Главная » Статьи » Редкие темы (статьи других авторов)

К вопросу о ничтожности кредитных договоров и других ростовщических сделок (часть1)

© А.Н. Попов

 

К сожалению, в широкий обиход в России и в других странах СНГ в последние 20 лет прочно вошли сделки, которые совершаются с целью, весьма противной основам нравственности и правопорядка наших народов.

Речь идет о сделках ростовщических. Эти сделки изучаются студентами высших и других учебных заведений России и других государств под видом «кредитного договора», «договора займа» (если есть условие уплаты процентов) и пр. Чтобы не возвращаться впоследствии к понятию этого противного основам нравственности и правопорядка явления, сразу дадим его определение.

Ростовщичество (или более ранний русский термин - «лихоимство», украинский - «лихварство», белорусский термин «лихвярство», «навезка», «гостинец») есть занятие ростовщика - требование и взимание процентов со ссуды. Таким образом, ростовщическая сделка - это ссуда (займ) денег с условием возврата не только этой же суммы, но и денег (процентов) за ее получение / пользование. С точки зрения экономической, ростовщичество - это отдача капитала в ссуду за вознаграждение. Иные определения данного термина являются крайне неудачными и оправдывающими ростовщичество.

В двадцатом веке были попытки изменить значение слова «ростовщичество» под влиянием могущественных лиц, которые им занимались, но его сущности такие попытки так и не изменили. Так, «умная» Википедия гласит: «Ростовщи́чество - предоставление денег в долг под проценты (в рост). В современном языке ростовщичеством называют дачу средств в долг под «чрезвычайно высокий» процент (по сравнению с обычной сложившейся практикой) или под залог вещей». Заметим, что Википедия и некоторые другие словари уже не определяют, что ростовщичество - это предоставление денег в долг под проценты, а только при условии - «под «чрезвычайно высокий» процент (по сравнению с обычной сложившейся практикой) или «под залог вещей». Выражение «чрезвычайно высокий» Википедия излагает в кавычках, да еще и с оговоркой - «в современном языке». И это далеко не случайно, так как этот термин - «чрезвычайно высокий» - чрезвычайно оценочный и не поддающийся точному определению. Судя по логике таких авторов, есть процент «высокий», но не «чрезвычайный» и наоборот, а есть и «удачное» сочетание и того и другого.

Но самое главное - такие «ангажированные» словари фактически оправдывают такое опасное явление «как предоставление денег в долг под проценты (в рост)», не называя его ростовщичеством. Суть ростовщичества не меняется от того, что процент «считается чрезвычайно высоким», так же как женщине нельзя быть чрезвычайно беременной, а воде нельзя быть чрезвычайно мокрой, а вору - чрезвычайно вороватым. Оговорка - «под «чрезвычайно высокий» процент» - призвана ввести людей в заблуждение и оправдать теорию и практику ростовщичества.

Имели место определённые попытки предать забвению значение слова «ростовщичество» и близких к нему. Однако правды от мира не скроешь, и кривда победить не может. Нужно отметить, что все наши мудрые славянские предки чётко определяли понятие этого противного нравственности и правопорядку явления (см. например: Гайдукова Е. Б., Попов А. Н., Селиванов Р. А. К вопросу о понятии ростовщичества в русском языке // Актуальные проблемы науки, практики и вероисповеданий на современном этапе: Сборник материалов ВОСЬМОЙ заочной международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки, практики и вероисповеданий на современном этапе», состоявшейся 06 октября 2011 года (г.Красноярск, Россия) / Под ред. проф., академика РАЮН А. Н. Попова. Вып.1. - Красноярск, 2011. С.67-71).

Значение слов «ростовщик», «лихоимец», «лихоимство», «ростовщичество» было устойчиво и не менялось, как нам хотят показать некоторые словари (см. например, Толковый словарь русского языка Ожегова С., Шведовой Н.), в которых даются значения этих слов в искажённом виде, не основанном на этимологии, типа: «Ростовщик - Человек, к-рый дает деньги в рост, в долг под большие проценты». Заметим опять оговорку «под большие проценты». Она направлена на оправдание ростовщичества, ибо ни «больших», ни «маленьких» процентов не бывает, а бывают проценты (рост) в конкретном числовом выражении - 10%, 20%, 30%, 40% и пр.

