Все секреты Антиплагиата

 

© Денис Паничкин

 

Предыдущая * Оглавление * Следующая

 

2.Как я использую программу Антиплагиат при работе исполнителя

 

Программу Антиплагиат я применяю с января 2008 года. До этого работал наугад, но, как позднее выяснилось, по счёту своего периода эти работы были приемлемыми.

Возможно, я был одним из первых исполнителей, кто приспособил Антиплагиат для противоположного – для выполнения курсовых и дипломных работ на заказ, а не для того, чтобы мешать этому. Да, я понял, что он обрабатывает ТЕКСТЫ, и не обязательно, является ли этот текст готовой работой или заготовленным для неё материалом. Впервые я подумал об этом, когда в HomeWork мне предложили подменить исполнителя, бросившего работу на первой же главе с 25 % «оригинального» текста. В итоге полная работа оказалась за счёт остальных частей «оригинальной» на 71 %

Затем я тотально проверил свои работы, написанные ещё в то время, когда программы Антиплагиат не существовало. И с тех пор я проверяю оригинальность на ходу, несколько раз в ходе процесса написания, а не только когда работа получит завершённый вид, даже без итоговой проверки работу я не считаю готовой (посредники и преподаватели, если и проверяют, то только готовые работы). То есть программу Антиплагиат я – по видимости, первым из всех исполнителей – стал использовать как рабочую программу, помогающую мне выполнять работы, не только соответствующие теме, но и оригинальные либо считающиеся таковыми.

Я не оговорился – «считающиеся». Дело в том, что к программе Антиплагиат я всё же отношусь критично по ряду причин:

1.Эта программа показывает процент текста, отсутствующего на момент проверки в Интернете (то есть - ради высокого процента оригинальности можно списать монографию, ещё не выложенную в Интернет), и, кроме того, охватывает не все Интернет-источники;

2.Программа является настраиваемой, то есть показатель оригинальности сильно зависит от того, есть ли какой-то материал в её базе или нет (причём «нет» может означать – «был и исключён»), но это уже относится не к пользователям, а к администраторам.

3.Наконец, правильно ли вообще оценивать любую работу исключительно по показателю оригинальности текста, а не по содержанию?

К пониманию всего названного я пришёл именно в процессе регулярной работы с этой программой.

Работы я проверяю на ходу, по мере включения глав и параграфов, то есть итоговая проверка заершённой работы у меня может быть любой – десятой, двадцатой, но никогда – единственной.

Антиплагиат для меня – не только программа для определения «процента оригинальности». Поскольку эта программа способна выдавать ссылки на сайты, с которыми есть совпадения, я при получении полнотекстового отчёта проверяю эти ссылки. И совпадения оказываются действительно заимствованиями.

В ряде случаев исполнителю предлагают доработать «почти готовую работу» по преподавательским замечаниям. Но простая проверка при помощи программы «Антиплагиат» может дать многое, а главное – позволит избежать большой беды. Потому что анализ отчёта о проверке нередко позволяет установить, что перед тобой не работа, а грубая компиляция устаревших работ из Интернета, то есть не только плагиат, но ещё и ошибочный текст, и лучше написать новую работу на ту же тему, чем «править» присланную. Ведь преподаватель может затем резко переменить отношение и спросить за неустранимые грубые ошибки у того, кто взялся «латать» чужую работу.

Анализ отчётов о проверке может помочь отразить преподавательские претензии. В последнее время преподаватели при замечаниях «ставят в пример» какую-нибудь работу, издевательски называя её «правильной». Но для любого исполнителя должно быть принято следующее: если такая «правильная» работа сама содержит ошибки, то она перестаёт быть обязательной. И Антиплагиат, собственно, анализ отчётов о проверке должен стать доказательством ошибочности такой «идеальной» работы.

 

Пример № 1. В ноябре 2015 года Валентина Николаевна Соломонова (Российский государственный гидрометеорологический университет, доцент кафедры экономики и менеджмента) в форме крайнего хамства отказалась принимать две написанные мной работы и прислала в качестве «примера» некую «правильную» работу. Анализ присланного документа (работой я называть его не решаюсь) при помощи программы Антиплагиат.Ру выявил то, что я затем предоставил в ответном письме в качестве мотивированного отказа (можно прочитать здесь).

