Главная » Статьи » Поразмышляй над сказкой всласть

Глупая стряпня Дарьи Донцовой под видом пирожных

© Денис Паничкин

 

Осенью 2016 года я узнал, что «самая продуктивная писательница современности» Дарья Донцова вздумала заниматься и книгами для детей. В настоящее время вышло уже четыре книги серии «Сказки прекрасной долины», а именно – «Амулет добра» (извините, но сокращается как АД), «Волшебный эликсир» (далее – ВЭ), «Башня желаний» (БЖ) и «Дорога из мармелада» (ДМ).

Вселенная «Прекрасной долины» - это некий параллельный мир, где обитают домашние животные, по правилам серии – хранители, которые оберегают людей, время от времени умирая и перерождаясь, а часто обретая те же имена (как мопс Зефирка в ВЭ). Вообще-то большинство персонажей – это домашние животные самой Дарьи Донцовой, почему фаворитизм в «Прекрасной долине» отведён мопсам. Капа, Феня, Зефирка, Марсия действительно существуют.

Завязка сюжета начинается с того, что бездомная собака (это тоже реально существующая пагль Мафи), которой очень плохо в нашем мире, попадает благодаря стечению обстоятельств в Прекрасную долину. Этот мотив не является новым. Вспомним сказку Астрид Линдгрен о мальчике Буссе, который оказывается принцем Мио. К сожалению, сейчас подобный мотив обретает эскапистский смысл: не стоит улучшать свой мир, надо искать другой. При этом часто другой мир, сон, иллюзия представляются предпочтительными по сравнению с действительностью, как это в испанской сказке «Сны Гуальтеро» или в авторской сказке Рихарда фон Фолькмана «Невеста Йорга». Подобное учит пассивно ждать драгоценных подарков, вместо того, чтобы добыть желанное самому. Предлагается уйти в сон, в состояние, подобное наркотической зависимости, с той разницей, что зависимость эта нехимическая, вместо изменения действительности.

К тому же «прекрасные долины» оказываются не столь прекрасными. Злые волшебники либо сами живут в этих мирах (как Като или Тенгиль у Астрид Линдгрен), либо этим мирам угрожают из действительности. Но если у Линдгрен и у большинства представителей старой, традиционной авторской сказки, как правило, враг бывает уничтожен (потому что он может вернуться, если он не уничтожен, а только потерпел поражение), то у Донцовой это даже поражением врага назвать нельзя. Злой волшебник Барклай (непонятен мотив выбора этого имени Донцовой) старается уничтожить «Прекрасную долину», а в мире людей изобретает всякие средства, чтобы сделать людей злыми и жестокими, при этом не появляется, а только упоминается (АД, ВЭ) действует чаще через своих слуг – мопса Эдгара, ставшего оборотнем (АД) или доктора Дмитрия Ивановича (ВЭ). Не кажется ли и здесь странным мотив выбора имени персонажа, не отсылка ли к Менделееву и не следствие школьных антипатий автора?

Надо сказать, что и поведение персонажей, считающихся положительными, свидетельствует о том, что «Прекрасная долина» не столь прекрасна. Например, в разговоре с кошкой Василисой Зефирка упоминает хомяка Герасима, который не умеет готовить, зато издаёт книги с кулинарными рецептами. Да и сама Зефирка не чужда отрицательных качеств:

 

Если честно, в науках Зефирка не особо преуспела. Вот ее старшая сестра мопсиха Феня была гордостью учителей, заслужила золотую медаль. А Зефирка перебивалась с тройки на четверку. И если уж быть совсем откровенной, хорошие отметки она получала лишь потому, что учительница, такса Лаура, обожала обновки: платья, шляпки, красивые платки. А Зефирка чуть ли не с пеленок прекрасно шьет, вяжет, создает канотье с букетиками на полях, она мастерица на все лапы, из рваного носового платка сделает роскошную блузку с воланами. Да что там блузка, ее легко скроить. Зефирка умеет тачать туфли, в Прекрасной Долине ее признали лучшей портнихой. А Лаура невероятная модница. Надо ли дальше объяснять, почему такса ставила ученице четверки за восемь ошибок в трех предложениях диктанта?.. (ВЭ)

 

Я уже не говорю о поведении таких персонажей, которые из корыстных мотивов становятся предателями (Эдгар, Василиса, белка Матильда). Так и хочется повторить вопрос Деда Пули: «И откуда вы все берётесь?»

