Главная » Статьи » Антимир

Тупики демографии

© Денис Паничкин

 

Начну с вопроса: что за профессия – правозащитник? Ведь официально она не является ни наёмной работой, ни индивидуальной трудовой деятельностью? Они не имеют в большинстве случаев и статуса государственного служащего. И тем не менее, это подаётся как официальный статус. Чем эти люди живут? Может быть, они достаточно обеспечены, что могут себе позволить не работать и заниматься публичной деятельностью? Или их кто-то спонсирует? Допускаю даже «оба сразу». Даже при том, что для обывателей это «не моё дело», я всегда и во всём сомневаюсь. Особенно после того, как узнал (в конце 2015 года) о поддельных протестных акциях, когда против введения контрольной системы «Платон» протестовали те, кто даже самого отдалённого отношения к этому не имеет, чьи интересы даже в малой степени не задеты. Оказывается, это были студенты или безработные, нанятые за умеренную сумму карманных денег, чтобы постоять далеко друг от друга с примитивными плакатами в руках на Невском проспекте.

А совсем недавно (30 июня 2019 года) в Колтушах был организован «митинг-концерт» против новой застройки, и на это мероприятие были приглашены даже кое-кто из тех самых аморальных рэперов, кого заслуженно в течение меньше чем года выперли из других городов, начиная с Махачкалы. Уже протестные акции стали превращать в показушные мероприятия, «шоу» с участием блэкстаровского отродья, этих элджеев-кридов - того, кого бы гнать надо, да посильнее, чем из Махачкалы.

Может быть, все эти тимативские высеры тоже пополнят ряды «правозащитников», ведь один из проединороссовских пропагандонов назвал одного из этой дряни (а именно рэпера Face) «патриотом России». Но и без них в среде «правозащитников» хватает личностей совершенно сомнительных. Тем более – их не интересует народ. Ни одна «правозащитная» акция, ни одна скандальная публикация, ни одно «расследование» не привели к улучшению жизни народа. Правозащитников интересует собственная популярность, которая, возможно, и есть основа их спонсирования – и негласно заинтересованными богатыми, и массой повёдшихся бедных из числа их «почитателей».

Для меня случай с Иваном Голуновым изначально был инсценировкой в целях как раз его собственной популярности, да ещё для внутриведомственных репрессий - против переставших быть угодными. Но славословия по поводу его «оправдания» были избыточными, до степени того, что я немедленно вышел из группы «За возрождение образования».

Возможно, громогласным сделают и бытовое убийство Елены Григорьевой, которая в свои ранние годы защищала ЛБГТ-сообщество, попросту – извращенцев. Я переснял с ленты новостей один скриншот, где эта «извращитница» снята с плакатом в руках, надпись на котором свидетельствует, что в России, оказывается, этих больше 5 миллионов. Если принять это на веру – то это не менее 3,5 % населения страны!

 

 

О таковых я узнал впервые в конце 1980-х годов, причём – в контексте того, что это одна из групп риска в отношении СПИДа (то есть в заслуженно-отрицательном смысле, тогда сами эти отклонения считались болезнью). И сразу спросил, а в чём смысл таких псевдосемейных образований (не зная ещё этих слов). Ведь с точки зрения демографии, народонаселения это - тупик. В самом деле, если официально их учитывать, то придётся их вычеркнуть из потенциала демографических ресурсов.

Как-то по поводу одной работы, посвящённой семейной политике, я забил тревогу, и вторично привожу свой ответ на формальные и неправомерные замечания, когда годы в списке литературы оказались «не те»:

 

Составил список не ранее 2012 года. Я вижу, и здесь им годы важнее. А ведь тема, содержание! Проблемы современной семьи (тема работы) действительно заставляют не просто бить тревогу, а переходить к решительным действиям. Сколько ведётся антисемейной пропаганды заинтересованными сообществами (псевдосемейный образования лиц с отклоняющимся поведением, «чайлдфри», «яжематери» и пр.) И если сейчас годы важнее этого, то, когда эти годы пройдут, а студенты станут «специалистами», какую политику они проводить будут? Какие решения принимать будут?

