Главная » Статьи » Авторский дневник

О роли исполнителей курсовых работ в образовательном процессе в современных условиях
© Денис Паничкин (2014)
 
23 декабря 2007 года мне довелось побывать на корпоративной вечеринке HomeWork на Большой Разночинной улице (я ещё не мог предполагать, что именно на этой улице сам в какой-то мере буду создавать уродливый компромисс между подражанием тем, кого критикую, и своей ответственной ролью исполнителя, а имя этому компромиссу будет «Кафедра-Консалт»). Кульминацией этого «праздника» была речь Д. Шкляра с В. Бакутеевым (которую произносил в основном Шкляр, так как его сотоварищ не способен-то и говорить членораздельно). Толкать речи, конечно, их любимое занятие, а говорили они о своей роли в образовании. Как я узнал потом, многим исполнителям эта речь показалась выражением откровенного лицемерия. Правда, по иным причинам: находились такие, которые считали рефератное дело «аморальным» на основании того, что студенты якобы должны выполнять такие работы самостоятельно.
При каких же условиях возможна самостоятельная работа студентов?
Прибегну к помощи случаев из своей практики. Ещё в 2005 году у меня была серия заказов на курсовые работы по педагогике, причём заказчики учились на третьем курсе, но все они среди требований называли «отразить свой опыт». Я обоснованно посчитал это требование ошибочным: «Вы ещё не учителя и даже не практиканты, своего опыта у вас ещё нет». Способность к самостоятельной работе непроизвольно проявляется в исключительных случаях, большинство же студентов должны специально обучаться этому. Но уже в описываемые годы складывалась практика уклонения преподавателей от своих прямых обязанностей, а крайности она достигла осенью 2013 года: преподаватели массово стали не читать приносимые им курсовые работы.
То есть преподаватели формально обязаны учить студентов работать самостоятельно, но на деле они занимаются этим постольку, поскольку хотят. А хотят они больше отчитаться, получить оплату за записанную нагрузку, но не выполнять при этом прямых обязанностей. Даже если это оплачиваемая нагрузка за руководство дипломным проектом. В лучшем случае «руководство» сводится к саркастическим комментариям к отдельно взятым фразам в дипломной работе. Это «принято на вооружение» и в аспирантуре. В 2010 году мне пришлось работать над диссертацией, посвящённой прокурорскому надзору в области водного законодательства. Написал первую главу, отправил её в Москву. И через три с половиной месяца получаю скан главы с мелкими пометками руководителя (если не ошибаюсь, это был А.Ю. Винокуров). Мало того, заказчица самовольно изменила начало главы, добавив портящие впечатление фрагменты на уровне простого доклада, и к ним тоже были замечания. Но дело не в этом: ради таких мелких пометок, о значении половины которых (подчёркивания и вопросительные знаки на полях) приходилось только догадки строить, три с половиной месяца не стоило держать написанное. Тем более – замечаний по существу и указаний для дальнейшей работы получено не было. А значит, научные руководители получают деньги не за работу, а за безделье.
А если поощряется такое безделье в преподавательской среде, вывод один: преподаватели всё больше ничему не учат студентов. Один СПб ГУСЭ в этом отношении чего стоит. Чему может научить студентов Е.Е. Шарафанова, для которой самое важное в любой работе безотносительно к теме – штатное расписание? Или А.А. Черемисина? -  эта, будучи даже «припёртая к стенке» в собственной некомпетентности, когда ей скажут, что товарооборот и издержки обращения – показатели, используемые в торговле и общественном питании, но не для автотранспортного предприятия, всё равно будет настаивать на своём и даже открыто заявит: «Если будете спорить со мной, курсовик сдадите очень нескоро!» Я представляю их подобно одной из преподавателей, виденной мной в первой половине 1990-х годов, способной во время семинара полусидеть на столе, жевать яблоки и рассуждать, что лучший мужчина, по её мнению, это брутальный буйный недоумок (лично меня именно это задевало, поскольку я полностью противоположен этому искусственно разрекламированному типу, которого и человеком-то я не считаю).
И вот в таких условиях, когда преподаватели всё больше уклоняются от своих прямых обязанностей, или хуже того – получив «свободное» время таким путём, используют его для интриг (часто – травли) своих коллег, которые ещё добросовестно выполняют свои обязанности, то есть – в условиях искусственного распространения безделья и вытеснения способных (по разным причинам – и низкие ставки, и управленческая «культура», а часто полное бескультурье) происходит естественная смена ролей. И исполнители курсовых работ – они, а не «рефератные» посредники, вроде HomeWork, и тем более не руководство таких посреднических компаний, вроде Шкляра-Бакутеева, - становятся ключевыми фигурами не только рефератного дела, а всего образовательного процесса. Конечно, не любые исполнители. Не те, которые ради умеренной суммы карманных денег напишут что угодно и как угодно (на последнее я обращаю особое внимание, так как неоднократно устанавливал, что другие исполнители получали «нужный» процент оригинальности обманом – например, вставкой однопикселевых текстов). И не посредники, выдающие себя за исполнителей, как Тукмаков либо Алексеев. Я говорю только о настоящих исполнителях, которым небезразлично написанное. Они выступают как интерпретаторы и ретрансляторы, чья миссия исключительно важна - распространять знания. То есть исполнитель невольно выполняет то, что должен делать преподаватель.
Итак, роль исполнителей курсовых работ – распространение знаний. Конечно, сама по себе написанная работа, какой бы она не была хорошей, ещё не означает распространение знаний. Студент обязан прочитать её, да так, чтобы понять содержание, суметь пересказать её и ответить на любые вопросы по работе.
На большее рассчитывать не стоит: даже среди настоящих учёных публикаций на тему открытий или каких-то прорывов в науке никогда не было больше десятой части, если не сотой. В действительности курсовых и дипломных работ, содержащих какие-то открытия, нет, в силу примитивного характера этих научных работ, поскольку студенты – далеко не мастера: в лучшем случае они малоквалифицированные учёные, в худшем - начинающие. Поэтому появление курсовой работы, содержащей какое-то выдающее открытие, можно посчитать фантастикой или лицемерием.
Распространение знаний – роль важная и почётная. И в нынешних условиях квалифицированные исполнители курсовых работ, похоже, последний оплот прежнего уровня образования, но это означает, что их задача возросла: не только отразить, но и возвратить тот удар, который системе нашего образования был нанесён в последние годы. Я не исключаю и такого: провести массовую проверку компетентности действующих преподавателей с привлечением к проверке наиболее значительных исполнителей работ. Конечно, мне ничто человеческое не чуждо, поэтому скажу более открыто: исполнителей, начиная с меня. Не сомневаюсь, что эта задача для меня окажется обычной, так как ошибки и в «методичках», подписанных именем Шарафановой, и в замечаниях, придуманных (но не выдуманных) Черемисиной, я нахожу быстро, хотя нельзя добавить «и легко» (поскольку некомпетентность преподавателей воспринимается как оскорбление исполнителей не только мной, а это «легко» не назовёшь).
Категория: Авторский дневник | Добавил: РефМастер (01.07.2015)
Просмотров: 88 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0