Сюжетные композиции всех «Сказок Прекрасной долины» - это квесты, как бы игры, где нужно совершить какое-то действие, чтобы перейти на следующий уровень игры, в этом они тоже не новые (характерно для сказок о стране Оз, причём не только написанных самим Фрэнком Баумом, но хотя бы Рут Пламли Томпсон). Но финал у них оказывается более чем простым, в лучшем случае – возврат к нормальному состоянию, но не развитие.

Обратим внимание вот на какую деталь: в ВЭ, где действие происходит не в Прекрасной долине, а в мире людей, значительными персонажами являются французские бульдоги Мози и Роки. Соответственно, вселенная «Прекрасной долины» связана с миром, описанным во «взрослых» книгах Дарьи Донцовой, в особенности – «Страсти-мордасти рогоносца», где эти же самые щенки-бульдоги даже нарисованы на обложке, а на тыльной стороне обложки дана реклама детских книг «Прекрасной долины», и именно ВЭ.

 

 

Понятно, что и в сказках Дарьи Донцовой плохое поведение наказывается слишком мягко, часто даже вообще остаётся безнаказанным, а иной раз приводит к улучшению жизни (материальное благополучие, признание, популярность).

Пример слишком мягкого наказания – кошка Василиса. Она по своему положению была хранителем семьи Поваровых (ВЭ). Но от своих обязанностей она норовит увильнуть. Фактически по действию ВЭ хранителем Поваровых была не Василиса, а Зефирка (кстати, это придумано на всякий случай - для таких, как я: во-первых, Зефирка представлена с редкой индивидуальностью, это почёркнуто даже её внешностью, - она единственная из всех мопсов чёрная; во-вторых, по завязке ВЭ Зефирка расстаётся с хозяином и поневоле выполняет те функции, которые в семье Поваровых обязана выполнять Василиса). Массовая культура всегда содержит такие детали, которые мешают её противникам в силу какого-то надуманного совпадения. Кошка Василиса же, зная о волшебном эликсире, который может помочь Елене Поваровой вернуть утраченное здоровье, вместо этого решает похитить его, с целью продать жене миллионера (учительнице в классе Ксении, дочери Елены), поскольку одно из свойств эликсира – продление жизни с вечной молодостью. То есть кошка Василиса в ВЭ, как и белка Матильда в АД, одинаково совершают безоговорочно скверные поступки, обе – из желания материального благополучия, но кошка совершает при исполнении обязанностей, что отягощает её вину. И при этом белка изгоняется из Прекрасной долины (но искупает вину в ВЭ, получив возможность вернуться), а кошка … всего лишь возвращается в Прекрасную долину! Интересно так же и то, что до того, как открывается предательство кошки, многие персонажи по сюжету, чтобы нейтрализовать колдовство, сознаются в своих плохих поступках, а кошка умело это скрывает, хотя её мотив превосходит то, в чём сознались Мози, Роки, Зефирка и другие, вместе взятые.

Примером скверного поступка без наказания становится случай, когда социальный работник Анна Семёновна «Беда» (ВЭ) шантажирует ставшую инвалидом Елену Поварову, вымогая у неё деньги, угрожая перевести её детей в детский дом, и ради этого является в выходной день. В дальнейшем «Беда» не появляется в книге, видимо, Дарья Донцова сочла это достаточным, потому что именно это подтолкнуло Зефирку к решительным действиям.

Пример, когда плохое поведение приводит даже к улучшению жизни, - упоминавшийся Дмитрий Иванович, он «создаёт лекарства, от которых люди становятся злыми», по заказу своего работодателя – злого волшебника Барклая. И он же придумывает волшебный эликсир, правда, ради того, чтобы продать его подороже. Причём в ВЭ ни Барклай, ни Дмитрий Иванович не уничтожены и даже не наказаны.

