Главная » Статьи » Антимир

Новые экспонаты «Музея массовых манипуляций»

© Денис Паничкин

 

Создав «Музей массовых манипуляций» сразу на трёх своих рабочих сайтах, я продолжаю его пополнять новыми находками. О двух из них я расскажу особо, он выставлены на стенде «Памятники подлости и лицемерия», как расширительно я назвал его.

 

«Козлы» пасутся на Сенной

 

Меня уже не удивляет глянцевая реклама проституции. И в этот день я от Сенной площади до Казанской улицы нашёл очень много разбросанных листовок хорошего качества, рекламирующих очередной «клуб» с саморекламой «VIP», то есть необоснованно завышенной самооценкой.

Но в тот день утром, то есть за несколько часов до находки, я слышал радиорепортаж о деятельности очередных «активистов», которые закрашивали рекламу на асфальте на Сенной, в том числе и проституции. Хорошо бы, но отдаёт лицемерием: значит, рекламу мелких частных «девочек по вызову» закрашиваем и позируем перед радиорепортёрами и телекамерами, а вот все эти «VIP» не трогаем. Боятся всех этих «сильных мира сего», которых Борис Стругацкий более точно называл как раз «бессильными», ибо сильны они не какими-то выдающимися способностями, а раболепием и страхом окружающих. Перестань бояться и напади на них сам – неоднократно призываю я!

 

 

Вместо этого слишком много научных исследований ради того, чтобы «отчитаться», уделяют проституции, а компания The Village, поверхностный подход которой я уже отмечал, проводит очередное половинчатое исследование. Я считаю проституцию дискриминацией не столько женщин, сколько мужчин. Больше двадцати лет назад я воспринимал как несправедливость, что мужчина платит, а женщина получает, и даже открыто заявлял, что всерьёз намерен наоборот сделать (родись бы я негром, то целью моей жизни стало обращение в рабство белых – вот вкратце мои политические взгляды!). И это вызывало не то что недовольство, а агрессию – и женщин, и мужчин, моего кузена в том числе, который считал сложившееся положение дел само собой разумеющимся.

Я не верю «активистам», которые обещали передать номера телефонов – не только «девочек по вызову», а вообще рекламы на асфальте – в полицию и прокуратуру, в лучшем случае собранные ими материалы примут тоже только ради отчёта.

Мне не понравилось и другое: «активисты» выдвинули идею автотозвона в отношении незаконной рекламы. Я уже сталкивался с этим. И могу сказать, что только суд может решать, какая реклама законная, а какая – нет. Автодозвон же – откровенное самоуправство, то есть пострадавшие от него вправе подавать в суд на «автодозвонщиков» и требовать возмещения убытков, в том числе упущенной выгоды. Хотя суду я не верю, потому что и это знаю: даже выиграв суд, можно просто не получить свой выигрыш.

Поэтому нужно применять более решительные действия. Врываться в помещения «автодозвонщиков» и разбивать аппаратуру автодозвона об их головы, а затем располосовывать им хари осколками до крови! Врываться в «VIP-клубы» проституции и поджигать их. Врываться в офисы организаций, подобных MDK, Charlie Hebdo или «Интернет-Исследования» на Савушкина 55 (если они ещё там базируются), и расстреливать их персонал. Правительство и его прислуга (следственные комитеты, суды, полиция) – в любом государстве - могут ликвидировать проституцию, но сознательно не хотят делать этого, ограничиваясь показной ликвидацией некоторых притонов, чтобы «отчитаться». А если соответствующие структуры не хотят выполнять свои прямые обязанности, ликвидировать следует их – революцией. И вовсе не «активисты», а те, кто действительно пострадал от них, должны стать руководством революции.

«Активисты» просто хотят «отчитаться», чему сейчас учат в школах и вузах, до процента по программе Антиплагиат, насколько мне известно.

Проституция, против которой они выступают, это одно из проявлений желания «менеджмента» всех уровней – от средней величины организаций до правительственных структур – создание управляемого стада. Используемые объявления – «любовь 24 часа», «жена на час» - снижают ценностные понятия, относящиеся к семье, и даже «сетевой секс-шоп» «Розовый кролик», называющий себя «магазином укрепления семьи», как бы незначительная шутка, - способствует расшатыванию, а не укреплению семьи. Мужчина, ориентированный исключительно на семью, считающий всё прочее бесцельным, не пригоден для стада.

В отношении «активистов» я назову одно слово, которое им не понравится, на что я и рассчитываю. Одним из проявлений возрастающей стадности является распространение уголовного жаргона в повседневной жизни (стадность преступных сообществ отмечали столько исследователей, что я и перечислять не буду). На этом самом уголовном жаргоне таких «активистов» называют «козлами», и в преступном сообществе-стаде их не жалуют, например, в «общак» не принимают, хотя и не подвергают унижениям.

