Главная » Статьи » Другой, другие, о других

Новая глава «Социальная ответственность»: томский штамм БЖД-шной болезни «высшего» образования

© Денис Паничкин

 

Одним из проявлений ненормальности, созданной искусственно для подмены нормы, является то, что выражено во фразе, произнесённой в моём присутствии с целью вызвать ложное чувство вины в мае 2008 года Д. Шкляром в HomeWork: «В каждом вузе свои требования». Говоря так, да ещё мне, Шкляр действовал как истинный руководитель посреднической компании и неважный специалист в рефератном деле.

Ведь все вузы, а с некоторых пор и колледжи, продвигая свои требования, ссылаются при этом на ГОСТы. И никто не ставит вопрос (даже мне его подсказали!): если это «свои требования» в данном вузе, то почему они называются государственными?

Одним из самых старых идиотских требований является глава «Безопасность жизнедеятельности». Ещё В.Ю. Орлов, немало написавший про рефератное дело намного раньше меня, отмечал в рассказе «Вузы и академии» следующее:

 

Общая характеристика Университета Сервиса и Экономики. Университет объединяет множество отделений, поэтому всех характеризовать сложно.

Но есть общие черты. Первая – это странный, по сравнению с другими ВУЗами, план дипломный работы. Тут почти всегда есть глава по технике безопасности. Причем, даже в тех работах, где эта глава как корове седло.

Руководитель по направлению «безопасности», по всей видимости, сам понимает, что не очень всё это умно. Поэтому, зачастую эта глава – просто бред на заданную тему.

 

То есть уже в нулевых годах сами преподаватели понимали, что они неправы, но цинично отбрасывали все возражения, потому что понимали и другое: эта неправота им выгодна и удобна, особенно в условиях ощущения безнаказанности, когда забыта – в том числе и умышленно - достойная возрождения практика 1920-х годов. Тогда вузами управляли студенческие профсоюзы – пролетстуды, а преподаватели находились по отношению к ним на положении наёмных работников; да что наёмных работников, – известны случаи привлечения пролетстудами преподавателей к внесудебной ответственности, я даже слышал - как минимум - об одном случае расстрела преподавателя по решению пролетстуда! И поэтому я приветствовал и даже объявил праздником – Днём борьбы с преподавательским беспределом – 5 сентября: именно в этот день в 2012 году был казнён праведной местью ректор Санкт-Петербургского Государственного Университета Сервиса и Экономики (ГУСЭ) А.Д. Викторов.

К сожалению, Викторов же скоро пять лет как тухлый (так я называю посмертное состояние таких людей как он, в смысле – худшее, чем просто мёртв), тогда как «викторовщина» жива и продолжает распространяться в образовании, подобно чёрной заразе. Сейчас ГУСЭ примазался к объединению ФИНЭКа и ИНЖЭКОНа, но продолжает в этом объединении навязывать порядки этой самой «викторовщины».

А глава по технике безопасности присутствует и в дипломных работах других вузов, не только Санкт-Петербурга, но и Москвы, Екатеринбурга, и, как недавно выяснилось, Томска. Ещё в 2013 году я в своей статье из серии, посвящённой действительно неэффективным вузам (не по «списку Ливанова», а по-настоящему), писал о том, что мне встречалось в практике:

 

Уральский государственный экономический университет также требует главу по безопасности жизнедеятельности (БЖД) в виде самостоятельной врезки-реферата – с введением и заключением. Глава БЖД включается и в дипломы Московского государственного областного университета (МГОУ), а также Санкт-Петербургского политехнического университета.

 

Например, екатеринбургские работы с главой-рефератом по БЖД встретились в том же 2008 году; конечно, такие маргинальные заказы могли разместить только в крупной по форме, но такой же маргинальной по содержанию компании HomeWork.

Объяснение же существованию этой главы я дал в статье 2013 года следующее:

 

В отдельных технических дипломных работах проектирование без учёта техники безопасности было невозможно, поэтому для руководства дипломным проектом подназначался консультант от кафедры техники безопасности (в разных вузах она могла называться иначе, но во всех технических вузах присутствовала). Разумеется, эти консультации оплачивались в рамках нагрузки за руководство. В нынешних условиях – массового производства экономистов и юристов всех мастей – произошёл перекос от технических специальностей к нетехническим. Открылись массово гуманитарные вузы, а бывшие вузы исключительно технического профиля расширили приём (как бюджетный, так и коммерческий) по гуманитарным специальностям.

Можно составить графики и диаграммы, показывающие финансирование нагрузки за научное руководство по кафедрам перечисленных в статье вузов, но вывод будет тот же: финансирование консультантов по технике безопасности явно непропорционально фактическому руководству (то есть выполненной работе). Не говоря уже о крайне низком уровне этих работ ...

 

Конечно, об этом за пределами вузов предпочитают молчать, для вузов, ставящих себя на одну доску с государством это приравнивается к государственной тайне. Но есть профессиональные исполнители, такие, как я. Глазами преподавателей, такой исполнитель – это террорист, владеющий навыками спецназовца. Для него не существует запретов и ограничений в отношении преподавателя – всегда потенциального, а при работе - действительного противника. И, столкнувшись с такими ненормальными требованиями к работе, профессиональный исполнитель может предать их гласности, да ещё и расписав так красочно и так отталкивающе (в отношении тех, кто эти требования придумывает, - ведь никакие требования сами по себе не возникают!), что какие-то ответные действия преподавателям предпринимать приходится.

Самый простой способ уже в следующем после появления моей статьи – 2014 – году избрали преподаватели Юргинского технологического института - филиала Томского политехнического университета. Они просто переименовали главу «Безопасность жизнедеятельности». Теперь она называется «Социальная ответственность», но читателям я предлагаю самостоятельно убедиться, что это просто то же самое, но под другим именем. И эта ненужная глава во всех дипломных работах продолжает причинять страдания тем, кто пишет.