Достаточно сопоставить Дмитрия Ивановича с другим врачом в ВЭ – Виктором Кузнецовым, хозяином Зефирки. Это простой врач «Скорой помощи», никаких признаков материально благополучной жизни автором не выделено.

В то же время Дарья Донцова, давая такой фоновой посыл («мессенж», как любят говорить сейчас), берётся рассуждать о том, что материальное благополучие не так важно:

 

- Да, – кивнула Зефирка, – Черчиль нам объяснял. Некоторые люди иногда начинают испытывать очень много неразумных желаний. У них есть семья, одежда, хорошая квартира, вкусная еда. Им бы жить и радоваться. Но кто‑нибудь, чаще всего папа, иногда мама или взрослые дети, вдыхает вирус денежной жадности, и начинается кошмар. Человеку кажется, будто у него платьев‑туфель мало, живет он в тесноте. А хуже всего то, что он начинает завидовать окружающим, которые, по его мнению, богаче и счастливее, и принимается охотиться на деньги. Забывает про семью, отдых, думает только о рублях, они для него главное. В голове ничего, кроме мысли, где бы еще достать средства, нет. Больной денежной жадностью строит трехэтажный дом в Подмосковье и узнает, что у кого‑то особняк на море. Покупает себе здоровенную машину, но есть же автомобили еще больше! Такие люди всегда несчастны. Надо уметь радоваться тому, что есть, не в золоте счастье.

– Ты не права, – заспорила Василиса, – имей Лена средства, мы бы сейчас ели не гречку, а что‑нибудь повкусней.

– Нужно хорошо работать, заботиться о своей семье, следить, чтобы у всех была одежда, а в холодильнике продукты, и отдых на море необходим, – перечислила Зефирка. – Но зачем джип размером с три автобуса, если вас всего двое в нем ездят? Хватит машины поменьше. И коттедж в три этажа не нужен. Вы же там друг друга не найдете. Некомфортно жить папе, маме, бабушке, дедушке, детям и собаке в однокомнатной квартире, надо из нее перебираться в большую. Но зачем семье из шести человек сто комнат? Не надо впадать в крайности. Моя старшая сестра Феня всегда говорит: «Не смотри на тех, кому лучше тебя, взгляни на тех, кому хуже тебя». (ВЭ)

 

К сожалению, это расходится с действительностью. Самые ярые апологеты «нравственности бедных» простодушно признаются, что именно материального благополучия им не хватает, и находят слабое утешение в «нравственном превосходстве». И ситуация, описанная в диалоге Зефирки и Василисы, возникает не сама по себе, это следствие массовой рекламы «красивой и успешной жизни».

Понятно, что в детских книгах это объяснить трудно, но для Дарьи Донцовой это представляется ханжеством.

Ещё одно искажение – тема чуда. У Дарьи Донцовой, особенно в ВЭ, эта тема представлена крайне упрощённо: не надо искать решение, оно находится само (волшебный эликсир). А если бы его не было, или персонажи о нём изначально не знали? В меньшей степени решение deus ex machina находится в том, что приехавшим на «Скорой помощи» врачом оказывается Виктор, то есть хозяин и собака находят друг друга. И наконец, Поварова, вернув себе здоровье благодаря эликсиру, за год зарабатывает на большую квартиру, что мне представляется слишком быстрым. Сказка учит выжидать и рассчитывать на чудо, и как это отличается от мотива чуда в советской литературе! Кстати, с некоторых пор я возненавидел такие фильмы, где нужная сумма денег находится сразу и выигрывается на конкурсе или в азартной игре. Но никогда это не бывают деньги на лечение, они в современных фильмах достаются редко, и всегда – ценой унижения. То есть давно пора выбросить и эти фильмы, и копроселлеры, в том числе выходящие под именем Дарьи Донцовой.

Искажение мотива чуда есть и в последующих книгах. Например, БЖ строится на том же квесте, но с целью вернуться в прошлое и исправить ошибку. Такой мотив представлен в сказке Софьи Прокофьевой «На старом чердаке», но там не всё так просто, там прямо сказано: «Только жизни не жалея, и себя преодолев, сможешь снова всё начать». А в БЖ мы встречаемся снова с теми же упрощениями. К тому же сказка эта снова дразнит недоступным, то есть способствует развитию массовой депрессии. Возврат к началу и исправление ошибки – как бы я хотел изменить прошлое, но если это сможет кто-то другой? Что он сделает, кому навредит? Ведь главный герой «На старом чердаке», получив такую возможность, принимает меры, чтобы никто другой больше не воспользовался волшебством, которое может попасть в плохие руки, и мало ли, кто и что натворит?!

