Главная » Статьи » Антимир

Неравенство по распределению

© Денис Паничкин

 

Социальный статус для меня был травмирующим вопросом. Не больным, а именно травмирующим. Даже через много лет помню насмешки надо мной в «упущенных 90-х годах» (для меня эти годы не «лихие», а именно упущенные) со стороны так называемых «центровых» - тех, у кого родители когда-то занимали посты и оставили своим детям в наследство имущество и деловые контакты, через которые они неплохо пристраивались.

Могу сказать: к «центровым» - и это чувствуется во многих моих рассказах – у меня двойственное отношение. Не столько ненавижу, сколько завидую. Собственно, я и о своих родителях немало написал с той точки зрения, что они меня не устраивали в социальном плане (мало того, что они не из «центровых», они постоянно заостряли внимание на своём низком статусе, а про детей руководящих работников говорили «ты с ними не тягайся», «у меня «спины» нет», «я простой школьный учитель, что я могу»).

Между тем амбиции у меня были (и остаются) настоящего «центрового»! И мне эти амбиции полностью сбивали.

Зато меня «предльщали» тем, что надо «учиться», а затем усердно работать, по возможности в государственной организации, чтобы «двинуться», «создать положение», но только не быть рабочим, и ни о каком профессиональном мастерстве и речи не было. Только «приобретение» «ранговых отличий», которые, как я сейчас понимаю, не привели бы к улучшению жизни. И даже их получение было бы едва ли возможным. Я немало прочитал рассказов на самиздатовских ресурсах, где кто-то выполняет всю работу (иной раз работая в выходные и беря работу домой) с тем, чтобы его/её «заметили» и «повысили», а предпочитаемыми оказываются всё те же родственники, друзья, знакомые начальства, а иной раз – просто случайные личности, к которым у начальства личная симпатия («такие же, как они»), и значение этого фактора резко возросло после сбитого в Турции российского СУ-24.

То есть так работать – значит, позволять легально и безнаказанно начальству либо владельцам с их приспешниками воровать твой труд и твоё время. К счастью, я это в отношении себя вовремя прекратил и занялся исключительно курсовыми и дипломными на заказ.

Но и здесь было немало скандалов. Родители отказывались признать это настоящей работой. В том числе и потому, что они были не из «дипломатов, юристов, министров и профессоров». Меня и сейчас задевают слова «купчины Божией милостью» (Businessman of Gott) Дональда Трампа, что лучший способ «сделать карьеру» - это «родиться в нужной семье»

Понятно, что ответной реакцией у меня было желание прийти к власти и использовать эту власть для окончательного и бесповоротного сведения счетов со «статусными» обидчиками. И здесь насмешки были: «Не придёшь ты к власти!»

Но я изначально не верил в выборы и «демократию». Я хотел прийти к власти не миром, а войной. Создать сильную массовую партию, которую легко превратить в армию, и воспользоваться любым случаем. И по праву победившей стороны установить иные порядки. Набрать новые властные структуры из родившихся исключительно в «не тех» семьях, из тех, чьи родители никогда не занимали никаких должностей. Не исключая даже использования в качестве «кадрового потенциала» всё, что враждебно государству, называемому Российской Федерацией: не остановлюсь перед созданием новых силовых структур на основе всего враждебного: например, ядро вооружённых сил могут составить прежние незаконные вооружённые формирования, преимущественно «дикие дивизии», даже больше того - чтобы место Российской Федерации заняла унитарная Евроазиатская Республика (это тоже отражает мои обиды: я искренне сожалею, что мало того, что родился «не в той семье», так ещё и в русской, а от законодательства субъектов Федерации пострадал, в унитарном же государстве это исключено)

Я хотел вовсе не какого-то равенства. Моя цель здесь – неравенство наоборот. Причём повсеместно. Но если такое в массовой культуре и встречается, то подаётся в несъедобном виде. Осенью 1990 года я видел фильм «Бабак Юверия» в неделю австралийского телевидения в СССР (в период перестройки такие недели были). По сюжету, в результате переворота в вымышленной стране власть захватили чёрные и установили - как раз то самое - неравенство наоборот для белых (тогда я не понимал, что для меня дело не в цвете кожи, а в социальной роли, ибо «цветным» в широком смысле искренне считаю себя). Там даже есть песня «Десять белых», которую … ну, не поёт, а говорит под музыку хор негритянских подростков, создана она в насмешку и в подражание известному оригиналу.

Пример подачи хорошей идеи в несъедобном виде более недавний – сериал «Чернобыль», где в результате изменения прошлого в конце первого сезона персонажи выясняют, что вместо распада СССР произошёл распад США. Хорошо бы было, например, чтобы США действительно снова распались на два независимых государства, и Север бы стал Североамериканским эмиратом с монархической формой правления, во главе с праправнуком Бен Ладена. А Юг – снова Конфедерацией, но чёрной, Новой Африкой. Чтобы уже чёрные представители «Отрядов справедливости», заменивших казнённую после переворота белую полицию, расстреливали белых подростков.

Я не против любого неравенства. Я за сохранение социального неравенства. Но то, что сложилось сейчас, меня не устраивает. Оно не просто невыгодно мне. Оно ещё и не связано с общественной полезностью, а представляет собой антирыночный результат распределительного общества. Если бы отбор был справедливым и надлежащим (независимым от родственных отношений и личных симпатий), я мог стать предпочитаемым. Но этого сейчас нет, и создать это можно только насильственным изменением существующего общественно вредного «порядка», точнее, контролируемого беспорядка.

В этой жизни проиграли мои родители, а я не проиграл – меня обокрали!

Категория: Антимир | Добавил: РефМастер (23.12.2018)
Просмотров: 29 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0