Все секреты Антиплагиата

 

© Денис Паничкин

 

Предыдущая * Оглавление

 

4.Антиплагиат и очередные задачи студенчества

 

Применение Антиплагиата так, как это делается сейчас и особенно по итогам 2015/2016 учебного года обозначило необходимость пересмотра действий студентов.

В этих условиях студенты должны осознать, что рассчитывать на честность и даже разумность преподавателей не просто бесполезно, а опасно. Никаких «разумных предложений» преподавателям делать не стоит. Преподаватели, обманывая студентов, знают хорошо действительное положение дел. Знают – и делают по-своему, поскольку в тактическом плане их устраивает созданная ими же искусственная ситуация. Преподаватели действуют по обычной схеме мошенников: «сорвать» деньги жертв сейчас и сбежать с деньгами. Но поскольку преподавателю «сбежать» так просто затруднительно, в мошенничество включаются отдельные стороны садизма: студентам не только врут, их ещё и запугивают.

Преподаватели в настоящее время во всех своих поступках руководствуются только ощущением безнаказанности, а все их действия сводятся к тому, чтобы:

  • «не работать, но получать деньги», то есть числиться на должности и не выполнять своих обязанностей (не читать работы, не заниматься научным руководством);
  • вымогать деньги у студентов, при этом соединяя собственно вымогательство взятки и мошенничество (ничего не делая взамен), в том числе и при использовании Антиплагиата;
  • обеспечивать «долю в прибыли» «угодным посредникам» на основе предвзятого искусственного отбора «аморально устойчивых», к которым относятся и «антиплагиаторы»;
  • заниматься интригами, часто в соединении с унижением студентов (студентам врут, их запугивают) – «демонстрация превосходства» от безделья;
  • общее по отношению к перечисленному: преподаватели хотят иметь права без обременения обязанностями, свою «работу» они понимают, как власть (или её подобие) без какой-то даже формальной ответственности.

Соответственно, «стандартный» вуз всё меньше образовательное учреждение и всё больше линия фронта между студентами и преподавателями. При этом преподаватели в целом рассматривают вуз не как свою собственность, а как «территорию вольной охоты», и то же самое делает каждый отдельный преподаватель в отношении выделенной ему нагрузки часов, предметов, лекций, семинаров.

Поведение студентов должно строиться из того, что преподаватель по умолчанию является врагом, но врагом доступным (над которым - в крайнем случае - можно устроить групповую расправу). Студент не должен бояться преподавателей, напротив, нужно держать в состоянии страха самих преподавателей, терроризировать их, причём так ловко, чтобы студентов не могли бы наказать ни по закону, ни по «внутривузовским» правилам. На стороне студентов – численное превосходство, но этого недостаточно, нужно ещё осознание общности своих интересов.

Конечно, избиение преподавателей в истории известно, как одновременно наивная и грубая форма протеста. Студенты боятся быть наказанными по закону. Но никакое уголовное дело и никакой обвинительный приговор суда не способен калеку вновь сделать здоровым и тем более не может воскрешать мёртвых. Преподаватели же в основе своего поведения не просто ощущают безнаказанность. Некоторые из них уже начинают жить «между законом и понятием» - весело делают подлости студентам и рассчитывают, что власть защитит «при любом раскладе». Только власть эту ещё нужно позвать на помощь, а помощь может и опоздать.

То есть студенты должны лишить преподавателей сложившегося ощущения безнаказанности, а без него уже преподаватели будут беззащитны.

Первое и необходимое – студенты должны отбросить сложившийся подход «сдать и забыть», а также производное от него желание «обмануть Антиплагиат», и признать, что дипломная работа – пусть на примитивном, учебном, студенческом уровне, но всё же является научной работой. Причём любое противопоставление понятий «диплом» и «научная работа» студенты должны автоматическим воспринимать как проявление преподавательской некомпетентности. А такое проявление – основание для неповиновения преподавателю, и студенты также должны отработать такое поведение по умолчанию.

 

Пример № 18 - на тему того, что диплом «не должен быть научной работой». По крайней мере, так считает О.Е. Янукевич-Ушакова, у которой, вероятно, КАВАЙ в мозгах, а лень читать – несомненно, если судить по её письму студенту: «При этом предыдущая версия была по теме, а это какой-то научный труд на тему «Охрана труда …» Очень много всего, и я не вижу смысла читать. Возьмите предыдущую версию и откорректируйте в соответствии с моими замечаниями. Было гораздо лучше. Если у Вас нет ее я высылаю Вам повторно. А то, что немного не дотягивала не криминально. Попробуйте еще раз перечитать первый пример и переложить его своими словами, может поможет». Не дотягивала – это по проценту Антиплагиат ЭБС «Лань», который использовался в социальном колледже Санкт-Петербурга как местный аналог программы «Антиплагиат.Вуз»

 

Ведь именно «сдать и забыть» как основа поведения студентов - необходимое условие существования преподавательской безнаказанности.