 

В самом деле, какими соображениями руководствуются европейские политики, люди в большинстве своём в этом отношении нормальные, когда принимают такие решения? Впервые о признании законными псведосемейных отношений ЛБГТ я узнал в 1996 году, при этом обосновывалось это «урегулированием их имущественных отношений» (речь шла об идеализируемой в социальном плане Швеции). Я подумал, а сколько лиц, состоящих в нормальных браках мужчины и женщины, понесли от этого материальные потери (родителям ничего не стоит лишить наследства детей за женитьбу или замужество «не с тем» человеком).

Могу обоснованно предположить, все эти «движения» спонсируются как разбогатевшими неправедно такими же, так и вполне нормальными, но заинтересованными в создании управляемого стада. А извращенцы-содомиты (в широком смысле) очень стадные, у них даже фаворитизм строится по стадному признаку: своему (в смысле: такому же, как они) предпочтение отдаётся даже при непоправимых убытках, которые они возмещают как официально (через специально написанные под них – формально «правозащитные» - законы), так и неофициально, но всегда – отъёмом у нормальных. Некогда я даже предполагал, что не являются ли такими же содомитами копропреподы, принимающие заведомо ошибочные – одновременно и списанные, и не соответствующие теме – работы, понятно, в зависимости от того, кто их «написал».

Ломая из себя «заткнутых, преследуемых мучеников», они не ограничились признанием ещё в начале 90-х годов себя официально полноправными членами общества (которое, как видим, даже при собственном высоком стадном инстинкте толпы, всё же не хочет признавать их таковыми, хотя действует при этом довольно наивными и одновременно грубыми способами, как и в случае в Орландо или с Еленой Григорьевой). Они притязают уже на привилегированное положение. В массовой культуре и рекламе они занимают всё больше пространства непропорционально своей численности. А наиболее одиозные фигуры, как фейсбуковский выкормыш Юваль Ной Харари, позируют уже на различных посиделках-давосах и готовят человечеству своё будущее, которое необходимо предотвратить.

Пропаганда ведётся на уровне даже детских книг, например, серия книг «о других», где координатором «проекта» является Людмила Улицкая, а автором одной из книг – Вера Тименчик. Там описаны гомосексуальные отношения с обязательным участием несовершеннолетних, считающиеся нормой в африканских племенах азанде и нанди (названы только эти, но, возможно, есть и другие). Как-то, во время очередной поездки выходного дня, насколько помню, в Кириши, я подумал об этом, и у меня возникла задача, которую я назвал «Миссионер». Итак, дано: европейский миссионер приехал на территорию азанде, нанди или ещё кого-то, зная об этом обычае, который, с его точки зрения, и с точки зрения человеческого большинства и подлинно народных демографических интересов, ненормальный. Задача миссионера – устроить дело так, чтобы данный обычай если и не прекратил своё существование, то уже в следующем поколении считался преступлением.

В любом случае – преступление или психическая болезнь – это следует вновь признать ненормальностью и действовать соответствующе.

Может быть, даже здесь во многом придётся «учиться у капиталистов», например, в ЮАР врачебное сообщество в значительной части продвигает теорию «корректирующего изнасилования» лесбиянок. Раньше я поддерживал это полностью, сейчас считаю методом наивным и грубым, но допускаю, что «в нём что-то есть». Потому что действовать надо и на политическом, и на бытовом уровне. На политическом – срывать все нехорошие и бесчеловечные планы, причём без законов и в обход «правозащитных» существующих законов, превосходя отмену концертов аморальных рэперов. На бытовом – всё же должны существовать способы внешней обработки «меньшинств» (в первую очередь представителей ЛБГТ), после которого они вернутся в состав нормального большинства и на свою прошлую жизнь в извращённом сообществе будут смотреть не иначе, как с отвращением.

Противостоять можно и должно - любым «тенденциям» и «трендам». Кто бы не финансировал их. В крайнем случае – при тех самых наивных и грубых методах – убивать тех, кто это финансирует, и захватить их ресурсы, чтобы финансировать более полезное для общества. Нарушение и даже попирание закона – не всегда плохо, как и его исполнение – не всегда хорошо, особенно если это закон несправедливый, написанный по шпаргалке шведских политиков середины 1990-х.

Категория: Антимир | Добавил: РефМастер (23.07.2019)
Просмотров: 200 | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 0