Выиграли от этого переименования только двое – подписавший своим именем глупейшую методичку заведующий кафедрой БЖДЭиФВ В.М. Гришагин и рецензент - заведующий лабораторией № 33 ФГНУ НИИ ЯФ ТПУ В.А. Варлачев. Гонорары они свои получили, «не отходя от кассы», за простое переименование главы и простую замену годов. Преподавательский плагиат в отношении методичек превратился в обычную практику, но это – тема более сложная, чем глава БЖД.

Зато «Социальная ответственность» как «инородное тело» понемногу стало входить в практику дипломных работ и в других томских вузах. И уже не как плагиат на БЖД, но от этого ценность такой главы осталась даже меньше нуля – минус единица.

Поскольку большинство дипломных работ пишется на примерах организаций (по привычке хочется написать – «предприятий», но с весны 2017 года преподаватели массово стали срываться до демонстрации признаков гебоидной шизофрении при этом слове), речь может идти о корпоративной социальной ответственности, которую словари определяют так:

 

Корпоративная социальная ответственность (КСО, также называемая корпоративная ответственность, ответственный бизнес и корпоративные социальные возможности) - это концепция, в соответствии с которой организации учитывают интересы общества, возлагая на себя ответственность за влияние их деятельности на фирмы и прочие заинтересованные стороны общественной сферы. Это обязательство выходит за рамки установленного законом обязательства соблюдать законодательство и предполагает, что организации добровольно принимают дополнительные меры для повышения качества жизни работников и их семей, а также местного сообщества и общества в целом.

 

При чём же здесь техника безопасности, выведенный в пресловутой лаборатории № 33 гибрид, томский штамм БДЖ-шной чёрной заразы, поразившей российское высшее образование, уже – по причине этой и подобных ей болезней – высшее только по имени?!

Но мутация этого штамма продолжается, и глава «Социальная ответственность» всё чаще и чаще встречается в томских (а в отдельных случаях – в самарских и тольяттинских) дипломных работах. Но всё же в большинстве случаев именно в Томске. И уже вовсе не как БЖД под другим именем, а как роспись по пунктам:

 

1. Определение стейкхолдеров организации:

внутренние стейкхолдеры организации;

краткое описание и анализ деятельности стейкхолдеров организации.

2. Определение структуры программы КСО

Наименование предприятия;

Элемент;

Стейкхолдеры;

Сроки реализации мероприятия;

Ожидаемый результат от реализации мероприятия.

3. Определение затрат на программы КСО

расчет бюджета затрат на основании анализа структуры программы КСО

4. Оценка эффективности программ и выработка рекомендаций

 

Вот пример работы по бухгалтерскому учёту на тему «Учёт расчётов с покупателями и заказчиками». Работа найдена мной случайно, она не из моей практики. Такую бы я не написал никогда: содержание и без того низкого качества, а инородная глава «Социальная ответственность» с заданием на полторы страницы, указанием отдельного руководителя по данному разделу и бессмысленными таблицами, вовсе не соответствует теме. Методичка ставится выше темы. В самом деле, какое отношение имеет всё перечисленное в списке к бухгалтерскому учёту расчётов с покупателями и заказчиками?

А ведь эта глава теперь, подобно ранее существовавшей главе БДЖ, теперь без какой-то даже отдалённой привязки к теме работы, присутствует во всех дипломах Томского политехнического университета.

 

 

Но в данном случае задачи преподавателей – большее, нежели финансирование кафедр и распределение оплачиваемой нагрузки. Глава о «корпоративной социальной ответственности» - не маразм, а цинизм. Миф о «социальной ответственности» - не что иное, как приукрашивание действительности, и одновременно - попытка подменить роль правительства в качестве контролера мощных мультинациональных корпораций. И к этому в порядке эксперимента начинают приучать студентов сначала в Томске, а затем могут распространить и на другие города (уже признаки этого заболевания встречаются в Тольятти и Самаре). У меня есть достоверные сведения, что в Челябинском государственном университете на отделении дистанционного обучения выведен гибрид отчёта по практике и курсовой работы на тему бизнес-планирования, и назван этот гибрид – «Социальный предприниматель». То есть студентов учат молчаливому одобрению заведомой несправедливости, получившей название «эффективного менеджмента», со следующими характерными признаками, названными О.П. Мулюкиным, одним из ныне действующих преподавателей, которые остались в меньшинстве и всё ещё оказывают сопротивление снижению уровня образования:

 

1. «Эффективные» менеджеры изначально нацелены на добывание денег всеми способами, в том числе и недозволенными, будь то «распил» бюджетных денег, «накрутка стоимости работ и очковтирательство ... И в силу личной преданности высшему начальству обеспечивают ему откат оговоренных средств с каждой сомнительной сделки ...

2. «Эффективными» менеджерами … легко управлять, они не имеют профессиональных знаний, твердых мнений о хорошем и плохом, а посему беспрекословно выполнят самый дурацкий приказ начальника ...

3. Система «эффективных менеджеров» подчиняется классическому закону: «Люди второго сорта берут на работу людей третьего сорта!»

 

А то, что именуют «социальной ответственностью», - это оправдание «эффективного менеджмента» в названном виде. То есть глава «Корпоративная социальная ответственность» в дипломных работах - это как раз обратное, социальная безответственность, причём сознательная. Почему я и призываю всех так же сознательно и массово не писать инородные главы в работах, независимо от требований методичек, а сами методички – рвать вместо газет на замену туалетной бумаге.

Категория: Другой, другие, о других | Добавил: РефМастер (15.07.2017)
Просмотров: 54 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0