 

 

Пример № 2. Очередная серия издевательств над написанной мной работой, посвящённой организации чемпионата мира по футболу в России в 2018 году. Преподаватель из Университета им. Лесгафта Тамара Васильевна Састамойнен даже прислала мне документ с полным текстом «правильной» работы.

Тема присланного мне «примера» «Продвижение спортивного клуба» и тема написанной мной работы «Организация спортивного соревнования» - разные темы, и переносить что-то – хотя бы и поименованную в списке литературу из одной работы в другую (как хочет Т.В. Састамойнен) – бессмысленно.

Разумеется, мне интересно, что пишут другие, и я прочитал работу, а заодно проверил на Антиплагиат. Процент оригинальности очень низкий – 42 %. Отчёт о проверке я проанализировал, чего преподаватели в своём совмещении «изобретательного садиста» и «ленивого дурака» не делают. Всё это выявило многое. Можно прочитать фрагмент письма с таким же отказом. Кроме того, «примерная» работа, конечно же, была оформлена небрежно, есть орфографические ошибки.

 

Оценка работы исключительно по проценту текста, считаемого программой за «оригинальный», оказалась для преподавателей способом вымогательства денег и унижения студентов: устанавливается изначально высокая планка оригинальности (80 или 85%, а то и все 90%, что студенту самому сделать просто нереально в дипломной работе).

Понятно, что в этих условиях появилось направление «оригинальность любой ценой». Помимо обычных рефератных посредников (кстати, тоже освоивших данное направление), сейчас стали появляться компании, предлагающие «обмануть Антиплагиат». Они рекламируют свои услуги по доведению текста до «нужного» процента оригинальности. Хоть с 0 % до 95 %, и всего за 10-15 минут!

Как исполнитель, работающий 17 лет, из них 8 – с использованием программы Антиплагиат, могу сказать, что это вовсе не настоящие оригинальные тексты. Самое большое моё достижение для полной работы - с исходных 28 % я смог довести до 68 %, при этом из-за ограниченности времени не требовалось 70 %). Был и больший «рывок», но там была не полная работа, а первая глава с оригинальным текстом на 25 %, которая досталась мне от другого исполнителя, и в итоге у меня получилось оригинального текста 71 % по всей работе. Причём я либо добавлял соответствующий теме текст, на момент работы отсутствующий в Интернете, либо удалял неоригинальный текст при сохранении смыслового содержания работы, а чаще заменял его оригинальным. И у меня счёт шёл на часы, а не минуты, и каждый следующий процент давался всё труднее.

Все эти компании добиваются «оригинальности» посредством махинаций и приписок, что сохранилось наравне с худшим от советского периода истории. Здесь и примыкающие к словам «белёные» черты, и однопикселевые тексты, и тексты, маскируемые рисунком, и вставки в формате надписи в колонтитулы, и даже тексты на подложке страницы.

Разумеется, подбираются тексты, которых нет в Интернете, и они могут быть и многократным повторением одного и того же абзаца, предложения, словосочетания (один раз я видел повторение всего четырёх слов!), причём обязательно – невидимого. Но если запросить полный отчёт в программе Антиплагиат (которая обрабатывает тексты, как если бы мы их скопировали в файл-блокнот txt из другого - любого! – формата), то всё невидимое становится видимым.

Впервые с таким техническим обманом я столкнулся в марте 2011 года, когда проверял статью, присланную мне для работы. К словам перед пробелами были «доставлены» вертикальные черты, сделанные бесцветными («белёными»), то есть при чтении текста в Word они не были заметны. Но если перекопировать текст в формат txt, то «всё невидимое становится видимым». Когда я удалил эти значки и вновь проверил текст, он оказался почти весь списанным.

