Главная » Статьи » Антимир

Кунсткамера «общественного» мнения

© Денис Паничкин (2014)

 

К распространению объявлений относятся неоднозначно и избирательно. Если объявление содержит ложный текст (например, «сетевой маркетинг» часто выдают за работу) или предлагает услуги сомнительного качества, к нему относятся более чем лояльно. Но если текст подлинный, а предложение заслуживает внимания, то обыватели очень часто выражают недовольства, а подчас проявляют откровенную агрессию. Достаточно сказать, что в октябре 2011 года на Петроградской стороне на меня напали двое, пытавшиеся помешать мне расклеивать объявления на придомовых досках, и одного из них пришлось толкнуть на проезжую часть прямо под колёса вовремя - к счастью для этого недочеловека - затормозившего автобуса, а в декабре 2013 года в Коломягах какой-то пьяница, пытавшийся «качать права», вздумал последовать примеру этих двоих, и только взяв в руку булыжник, я поставил очередного встретившегося мне недочеловека на место. Миф о незаконности расклейки выгоден чиновникам, которые не брезгуют ложными поводами для вымогательства денег под видом штрафов, и всё больше сожалеешь, что русские на беспредел чиновников реагируют иначе, чем кавказцы, которые подчас просто убивают этих чиновников. Этот миф выгоден и крупным рекламным агентствам, нередко действующим сообща с чиновниками. А обыватели поддерживают этот миф только ради того, чтобы досадить кому-то.

Лояльное отношение к самым бессовестным объявлениям меня раздражает настолько, что я уже начинаю их «расстреливать»: так как они массово расклеиваются в местах максимальной проходимости людей, я «занимаю позицию» в районе какого-нибудь из таких мест и начинаю заклеивать их своими объявлениями. Больше всех от меня достаётся объявлениям проституток, которые от «несерьёзных знакомств» перешли к более издевательским текстам «любовь» и «жена на час». То есть они пытаются обесценить общепринятые семейные ценности и одновременно поднять свою действительно незаконную деятельность на уровень этих ценностей. Жена бывает на много лет, если не на всю жизнь, а не на час, и любовь – это совсем другое.

А с июля 2014 года появился ещё более издевательский текст: это явление как раз антинародное

Запоздалая и слабая реакция Смольного на подмену понятий

 

Нередко после таких «расстрелов» и «зачисток» мне звонят с «разборками» организаторы этого, да ещё и выставляют претензии в том же стиле, называя свою противозаконную деятельность «добросовестной работой» и апеллируя к честности («мы-ваши-объявления-не-заклеиваем»), то есть – они живут, как и многие психопаты (собственно, социопаты), «между законом и понятием». Разумеется, я их посылаю к чёрту. Как и тех, кто пытается мешать мне распространять объявления непосредственно «в поле», как я привык говорить.

Если же мне самому звонят как такой вот «девочке по вызову», то я также посылаю их к чёрту, но мне бывает обидно, что люди не удосуживаются читать объявления. Их интересует номер телефона, цвет объявления и в крайнем случае формат (четверть листа А4 горизонтально).

Такие мелкие стычки могут вывести на нечто большее в отношении понимания. Один раз я точно так же «расстреливал» на проспекте Стачек объявления современных ростовщиков, именующих себя «микрофинансовыми организациями». В последнее время их реклама стала более чем агрессивной, причём они в основном делают упор на ситуации с задержками заработной платы. Именно про это было написано в тексте «расстреливаемых» мной объявлений в тот день. И меня попёр один мужик, как выяснилось, финансовый директор одной средней величины компании. Это позволяет предположить, что ситуация, рекламируемая ростовщиками, может быть создана искусственным путём: руководство какой-нибудь компании, действуя в сговоре с «микрозаймовой» организацией, сознательно задерживает зарплату своим работникам. Действуют же часто сообща врачи и аптеки, когда пациент сознательно запугивается, чтобы толкнуть его приобрести какие-то лекарства!

Кроме того, часто обидным бывает восприятие, когда ходишь и расклеиваешь объявления на специальных приподъездных досках, и какой-то переросток, хлебающий пиво, задаёт вопрос, сколько мне за это платят. В таких случаях я включаю функцию имитации состояния одной из ролей Михаила Карпенко – военнослужащего, находящегося в состоянии посттравматического синдрома и поэтому лишившегося способности говорить. С персонажами Достоевского говорить бесполезно, не с их расжижженными от пива мозгами получить представление о том, что кто-то не нанимает расклейщиков, а действует сам. И затрат меньше, и движения больше (не могу же я всё время сидеть за ноутбуком), к тому же я неоднократно видел объявления, выброшенные в урны пачками (особенно часто – на Васильевском острове и на Петроградской стороне). А ведь компании доверяют своим расклейщикам …

