ исключительно по проценту текста, который проверяющая программа «выдаёт» как «оригинальный», рерайт, «рерайтинг» (англ. rewriting переписывание) – это просто пересказ смысла исходной статьи, переписывание текста, в своем стиле, со своими эмоциями, изменяя форму изложения, но сохраняя «оригинальный» смысл.

По сути дела, рерайт – это допустимая в «научном сообществе» форма плагиата. Хотя, как показывают дальнейшие примеры, допустимыми становятся и иные формы.

2.Использование наиболее продуктивных словообразовательных моделей. Например, и иностранный элемент, и экспрессивно-оценочные средства встречаются в слове диссергейт - от лат. dissertatio - сочинение, рассуждение, доклад + англ. gate – ворота, также по созвучию с «Уолтергейтом», ставшим нарицательным для любого крупного скандала), которое «Словарь научного сленга» определяет как «политическая кампания 2013 года в России, направленная на массовое в истории России развенчание фальшивых кандидатов наук и докторов среди чиновников и политиков, превратившееся в силу национальной специфики российского менталитет в «головную боль» любого соискателя ученой степени и даже студента. В то же время «ковровый» - десятками страниц текста - плагиат до сих пор не отразился на карьере высокопоставленных диссертантов».

С понятием плагиата в среде министров и депутатов связано и другое слово, обозначающее процесс – игошизация текстов, по фамилии депутата Игошина, заменившего механически в диссертации Н.С. Орловой «Рыночный потенциал как основа конкурентоспособности кондитерских предприятий» «шоколад» на «мясо», и «получив» таким образом свою «диссертацию» «Повышение конкурентоспособности предприятии на основе реализации их рыночного потенциала (на примере пищевой промышленности)». Иногда вместо «игошизации» используется более длинное обозначение – «метод «мясо – шоколад».

В меньшей степени такие примеры представлены в разделах контрольной работы «Изменение семантики», «Морфология» и «Синтаксис», но и в них есть то, что отражает происходящее не только в образовании, но и в культуре, и в обществе в целом.

Побольше бы таких контрольных, чтобы и преподов заткнуть, и студентам дать представление о том, что так было не всегда, что всё, что обозначено выделенными словами, создано искусственно ради вреда образованию, поскольку идея «управляемого стада» чиновникам министерств по душе. Только и их с «игошизировванными» диссертациями надо осмеивать и затыкать.

Категория: Авторецензии | Добавил: РефМастер (21.07.2017)
Просмотров: 31 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0