Далее, студенты должны исходить из выгодного им правила «Неопубликованные законы и иные нормативные акты не применяются», повторять это, как заклинание, и не воспринимать ничего, противоречащего этому утверждению.

Применительно к Антиплагиату студенты должны требовать, чтобы в начале учебного года и с действием на весь учебный год были опубликованы условия проверки:

  1. Какая программа для проверки будет использоваться, и будут ли расширения к ней.
  2. Какой минимальный процент текста, считаемого программой за отсутствующий в Интернете, устанавливается.
  3. Студентам предоставляется доступ за счёт вуза к проверкам без ограничений их числа (никакого «лимита проверок с отчислением»).

Разумеется, студенты должны быть готовы к тому, что преподавателями права студентов будут нарушаться, и на этот случай среди студентов должны создаваться «боевые группы» для защиты собственных интересов всеми доступными средствами. Допускаю, что крайний вариант – «вправлять мозги» преподавателям, то есть прибегать при каждом удобном случае к шантажу, угрозам и насилию. То есть если студенты ощущают безнаказанность, то тоже должны этим воспользоваться.

При любом нарушении прав студенты должны не ждать, а немедленно доносить на преподавателей в вышестоящую инстанцию как в пределах вуза, так и за его пределами, до Рособрнадзора. И, конечно же, подавать в суд на преподавателей.

Я предлагаю студентам уличать преподавателей в нечтении и высмеивать их. Массово. Чтобы преподаватели вынуждены были на каждой лекции, на каждом семинаре находиться под угрозой потери авторитета. А утрата превосходства часто оказывается не простым возвратом в состав «одних из многих». Вспомним бесславный конец КПСС, когда всего через полтора года после отмены статьи 6 Конституции СССР о руководящей роли партии, в результате бурных событий этого короткого периода, в результате развёртывания многопартийности бывшая «руководящая и направляющая» оказалась не одной из многих, а была объявлена вне закона!

Но чтобы законно и справедливо обвинять преподавателя в нечтении, студенты должны читать работы. Более того, студенты должны создавать специальные «Клубы Антиплагиата», где они должны на основании написанного мной изучать применение программы Антиплагиат, организовывать альтернативные (в смысле – не преподавательские) проверки работ как по ходу их выполнения, так и итоговые, формировать отчёты и отстаивать свои интересы. Причём любое несогласие с мнение преподавателей должно студентами восприниматься как посягательство на права студентов.

Преподаватель не идёт на контакт при научном руководстве? А ведь деньги за «нагрузку по научному руководству» он получает! То есть он получает за безделье, не выполняя прямых обязанностей! Немедленно писать на него все возможные жалобы и подавать в суд!

Вам отказываются выдать отчёт о проверке работы на Антиплагиат, ограничивают число проверок или требуют платить за них? Это тоже нарушение прав студентов на информацию и на качественное образование! Пишем жалобы и подаём в суд на преподавателя!

Выложили написанную Вами работу в Интернет? Ведь дата появления того или иного материала на том или ином ресурсе в Интернете отслеживается! Отмечайте все даты, и если получено доказательство, что работа была выложена в Интернет после того, как Вы её отправили преподавателю, - снова жалобы и суд! Ведь в Интернете есть немало так называемых «стоковых сайтов», и на них попадает то, что не попадает в «Кольцо вузов», доступ к которому студенты тоже должны отстаивать по суду.

Иными словами, преподавателей следует довести массовостью таких случаев до того, чтобы они боялись жалоб и суда больше, чем перспектив введения ювенальной юстиции.

Но это возможно только при полном отказе студентов от установок «сдать и забыть», «отчитаться», «обмануть Антиплагиат».

Студенчество, как говорилось выше, это особая общественная группа со своими интересами. И поэтому студенты должны любыми способами принудить власть принять закон об обучении на договорной основе (и для социальных, то есть «бюджетных», и для коммерческих, - ведь существует в жилищной сфере договор как социального, так и коммерческого найма, можно судить по аналогии), чтобы преподаватели поняли: у студентов тоже есть права, а у преподавателей тоже есть обязанности. «Клубы Антиплагиата» могут составит основу групп давления для разработки и принятия этого нового закона.