Наиболее распространённый способ «повышения оригинальности» в Word - однопикселевые вставки текста, но и они становятся видимыми в txt. А для формата ПДФ используется специальная программа, заставляющая Антиплагиат читать текст как греческий. Но поскольку эти способы всё чаще разоблачаются при добросовестных проверках, а Word всё совершенствуется, то появились новые способы искусственного «увеличения» оригинальности: осенью 2014 года мне прислали первую часть курсовой работы, в которой был рисунок, выполненный средствами рисования Word. Но текстовые данные в нём были ошибочные, и при попытке исправить эти ошибки рисунок … потерял форму. Оказывается, он маскировал однопикселевую вставку с оригинальным текстом. Именно 2014/2015 учебный год стал первым, когда «конкурировали» исключительно способы «обмануть Антиплагиат». Но обмануть Антиплагиат» невозможно, обман можно выявить с помощью той же программы Антиплагиат, было бы желание у преподавателей (которое есть в противоположном направлении – уличить в плагиате тех, кто к нему не прибегает).

 

Пример № 3. В феврале 2015 года мне предложили доработать «за кем-то», то есть другими исполнителями.

В первом случае я начал я с того, что проверил работу, присланную мне для доработки (предполагалось – платной), на Антиплагиат.Ру. Оригинальность оказалась нереально высокой – почти 97 %. Между тем у меня незадолго до этого были две работы – парные, на родственные темы, и с трудом удалось получить заданные 75 % оригинальности в обеих. Я запросил полнотекстовый отчёт в ПДФ, и моё предположение превратилось в уверенность. В файле оказалось очень много скрытого текста, намешанного из разных мест и на разные темы – от участия прокурора в гражданском процессе до проблем экологии. Между прочим, полный отчёт в ПДФ мелким шрифтом составляет более 140 страниц, а присланная работа – обычным шрифтом 14 Times New Roman – почти вдвое меньше.

При этом скрытый текст был не однопикселевым, как обычно, и не маскируемым рисунками, а написан бесцветным на фоне страниц, как бы на «подложке» (такое свойство последние варианты Word позволяют применять). Разумеется, невидимый, этот текст был прочитан программой и «засчитан» за оригинальный, так как его нет в Интернете. То есть и файлы Word бывают «и одноэтажными, и двухэтажными». Кроме того, файл был защищён неизвестной мне программой, из-за которой попытка скопировать весь текст и переместить его в файл txt приводила к полной остановке работы, к сбою, который удавалось исправить лишь насильственной перезагрузкой.

Я уже не говорю о списывании данных с простым изменением лет или о непоследовательности в изложении темы. То есть плагиат сочетается с неверным текстом. В очередной раз вижу пример преподавательской лени. Преподаватели по той же программе Антиплагиат имеют бесплатно больше возможностей, иные из которых рядовые пользователи, как я, не купят ни за какие деньги, – эти возможности «только для белых», то есть преподавателей. Соответственно, проверить и прочитать им ничего не стоит, а раз мне предоставили замечания, то работа уже побывала у преподавателя.

Во второй раз – через несколько дней – это оказалась теоретическая глава дипломной работы на тему «Учёт труда и заработной платы». Проверка показала, что оригинальный текст составляет 72,5 %, то есть заимствований всего 27,5 %. Но тема настолько часто встречается, что для теории такой показатель оригинальности кажется нереальным. Полный отчёт в ПДФ показал, что скрытый текст есть, на этот раз «белёный» (не однопикселевый!) текст, вставленный при помощи функции надписи в нижних колонтитулах страниц, и в действительности всё наоборот: в главе 27,5 % оригинального текста и 72,5 % - неоригинального. Получается: защита от разоблачения задумывалась с троекратным запасом прочности, но вновь рассыпалась перед добросовестной исполнительской проверкой.

