Главная » Статьи » Другой, другие, о других

Преподаватели играют в пострадавших от Антиплагиата

© Денис Паничкин

 

Моё последовательное противостояние Антиплагиату, собственно, его безответственному применению, - настоящая общественная работа. Не заметить её невозможно, а только злостно притвориться, что не замечают. А если и замечают, то многие отнесутся враждебно. Это видно из самых недавних по времени нападок, как откровенно клеветнического отзыва на одном из «рейтинговых» ресурсов (с которого я немедленно убрал все сведения о себе, как только узнал, что этот сайт – «рейтинговый»):

 

Полнейший обман, некорректные тексты, низкая оригинальность. После такой «помощи» пришлось обращаться к другому специалисту! Деньги возвращать отказывается, по телефону нарочно не отвечает; оговорённые условия выполнены не были - нарушены сроки, нарушены требования и все договорённости. Надеюсь этот отзыв поможет кому-нибудь и вы найдёте другого достойного специалиста и не будете обманутыми!

 

Если подумать, то в попытке навредить мне перестарались, даже в своей упёртой лжи написали взаимоисключающее. «Уличить» меня в плагиате стало в этом учебном году навязчивой идеей многих преподавателей, и не только преподавателей. Подозревать, кто этот анонимщик, я могу многих, равно и ЗАО «Анти-Плагиат», и рефератных посредников, и «Сноука» с его «партнёрскими программами» и рекламой «магистерских работ MBA». Как и в комментарии к разделу «Критика» статьи «Антиплагиат» в Википедии (этот раздел создан мной и регулярно пополняется):

 

В разделе приводится необоснованное мнение одного автора, подкрепленное огромным количеством ссылок на его же посты на другом сайте. Откровенный бред.

 

Читатели могут убедиться, что и это не соответствует действительности. Конечно, при условии надлежащего отношения к написанному мной!

И ещё немало напишу, потому что безответственное применение программ выдаёт их новые свойства и новые поведенческие приёмы преподавателей в их основном – уклонении от прямых обязанностей по научному руководству. Да, сейчас из-за эпидемиологической обстановки массово ввели дистанционное обучение, и есть его «критики», но они – в противоположность мне – ни разу не возразили по сути, но зато пишут одно: это превращает детей, подростков, молодёжь в «телепузиков» либо «миньонов».

Критерию опровергаемости это не отвечает, поэтому спорить с такими – просто опасно. Я же не сомневаюсь, что если это «преобразование» и происходит, то дело не в способе обучения, а в том, что сейчас «контент» вместо содержания. И антиплагиатные программы тоже содействуют подмене содержания «контентом».

При этом от своих заказчиков я слышу (либо читаю в письмах, что не слишком существенная разница) всё чаще одно: они передают слова преподавателей, что и те устали от Антиплагиата.

Подобное я прочитал и на сайте одной из компаний, специализирующихся на подтасовках «нужного процента» - «Антиплагиат Толери» (несомненно, название - от толерантности, - того, в чём мне отказывают много лет). Ссылку умышленно не даю, поскольку я в общественном характере своей работы против практики подобных компаний и лично против их фаворитизма. У них есть статья «Даже преподаватели против Антиплагиата», не без саморекламы, конечно:

 

Некоторые учебные заведения сразу же поспешили установить данные модули (поиск перефразирований) себе на вооружение. К примеру, это коснулось Югорского государственного университета. В результате, студенты целыми группами не смогли получить зачет по антиплагиату при проверке дипломных работ. Все бросились дорабатывать свои работы, даже те, кто писал дипломы собственноручно. Бешеные деньги платились студентами различным конторам по написанию студенческих работ за срочную доработку дипломов, которые не смогли набрать требуемый процент уникальности.

Эти два модуля: поиск перефразирований Интернет и Модуль поиска перефразирований eLIBRARY достаточно интеллектуальные системы. Они умеют определять, как плагиат даже тот текст, который студент изменил и переписал сам, т.е. выполнил рерайт. Помогает в данном случае обойти эти хитрые модули только глубокий рерайт. Или, как вариант, можно заказать повышение оригинальности на нашем сайте Антиплагиат Толери. С этими модулями наша система подъема оригинальности тоже уже неоднократно успешно справлялась.

Вышеописанный случай характерен не только для ЮГУ, подобное начало повторяться и в остальных высших учебных заведениях России, где рискнули поставить новые модули проверок.

В результате даже преподаватели в тихую начали обсуждать, что такая проверка – это уже и перебор. И без особой огласки в некоторых ВУЗах данные модули отключили.

И по правде говоря, это уже далеко не первый случай, когда преподаватели относятся с пониманием и встают на сторону студентов. Как вы знаете, сноски бывают постраничные и в квадратных скобках. Как пример, постраничная нумерация сносок в дипломах в некоторых учебных заведениях в этом году была изменена. Раньше ставили нумерацию сносок от первой и до последней, в зависимости от того сколько их там. 1,2,3…10,11… и т.д. Но некоторые ВУЗы ввели нововведение. Теперь у них сноски постраничные нумеруются только в пределах одной страницы. Начинается новая страница – начинается новая нумерация, опять с единицы.