Указанное оправдание ростовщичества появилось под влиянием ростовщических кругов на российское государство (и не только на российское, но и на некоторые другие), которое с некоторых пор начало разрешать ростовщичество, правда, ограничивало его определённым максимальным процентом (до 1917 года - не более 12%). По этой причине значение термина «ростовщичество» ряд авторов пытались изменить, исказить его сущность по схеме: если взимаемые проценты больше дозволенных государством (т.н. «непомерные», «большие», «высокие», «незаконные», «очень высокие», «очень большие»), то занятие ростовщика - это ростовщичество, а ежели взимаемые проценты меньше дозволенных государством, то ростовщик занимается уже не ростовщичеством (а чем же тогда?).

Налицо подмена понятия ростовщичества на его разновидность - прямо запрещённую государством ввиду превышения определенных размеров процентов. Следуя логике таких авторов, в России вообще нет (!) ростовщичества, так как государство вообще не ограничивает процентную ставку для многочисленных ростовщиков, и в России, таким образом, не может быть этих самых «непомерных», «высоких», «больших» процентов. Поэтому, по этой «логике», установление размеров процентов в 100%, 200%, 300%, 1000%, 2000% и пр. в случае ссуды денег под проценты - это умилительная разновидность предпринимательской деятельности банков и других ростовщических структур, которые «помогают» людям легко добыть деньги на насущные нужды (только вот потом - кабала, возможно на всю жизнь).

Налицо попытка скрыть от населения истинную сущность этого термина и ЗЛА - ростовщичества, лихоимства (или более ранний русский термин - «лихоимство», украинский - «лихварство», белорусский термин «лихвярство», «навезка», «гостинец»), которое есть занятие ростовщика - требование и взимание процентов со ссуды. Такая попытка некоторых филологов, политиков и экономистов прямо направлена на оправдание фактически противоправного поведения и придания ему «правообразности», «полезности», «законности».

Покажем в предельно простой форме на обычной житейской модели механизм функционирования ростовщичества, излагаемый в народных присказках. Зашёл как-то Иван к соседу-ростовщику одолжить 100 рублей на год. Тот отозвался на его просьбу с условием выплаты 100% ростовщического дохода и передачи в залог топора. Отдал Иван топор, получил деньги, однако по размышлении решил, что единовременно отдать 200 рублей ему буде сложно, и, вернувшись с полпути, он вернул первую половину сразу. Идёт домой и размышляет: «Денег нет, топора нет и ещё 100 рублей должен».

Достаточно напомнить, что более 70% трудоспособного населения России являются должниками банков и отдают последние деньги для погашения процентов по кредитным договорам. А последние, «сдавая в аренду» деньги (то есть то, что нельзя продавать или «сдавать в аренду») и ничего не производя, как паразиты высасывают последние соки из тела своей жертвы, ждут - когда она испустит дух, чтобы по-быстрому продать иноземцам наши природные ресурсы и оставшуюся от жертв собственность.

Напомним, что с экономической точки зрения, ростовщичество: 1) причина инфляции (которая в России не прекращается 20 лет), нищеты подавляющего большинства населения России и его вымирания; 2) причина разорения перспективных хозяйств в России; 3) один из способов «рейдерства» в России; 3) причина преобладания торговли над другими сферами экономики в России, ликвидации национальных производств; 4) причина углубления экономического неравенства людей в России; 5) причина обесценивания труда людей в России; 6) причина глобального «экономического рабства» граждан России перед банками. На макроэкономическом уровне ростовщичество - это причина текущего мирового кризиса. Так, А. Ваджра отметил: «Фундаментальной основой современного мирового могущества транснациональной олигархии является обретение ею, в ходе долгой и упорной борьбы, права производить международные деньги и давать их в долг под проценты. Если по какой-то причине она утратит это право, ее безграничной власти придет конец». С данной позицией согласятся многие. Борьба за право производить международные деньги стала очевидной в ходе текущего мирового кризиса и полностью легализовалась в 2009 г. Через год после крушения Lehman Brothers и начала «острой фазы» мирового кризиса в мировых СМИ доминируют благостные прогнозы о неизбежном завершении кризиса. Не исключено, что в мировой валютно-финансовой системе действительно удастся на какое-то время достичь равновесия и даже демонстрировать признаки роста. Но цивилизационный кризис, кризис экономической системы, основанной на ссудном проценте, никто не отменял. Негативные проявления кризиса лишь отодвинулись на время.