 

В целях искоренения обмана, подлогов, психологического террора и практики оценивания курсовых и дипломных работ только по «процентовке» я ввёл новую услугу – проверку любых готовых работ (независимо от того, кем они были написаны, кроме самого меня) при помощи программы Антиплагиат.Ру. Заказчик получает полнотекстовый отчёт в формате ПДФ с приложением подробного комментария и разбора ошибок (включая сообщение о выявленных подделках, если такие будут выявлены). Студенты должны ощущать моё превосходство над преподавателями: я не просто определяю «процентовку», но и анализирую отчёты о проверке. Если заказчику понадобится «повысить процент», я могу сделать и это, но без названных выше «невидимых текстов», а только способами, достойными профессионального исполнителя: или изменением (крайний вариант – исключением из работы) текста, признаваемого программой «неоригинальным», или включением в работу текста, одновременно и соответствующего теме работы, и признаваемого программой «оригинальной». В этом случае цена – договорная, определяемая в зависимости от срока выполнения и «разности процентов».

Данная услуга не распространяется на работы, заказанные у меня, поскольку моя работа на заказ сама по себе предполагает выдачу отчёта о проверке текста работы программой Антиплагиат.Ру (по согласованию – в короткой или в полнотекстовой форме) по первому запросу заказчика.

Особым следует считать случай, когда по итогам проверки я рекомендую ту или иную доработку. В этом случае цена так же договорная. Впрочем, всё больше в моей практике встречается, когда проще не дорабатывать написанное кем-то, а написать новую работу на ту же тему.

Да, и я умею «повышать процент», но делаю это либо сокращением текста, который программа считает «заимствованием», либо добавлением текста, который программа считает «оригинальным». Но в обоих случаях важно соответствие работы заявленной теме, сокращаю я раньше всего то, что несущественно для раскрытия темы, а добавлять можно только текст, отвечающий теме.

 

Соответственно, следует различать «повышение процента» и выполнение оригинальных работ: лишь один раз можно написать оригинальную работу на какую-то тему. А повышение процента по чужой готовой работе предполагает, что это доработка в значительной части списанной работы, выполненной до тебя кем-то. Это – один из самых неблагодарных видов исполнительских работ, рискуешь получить «чужую» претензию. То есть написать новую работу и переработать чужую работу, даже с повышением процента – это два совершенно разных задания, выполняемые совершенно разными способами, отличаются они так же, как постройка нового дома по индивидуальному проекту и переоборудование построенного несколько десятилетий назад строения, которое лучше было бы сносить, построив на его месте что-то новое. И второй вид заданий бывает сложнее для исполнителя, занимает больше времени и при этом ценится дешевле новой работы.

Так что написать новую работу я предпочитаю любому «повышению процента». Потому что я думаю сначала о соответствии теме и только потом – о проценте. В этом отношении мне помогает проверка на ходу, и проверка завершённой работы – не единственная, а итоговая, на основании которой и получается отчёт, прилагаемый к работе, если это нужно.

В этом отношении мне вспоминаются попытки Ботвинника создать программу на основе алгоритма шахматного мастера (большинство шахматных программ основаны на простом переборе вариантов, наиболее «продвинутые» - на эвристическом алгоритме). Алгоритм работы исполнителя ещё в 2010 году я сравнивал с алгоритмом шахматного мастера. А ориентирование на процент Антиплагиата приводит к тому, что исполнители будут работать на «брут форсе» (буквально – «грубая сила», как в просторечии известен простой перебор).

Кроме того, если мне будут попадаться работы с «подложным процентом», и я с помощью той же программы «Антиплагиат» это выявлю, то «невидимый» текст я со дня написания данного рассказа нарочно буду размещать в Интернете, чтобы все усилия «антиплагиаторов» оказались напрасными. Это могут и должны делать и другие исполнители. Преподаватели, понятно, так делать не будут. Они либо ленивы для того, чтобы смотреть подробный отчёт, ограничившись называнием числа «процентовки» (ведь не хотят читать!), либо сделают вид, что не замечают подлога (в своих интриганских целях, например, чтобы потом шантажировать студента и вторично «содрать» с него деньги). А студентам следует понять, что все эти «антиплагиаторы» их обманывают, тогда как я по-настоящему работаю. И мнение о моей работе давно пора изменить в мою пользу, так как этот рассказ – больше на одно подтверждение того, что я за образование, а не против него.

Отсюда я могу перейти к тому, для чего Антиплагиат используют преподаватели.

 

Предыдущая * Оглавление * Следующая