Иногда встречаются реакции и неожиданные. В конце 2012 года некто проводил исследование расклеиваемых по Санкт-Петербургу объявлений. Привожу фрагмент его публикации в части, касающейся меня (хотя диалог несколько искажён, он свидетельствует о несоответствии мнения окружающих действительности и моему представлению о себе, почему я и считаю асоциальность – умение действовать помимо мнения окружающих – необходимостью):

Фотография, сопровождающая статью обо мне (номер телефона частично был замазан изначально)

 

За псевдонимом «Синьор Курсаче» скрывается пожилой мужчина с очень уверенным голосом. В ответ на все уточняющие вопросы он предлагает подъехать в офис.

- Скажите, а курсовые у вас готовые, или вы на заказ делаете?

- И то и другое!

- У меня такая тема сложная... биохимическая антропология...

- Как-как?

- Биохимическая антропология!

- А-а-а-а, ну конечно. Приходилось такое делать! У вас курсовая, контрольная?

- Курсовая!

- Вы можете заказать на сайте! У нас написан адрес, это Московская улица.

- А сколько стоит?

- Ну это зависит от того как, какая, как мы оценим. Как сроки, стоимость, условия. Приходите - заполним бланки, договоримся. Приходите... так... мы будем ждать!

 

Между прочим, на ошибочно названной в диалоге (Большой) Московской улице есть памятник Достоевскому, о чём знают и описанные на этой странице его персонажи

Другой пример относится к двум мартам – 2012 и 2013 годов.

В марте 2012 года от студентки из Москвы я принял заказ на паспорт объекта туристского пространства. Основным требованием было соответствие проекту «Живая карта России», а тему я мог выбирать и выбрал «Озеро Ястребиное» (тогда я неравнодушно относился ко всему, что связано с Приозерским районом). Работу изготовил на совесть. Однако руководитель работы забраковала эту презентацию и потребовала сделать другую, где все типы объектов (охраняемые природные территории, объекты культурного наследия и другие, вплоть до мифологических), были причудливо намешаны. В рекламных целях я выставил первый вариант презентации на продажу (тогда ещё на сайте «Синьор Курсаче», а в 2014 году я перенёс описания всех презентаций в свой универсальный магазин готовых работ). Неожиданно в первые дни марта 2013 года – то есть без малого через год после заказа и через полгода после размещения описания презентации - мне звонит с «разборками» … преподаватель Российского университета туризма и сервиса, отказавшаяся принять работу год назад и заставившая переделывать всё на какой-то вздор. Как выяснилось из звонка, именно непринятый хороший вариант она затем использовала в рамках проекта «Живая карта России», да ещё и попыталась угрожать неприятностями за якобы незаконное использование авторских прав, потребовав убрать с сайта скриншот с логотипом проекта.

Скриншоты, ставшие причиной скандала (в оригинальной презентации - слайды №№ 7,8)

Конечно же, она угрожала - кроме прочего - и подать в суд. Для меня эти угрозы - просто «политическое выступление», потому что суды часто оказываются беззубыми, и даже выигранное дело вовсе не означает, что свой «выигрыш» ты действительно получишь. Зато в социальных сетях зарвавшиеся частные лица любят запугивать карикатурами с изображениями судейских чиновников, сажающих граждан за решётку. Один раз мне так пытались угрожать, но угрожавшему я в ответ сбросил ссылку на видеоролик с YouTube, где показаны трупы двух судебных приставов высокого ранга, погибших в результате теракта (нашёл по ссылке на ленте Яндекс Новости). И именно эта шокирующая сцена насилия заставила угрожавших заткнуться. Пишу об этом не без гордости, делясь опытом, как надо обезвреживать желающих устрашать вас. Чтобы они не зарывались. И чтобы на любой суд всегда находился ответный справедливый самосуд.

Кстати, преподавательские действия следует понимать как извращённую форму признания хорошего качества первоначального варианта презентации (плохая работа не стала бы объектом плагиата) и одновременно несоответствие преподавательской оценки подлинному мнению самого преподавателя. Попросту - это ложь, и ложь не менее бессовестная (в моём представлении - даже оскорбительная), чем в текстах объявлений «девочек по вызову».

Все названные случаи выражения своего мнения обо мне, тем более – претензий -  я сравнил бы с некоторыми экспонатами «Кунсткамеры» - заспиртованными уродцами. И поэтому решил «заспиртовать» их заодно с их «предъявителями» на этой странице – на обозрение посетителям. 

Категория: Антимир | Добавил: РефМастер (29.06.2015)
Просмотров: 93 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0