Отметим, что из всех анализируемых причин мирового кризиса феномен ссудного процента в наименьшей степени представлен в сети Интернет и почти полностью отсутствует в публичных СМИ. И этому есть простое объяснение. Во-первых, достаточно сложно удерживать в сознании объективную картину генезиса капитализма в течение пяти веков. Удобнее и комфортнее «уцепиться» за какое-либо простое объяснение причины кризиса и надеяться на лучшее. Во-вторых, и это главное, большинство людей инстинктивно боятся представить масштаб кризиса.

Как отмечается в литературе, в общественно-полезной экономике ростовщичество должно быть запрещено законом, а ссудный процент должен быть строго равен нулю. Только при этом сохраняется важнейший принцип: доход вторичен и прямо пропорционален объему созданных продуктов и оказанных услуг. При формировании же саморегулируемого ростовщического дохода без взаимосвязи с валовым внутренним продуктом происходит заведомо очевидная неизбежная разбалансировка спроса и предложения. Этот дисбаланс и приводит к неизбежной инфляции, росту цен, к экономическим кризисам и пр.

Ростовщичество основано на ложной (придуманной относительно недавно) ценности денег - их «товарной сущности». То есть деньги - это, по мнению ростовщиков, такой же товар, как, например, корова. Корову можно сдать в пользование другому на время за деньги (плату). Так и деньги можно давать во временное пользование за деньги. Такая ложь, конечно же, противоречит функциям денег, которые вы найдете в любом учебнике по экономике и в любом экономически здоровом обществе.

Ранее, во многих работах было рассмотрено и доказано то, что ростовщические сделки совершаются с целью, противной основам нравственности и правопорядка в России и в других государствах (см. напр.: Гайдукова Е. Б., Колмаков В. Ю., Кускашев Д. В., Попов А. Н., Рудаков А. Л. К вопросу о сделках, совершенных с целью, противной основам нравственности и правопорядка // Актуальные проблемы науки, практики и вероисповеданий на современном этапе: Сборник материалов четвертой заочной международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки, практики и вероисповеданий на современном этапе», состоявшейся 07 октября 2010 года (г. Красноярск, Россия) / Под ред. проф., академика РАЮН А. Н. Попова. Вып.1. - Красноярск, 2010; Попов А. Н. К вопросу о признании ничтожными ростовщических сделок - как сделок, совершенных с целью, противной основам нравственности и правопорядка // Актуальные проблемы науки, практики и вероисповеданий на современном этапе: Сборник материалов ШЕСТОЙ заочной международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки, практики и вероисповеданий на современном этапе», состоявшейся 30 января 2011 года (г. Красноярск, Россия) / Под ред. проф., академика РАЮН А. Н. Попова. Вып.1. - Красноярск, 2011; Гайдукова Е. Б., Попов А. Н. К вопросу о преподавании юридических учебных дисциплин в части изучения ничтожных сделок – сделок, совершённых с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности // Сборник материалов заочной международной научно-практической конференции «Образование, психология и здоровье», состоявшейся 20 апреля 2011 года (г.Красноярск, Россия) / Под ред. проф., академика РАЮН А. Н. Попова. Вып.1. - Красноярск, 2011; Попов А. Н. К вопросу о ничтожности кредитных договоров и других сделок с условиями уплаты процентов за пользование деньгами // Актуальные проблемы науки, практики и вероисповеданий на современном этапе: Сборник материалов ВОСЬМОЙ заочной международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки, практики и вероисповеданий на современном этапе», состоявшейся 06 октября 2011 года (г.Красноярск, Россия) / Под ред. проф., академика РАЮН А. Н. Попова. Вып.1. - Красноярск, 2011 и др.).

Подобной позиции (считают, что все сделки с условием уплаты процентов за пользование/получение денег (ростовщические сделки) совершаются с целью, противной основам нравственности и правопорядка в России) придерживаются все выдающиеся доктора и кандидаты юридических, экономических, философских, филологических, исторических наук, культурологии, которые были опрошены нами и в письменной форме выразили свою позицию. Дабы не быть голословными, сообщим о них:

1) доцент кафедры коммерческого, предпринимательского и финансового права ЮИ ФГАОУ «Сибирский федеральный университет», кандидат юридических наук, доцент А. В. Демин (Россия);

2) заведующий кафедрой общественных связей Сибирского государственного аэрокосмического университета им. Акад. М. Ф. Решетнева, кандидат филологических наук, доцент А. В. Михайлов (Россия);

3) директор Института истории и права Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, доктор юридических наук, доцент В. В. Наумкина (Россия);

4) заведующая кафедрой уголовного права и процесса Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова, кандидат юридических наук, доцент Н. Н. Артеменко (Россия);