Попутно я отмечу нелинейность сюжета: в АД Зефирка живёт в Прекрасной долине, в ВЭ – в мире людей, а в БЖ и ДМ – снова в Прекрасной долине (при том, что в роли хранителей выходцы из Прекрасной долины действуют каждый раз одну земную жизнь собаки, кошки и т.д., то есть несколько лет, но едва ли между ВЭ и БЖ прошло несколько лет).

Последняя на данное время книга меня и вовсе расстроила. В ДМ антагонистом является некий Малум – выясняется, что это само Зло – даже имя говорящее - от латинского. Почему-то Зло представлено мелким хищником, заманивающим к себе в замок и не способным его представить красиво. Цель Зла непонятна, разве что побольше заманить к себе пленников. Это как мелкое представление о Дьяволе, который якобы совращает людей (что считаю недооценкой опасности: Дьявол хочет занять место Бога). В предыдущих повестях Донцовой действует куда более сильный, хотя и закадровый, антагонист – злой волшебник Барклай (производное от Зла), то есть «часть больше целого»? Тем более, что в замок Малума можно попасть из Прекрасной долины, тогда как Барклаю в неё нет доступа (в АД он действует через Эдгара и Матильду). Завязка и развязка ДМ связана с второстепенным персонажем – морской свинкой Нонной, именно она советует всем в трудной ситуации (в том числе надуманной, эмоциональной) «пойти к Малуму», в которого верит, как в «доброго волшебника». А по сюжету, Зло заманивает к себе, и при этом в саду Малума стоят окаменевшие завлечённые жители Прекрасной Долины, причём одни – те, кто пришёл к нему недавно (они появляются ещё в первой главе ДМ), другие – давно (и, что странно, их не хватились, поскольку они не в мире людей), это подтверждает нелинейность сюжета, как сквозного по серии, так и в пределах одной книги. И при этом как-то странно, что Малум, заманивая к себе, вовсе не использует Нонну, во всяком случае, автор утверждает, что Нонна – недоучка, распространяет глупости, в которые сама верит, она сама хотела пойти к Малуму. Тогда как Генрих Барклай однозначно использует Эдгара и Матильду (АД), и, похоже, что Барклай бы больше подошёл для роли «самого Зла».Дарья Донцова, используя для Зла имя на латинском, кстати, не учла весь спектр значений слова malum. Основной смысл: беда, бедствие, неудача, несчастье. Лишь потом: зло, злодеяние, также - преступление. И, наконец, ещё одно значение - вред. Малум представлен как мелочный вредитель-мошенник, а не как доминирующее Зло (и ясно, что это не Барклай из АД и ВЭ). Называя другие имена Зла, автор упоминает французский и немецкий варианты, но не английский. Может, потому, что Evil – зло, если прочесть наоборот, live жизнь, что отмечено ещё Л. Кэрроллом?!

Конечно, у Дарьи Донцовой нет модного подхода «зло – это обиженное добро». Но разве в сказках Зло называет себя Злом, даже в ощущении безнаказанности?! Здесь вырождение, даже если сравнивать с «Королевставом Семи Озёр» названной уже Софьи Прокофьевой (на эту сказку я написал заслуженную отрицательную рецензию ещё в 2014 году).

Остаётся только сделать вывод, что «Сказки Прекрасной долины» Дарьи Донцовой принесут только вред, поскольку учат бегству от действительности, напрасному ожиданию чуда, отказу от намерений улучшить мир, а все действия в них превращаются в нелинейные игры с «квестовым» мышлением. Также есть мотив безнаказанности (или избирательных наказаний) и недооценки опасности, что тоже дезориентирует. К прочтению не рекомендую.

Категория: Поразмышляй над сказкой всласть | Добавил: РефМастер (27.06.2018)
Просмотров: 74 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 0