Студенты должны получить возможность отстаивать свои права через суд, включая оспаривание незаконного отчисления, при этом в случае положительного решения суда преподаватель, принявший незаконное решение, должен автоматически быть уволен из вуза с формулировкой «по профессиональной непригодности» и с запрещением работать в сфере образования на длительный срок. То же самое – для преподавателей, за которыми выявлено поощрение плагиата.

Законодательно – чтобы исключить преподавательский беспредел и облегчить студентам отстаивание своих интересов – следует закрепить и понятие «предусмотренного программой объёма знаний». Получение этого результата – тоже очередная задача «боевых групп», которые должны одновременно стать «группами давления». Ведь и у преподавателей, и у чиновников есть дети, и «боевым группам» это следует использовать в качестве «слабого места» своих врагов.

В любом случае: студенты должны исключить варианты с подкупами преподавателей, поскольку преподаватели уже не считаются в своих запросах ни с чьей платежеспособностью. Студенты всеми правдами, а в условиях «недоказуемости» - только неправдами – должны искусственно создать противоположную ситуацию, чтобы преподаватели сами откупались от студентов различными уступками. А студенты должны воспринимать любую уступку как сигнал требовать ещё больше, и - требовать, требовать и ещё раз требовать (эффективность такого подхода доказана на деле чеченцами в Хасавюрте в 1996 году, но действовать так можно и должно не только в политическом, но и в бытовом).

Всё это – тактические задачи. Стратегической же задачей студенчества должно являться восстановление тех порядков, которые существовали в вузах СССР в 1920-х – первой половине 1930-х годов. А именно: управленческие функции в вузах раз и навсегда отбираются у преподавательского состава и передаются студенческому самоуправлению в лице студенческих профсоюзов, с учётом изменения общественных отношений по сравнению с названным периодом. Это будет означать, что студенческий профсоюз будет являться работодателем, преподаватель, будь он хоть самим ректором, - всего лишь наёмным работником. Разумеется, после передачи управленческих функций студенческим профсоюзам все преподаватели будут поставлены перед необходимостью подписать согласие с новыми внутривузовскими порядками. Отказавшиеся подписать не допускаются к работе (но не увольняются, это главное: невыплата заработной платы при отстранении от работы – хорошее средство заставить подписать согласие), те же, кто подписал и нарушил, будут привлекаться профсоюзами к ответственности во внесудебном порядке.

Конечно, за один раз этого не сделаешь, и преподаватель – это такой враг, который всё ещё остаётся уверенным в своей безнаказанности, и отрицание очевидного – самое меньшее проявление его ожесточённого сопротивления. Выше я уже говорил о необходимости создавать «Клубы Антиплагиата». Они могут стать основой боевых студенческих организаций, совмещающих функции самообразования и решительных действий за права студентов».

Современные преподаватели, сложившись с современными СМИ, студентам многого дать не хотят и часто – не могут. В этом отношении показательным является характеристика из статьи Е.А. Дробышевой «Аксиологический анализ феномена массовой культуры»: «Количество научно-популярной информации, обрушивающейся на голову слушателей-зрителей, вроде бы должен был развить у них познавательный интерес, натренировать память, расширить эрудицию. На деле же эта (зачастую профессионально добытая и отформатированная) информация не отличается от общего потока месседжей, посылаемого с экрана, и потому практически не выполняет свою просвещенческую функцию. По меткому выражению К. Теплица, «участник культурной аудитории, который сам ищет культуру, восхищается эстетической новизной; адресат массовой культуры - тот, которого ищет культура, получает лишь то, что в его уме резонирует с чем-то общеизвестным и общепонятным. Это первая причина характерной для массовой культуры тенденции к постоянному соскальзыванию вниз, вплоть до уровня крайней банальности». Процесс самостоятельного добывания знания оценивается средним участником масскультового процесса в качестве труда, который не является фаворитом ценностных предпочтений. Отсюда - поверхностность суждений и поведенческая парадигма, сформулированная на языке эпохи в метких формулах «не напрягайся», «не грузись», «расслабься», применяемых абсолютно ко всем сферам бытия. Истина как таковая никому не нужна, ведь обладание ею обязывает, а это «напрягает».

Подтасовки с Антиплагиатом – это отражение того, что происходит в образовании. Студентам следует взять на вооружение (в том числе в буквальном смысле) всю историю решительных действий студентов за свои права и за выполнение преподавателями своих обязанностей, и повторить эту историю так, чтобы у преподавателей – и не только у них – стыла кровь в жилах от ужаса такого возмездия.

Вот так использование Антиплагиата отразило то, что сейчас происходит в образовании, культуре и обществе.

 

Предыдущая * Оглавление