5) Заведующий кафедрой права факультета социальных наук Даугавпилсского университета, директор профессиональной магистерской программы «Правоведение», доктор юридических наук, ассоциированный профессор А. М. Байков (Латвия);

6) Заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Алтайского государственного университета, доктор юридических наук, профессор, чл.-корр. СО АН ВШ, Заслуженный юрист РФ В. К. Гавло (Россия);

7) Профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики Алтайского государственного университета, доктор юридических наук, профессор С. И. Давыдов (Россия);

8) Профессор Современной Гуманитарной Академии, доктор экономических наук, профессор С. А. Павлова (Россия);

9) Профессор Современной Гуманитарной Академии, доктор юридических наук, профессор А. И. Глушков (Россия);

10) Профессор кафедры государственно-правовых дисциплин ВЮИ ФСИН России, доктор педагогических наук, кандидат юридических наук, профессор Л. К. Фортова (Россия);

11) Профессор кафедры гражданского права и процесса Филиала РГСУ в г. Красноярске, доктор философских наук, доцент, юрист Т. В. Мельникова (Россия);

12) Доцент кафедры социальной работы и социального права Филиала РГСУ в г. Красноярске, кандидат философских наук, юрист Д. В. Рахинский (Россия);

13) Председатель Саранского регионального отделения Российского философского общества, доктор философских наук, профессор научно-исследовательского Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарева, профессор М. Э. Рябова (Россия);

14) Профессор Нижегородского государственного педагогического университета, доктор философских наук, профессор С. Н. Пушкин (Россия);

15) Профессор Тамбовского государственного технического университета, доктор исторических наук, профессор В. В. Никулин (Россия);

16) Заведующая кафедрой филиала НОУ ВПО «Московский институт экономики, менеджмента и права» в г. Воронеже, кандидат юридических наук, доцент Я. П. Горбунова (Россия);

17) Доцент кафедры международного права юридического факультета РУДН, кандидат юридических наук, доцент В. А. Сокиркин (Россия);

18) Заведующая кафедрой конституционного права Филиала РГСУ в г. Красноярске, кандидат юридических наук, доцент С. М. Трашкова (Россия);

19) Профессор Западно-Казахстанского государственного университета им. М. Утемисова, доктор исторических наук, профессор Т. З. Рысбеков (Республика Казахстан);

20) Заместитель директора Филиала РГСУ в г. Красноярске, кандидат исторических наук, профессор В. Г. Седельников (Россия);

21) Доцент Гомельского государственного технического университета им. П.О. Сухого, кандидат юридических наук, доцент права Н. С. Ищенко (Республика Беларусь);

22) Заведующая кафедрой философии и политологии Нижегородской государственной сельскохозяйственной академии, доктор социологических наук, кандидат философских наук, профессор Г. С. Широкалова (Россия);

23) Директор Красноярского филиала Современной Гуманитарной Академии, кандидат экономических наук, доцент К. Г. Ярулина (Россия);

24) Доцент кафедры гуманитарных дисциплин КрИЖТ ИрГУПС, кандидат философских наук, магистр политологии, доцент Е. А. Гончаров (Россия);

25) Профессор-консультант кафедры истории России Гуманитарного института ФГАОУ «Сибирский федеральный университет», доктор исторических наук, профессор В. В. Гришаев (Россия);

26) Профессор кафедры философии и культурологи Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы, доктор культурологии, профессор Н. В. Серов (Россия);

27) Начальник научной лаборатории проблем предупреждения и раскрытия тяжких преступлений Национальной академии внутренних дел Украины, доктор юридических наук, старший научный сотрудник С. С. Чернявский (Украина);

28) Доцент Кузбасского государственного технического университета, кандидат исторических наук, доцент А. М. Белюков (Россия);

29) Доцент кафедры экономики и менеджмента Красноярского филиала МЭСИ, кандидат экономических наук, доцент В. Г. Акулич (Россия);

30) заведующая кафедрой русского языка ФГАОУ «Сибирский федеральный университет», член - корреспондент САН ВШ, руководитель Регионального лингвистического центра Приенисейской Сибири, Член Президиума Красноярского отделения САН ВШ, Член Российского терминологического общества, доктор филологических наук, профессор О. В. Фельде (Россия);

31) Доцент ФГАОУ «Сибирский федеральный университет», кандидат философских наук, доцент А. П. Павлов (Россия);