Как признались преподаватели ВУЗов, сделано это было специально в интересах студентов.

А есть вообще исключения из правил. К примеру Томский политехнический университет (ТПУ). Кстати, один из ведущих ВУЗов страны. В нем вообще не заморачиваются особо с проверкой на антиплагиат. Все работы, в том числе дипломные, проходили проверку всего лишь по 4-ем модулям АнтиплагиатВУЗа в 2018 году: Интернет (Антиплагиат); Диссертации и авторефераты РГБ; Томский политехнический университет; Цитирование.

Везет же некоторым студентам.

Вернее везло… С 2019 года в ТПУ появился полный набор по проверке в системе Антиплагиатвуз уже в количестве 18 модулей.

 

Проанализировав этот текст, я сделал вывод, что передо мной ложь, разбавленная правдой. В частности, кроме саморекламы «глубокого рерайта» (который никак не согласуется с научным стилем и культурой речи, которые никто не отменял), да ещё с некоей «системой подъёма оригинальности», есть про ссылки, которые никак с программами в их нынешнем виде не коррелируют (антиплагиатные программы всё больше к ним безразличны). А вот списки литературы вузовские программы огульно считают цитированием, а преподаватели намеренно смешивают цитирование с заимствованиями.

А правда – в том, что я действительно видел отчёты о проверке по вузовским программам с выборочными модулями. Технически эти программы позволяют отключить проверку по одному и более модулям. Вот только в каких случаях это делают, а в каких – проверяют по всем 18 (и даже больше) модулям – это оставили на усмотрение «оценщиков». То есть – и здесь можно подтасовывать показатели. Я уже не говорю, что поиск перефразирования ведётся «по смыслу» безотносительно к нравственной позиции того, кто пишет (иначе как объяснить, что я «перефразировал» статьи авторов со взглядами, противоположными, даже враждебными моему представлению).

Преподавателей ведь (как социальную группу) никто не принуждает применять антиплагиатные программы. Официальная власть в лице министерства ещё в 2013 году открестилась от этих программ. А ЗАО «Анти-Плагиат» и местные «инициативные группы» - не государственные структуры. Хотя фаворитизмом министерства и ВАКа пользуются. Ведь так просто не придёшь и доступ к коллекциям диссертаций в РГБ не получишь

Далее, негласное поощрение выступает в виде «грантов на информатизацию», значительная часть которых достаётся ЗАО «Анти-Плагиат», или разработчикам копирайтинговых программ, иногда – зарубежных, как StrikePlaniat, - но всё равно частным лицам. Созданы специализированные подразделения по проверке работ, сотрудники которых получают свою зарплату. А преподаватели, вместо того, чтобы читать работу, где счёт идёт на часы, тем более – заниматься недели и месяцы научным руководством, просто могут «проверить» работу посредством вузовской программы за минуты, а в последнее время – даже секунды (самое маленькое время проверки одной части работы, известное мне – 28 секунд, целой работы – 46 секунд, нет ни одного случая, где это время превышало 5 минут). И потребовать переделывать, «написать другими словами», при том, что модули «поиска перефразирований» в действии.

А для меня ведь это – заниматься бессмысленной работой, отъём времени, тем более – унижение. Ощущаешь, что эти преподаватели и секретари кафедр пришли к тебе домой и нагадили откровенно, нередко вспоминаются чьи-то глупые вирши с «пикабушных» страниц:

 
На Руси стариной, древней

Срал царёк в одной пердевне

Русь он дурью в гроб загнал,

Срал, - и горюшка не знал.

 

Что и унижает – убирать за такими самопровозглашёнными «царьками» за счёт своего времени. А ещё – то, что требование «выше процент» уживается с поощрением откровенного списывания. Недавно два написанных мной эссе по уголовному процессу получили нулевые оценки, и мне прислали два «примера» - «как должно быть». Оказывается, всё дело было в «правильно оформленных» титульных листах, причём мне сначала это требование не сообщили. А стал я читать «примеры», и выяснилось, что первый из них списан целиком – какая-то статья конференции одного сибирского вуза, второй – компиляция рефератов со стоковых рефератных сайтов (Allbest, BiblioFond и др.). Причём и в первом, и во втором случае всё лежало в свободном доступе с 2017 года, и это я установил с помощью той же программы Антиплагиат (в моём применении она послужит другому делу, потому что я не безответственно её использую). А «содержание» «примеров» соответствовало заявленным темам с большой натяжкой.

Так что я не столько против программы, сколько против местной отсебятины, которой в каждом вузе слишком много. И одно из её проявлений – притворные жалобы преподавателей, которые могут получать деньги, не работая, и «быть самостоятельными», заодно изображая перед студентами пострадавших и тем самым оправдывая антиплагиатную отсебятину.

Категория: Другой, другие, о других | Добавил: РефМастер (17.04.2020)
Просмотров: 175 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0