С «активистами», которые не позируют перед СМИ, а просто мешают, срывая объявления ради самого процесса срывания, тоже приходилось сталкиваться, и они не менее агрессивны, почему я и ношу с собой пульверизатор с отравой на случай их нападения. Жалею, что нельзя им безнаказанно рубить головы …

«Активисты»-лицемеры врываются в СМИ, в том числе на радио. Не знаю, как комментировать репортаж о «стилистах для бездомных», об очередной показушной «акции», организованной в октябре нынешнего года в Санкт-Петербурге, когда бездомным из приюта «Ночлежка» подбирали тёплую одежду. Уже больше года храню выдержку из интервью социолога П.С. Гуревича:

 

В «Литературной газете» была напечатана статья о том, что мы поразительно равнодушны к судьбе маргиналов, бомжей. Предлагалась организация ночлежек, столовых для бедствующих и бездомных. Такая постановка вопроса справедлива. Но у темы есть и иной аспект. Число социальных изгоев во всем мире растет в пугающей прогрессии. И вот парадокс: многие маргиналы вообще не хотят жить в социуме. Они убегают из ночлежек к кострам, дезертируют из ухоженных мест. Социологи пока скупо комментируют этот парадокс. Но ведь это как раз своеобразная реакция людей на общественные путы. Вспомним Пушкина: «Мы дики, нет у нас закона». Хорошо отлаженный быт, предустановленные общественные узы тяготят людей. Они протестуют против элементарных социальных правил, с удовольствием их нарушают. Культурные антропологи пугают нас неожиданным открытием. Оказывается, первобытные люди неохотно сбивались в группы, племенные стаи. Возможно, человек вообще не коллективист по определению. Платон, понятное дело, не мог в полной мере разглядеть эту проблему. Он, как и Аристотель, полагал, что человек - социальное животное.

 

То есть – благотворительность для бездомных представляет собой ту же самую показуху с желанием отчитаться и поощрением стадности. Я предлагал другое: восстановить «работные дома» - нет, не английские учреждения для унижений, красочно описанные Диккенсом, а наши российские «дома трудолюбия» с целью принудительной ресоциализации бездомных, которых можно использовать на работах, не требующих большой квалификации. Посчитаем ещё, что потребность в этих работах в Санкт-Петербурге большая, а бездомных, по самым скромным подсчётам, в городе 60 тысяч, из которых не меньше трёх четвертей трудоспособны. Выгодно. Но ради создания управляемого стада и желания отчитаться «поголовный менеджмент» пойдёт скорее на затратный вариант, на убытки либо упущенную выгоду в материальном отношении. В том числе – содержать «внештатных активистов», которые тоже могли бы заняться более общественно полезным делом.

 

Динамические антишахматы

 

Другой экспонат для отдельного стенда «МММ-2015» я нашёл через две недели в восточной половине Невского района. Это реклама игры, созданной на основе классических шахмат, но в насмешку и в подражание им.

Реклама предлагает сыграть в некую игру, где можно покупать на основе случайного исхода с помощью кубика (кости) не только дополнительное время, но и утраченные в процессе игры фигуры.

 

 

Использование кубика было известно в древнем варианте игры – чатуранге, но уже в процессе её видоизменения в шатрандж использование игральной кости было устранено, что было крупным шагом вперёд: исход партии стал зависеть только от силы игрока. Конечно, это появилось не за один раз, так зачем же делать шаг назад одним «волевым» решением?

Покупать дополнительное время было возможно в более близком прошлом, когда правило о контроле времени только устанавливалось, и не сразу было принято решение о поражении за просрочку. Например, в Нюрнберге в 1906 году проводился крупный международный турнир, и по предложению З. Тарраша за просрочку начислялся штраф – по одной немецкой марке за каждую лишнюю минуту. Интересно, что и сам Тарраш пострадал от своего предложения: партию с Г. Сальве он не только проиграл, но и выложил в качестве штрафа 60 марок.

В то же время тот же З. Тарраш известен исследованиями по теории шахматной игры. Считается, что во многом благодаря его исследованиям классические шахматы перестали быть азартной игрой.

Но покупать восстановление утраченных фигур … это не имеет названия! Получается, что выигрывать будет не тот, кто способнее, а тот, кто найдёт больше денег. Чему учат такие «игры»? Превосходству случайности над способностями, тому, что можно покупать разрешение «играть не по правилам», давке в погоне за незначительным результатом – iPhone6 в качестве приза и макета всезасасывающей пошлости.

Вот почему следует обращать внимание на игры в Интернете не только для детей, но и для взрослых. И пресекать их, иначе рискуем потерять настоящее …

 

Категория: Антимир | Добавил: РефМастер (14.10.2015)
Просмотров: 204 | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 0