32) Профессор Современной Гуманитарной Академии, доктор юридических наук, Заслуженный деятель науки РФ, профессор В. Д. Малков (Россия);

33) Доцент Красноярского государственного педагогического университета им В. П. Астафьева, кандидат филологических наук, доцент Е. В. Ворошилова (Россия);

34) Заведующая кафедрой истории и гуманитарных наук Сибирского государственного аэрокосмического университета им. Академика М. Ф. Решетнева, доцент, кандидат исторических наук С. Л. Лонина (Россия);

35) доктор экономических наук, кандидат социологических наук, эксперт ЮНЕСКО А. С. Киселев (Россия);

36) Президент-ректор Международной академии образования (институт), доктор юридических наук, доктор экономических наук, профессор, Почётный работник высшего профессионального образования РФ С. Ф. Котов-Дарти (Россия);

37) Доцент кафедры социально-политических отношений и права КузГТУ, доктор философских наук В. М. Золотухин (Россия);

38) доктор экономических наук, ассоциированный профессор Балтийской международной академии С. А. Бука (Латвия);

39) доктор юридических наук, ассоциированный профессор Балтийской международной академии В. А. Рейнгольд (Латвия);

40) доктор исторических наук, ассоциированный профессор Балтийской международной академии К. Д. Даукшт (Латвия);

41) доктор исторических наук, профессор, ректор Алтайского государственного университета Ю. Ф. Кирюшин (Россия);

42) доцент КрИЖТ ИрГУПС, кандидат исторических наук, доцент Н. П. Шевченко (Россия) и многие другие.

Как видно, представители разных специальностей и науки разных стран единодушны в своём мнении о вредоносности, аморальности и противоправности ростовщичества и ростовщических сделок.

Такой противной указанным основам целью является получение денег (процентов) за пользование денежными средствами, ибо эти деньги (проценты) являются чужой собственностью, которую ростовщики получают за сдачу в пользование (запрещенных для этого случая) вещей (денег). Все мировые религии (христианство, ислам, иудаизм, буддизм) и национальное русское вероисповедание (т.н. языческая вера) осуждают ростовщичество, признают его тяжким грехом, который посягает на основу нравственности - запрет изымать чужое имущество («не укради», «не лихоимствуй» и пр.). Разрешение ростовщичества есть только в иудаизме только для иудеев (которым иудаизм разрешает давать деньги под проценты только неиудеям) - как средства захвата собственности и власти у неиудеев, однако данное разрешение чуждо для нравственности российского народа. Аналогичное отрицательное отношение к ростовщичеству имеет место у всех славянских и других народов, в их культурах на протяжении обозримой истории человечества, что выражалось, в том числе и в славянском фольклоре и литературе.

Крайне негативное отношение к ростовщичеству и ростовщикам мы встречаем в трудах классиков русской литературы и других великих русских мыслителей, в том числе и современников; произведения большинства из них включены в программы обучения школьников и студентов в России, таких как: Г. Р. Державин (1743-1816 гг.), В. И. Даль (1801-1872 гг.), А. Д. Кантемир (1708-1744 гг.), А. С. Пушкин (1799-1837 гг.), М. Ю. Лермонтов (1814-1841 гг.), Н. В. Гоголь (1809-1852 гг.), В. Г. Белинский (1811-1848 гг.), А. И. Герцен (1812-1870 гг.), И. А. Гончаров (1812-1891 гг.), А. К. Толстой (1817-1875 гг.), И. С. Тургенев (1818-1882 гг.), Н. А. Некрасов (1821-1878 гг.), Ф. М. Достоевский (1821-1881 гг.), А. Ф. Писемский (1821-1881 гг.), М. Е. Салтыков-Щедрин (1826-1889 гг.), Н. С. Лесков (1831-1895 гг.), Н. Г. Помяловский (1835-1863 гг.), В. В. Крестовский (1840-1895 гг.), Г. И. Успенский (1843-1902 гг.), Н. Е. Каронин (1853-1892 гг.), А. П. Чехов (1860-1904 гг.), В. В. Розанов (1856-1919 гг.), М. О. Д. С. Мережковский (1865-1941 гг.), М. О. Меньшиков (1859-1918 гг.), А. Белый (1880-1934 гг.), М. Семенова (род. 1958 г.), Б. Акунин (род. 1956 г.) и многие, многие другие (см. наши вышеуказанные статьи).

 

(читать окончание)

Категория: Редкие темы (статьи других авторов) | Добавил: РефМастер (26.07.2015)
Просмотров: 97 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0